Site de socializare


    Анчи Мин - "Императрица Орхидея"

    Поделиться
    avatar
    Lara!
    Модератор
    Модератор

    StatusКогда любовь превыше всего и больше чем жизнь, нужно сражаться за тех кого любишь!

    Sex : Женщина
    МS13095
    Multumiri487
    20141013

    express Анчи Мин - "Императрица Орхидея"

    Сообщение автор Lara!

    «Она была выдающимся мастером зла и интриги».
    Китайский учебник истории (выходил с 1949 по 1991 год)
    Опубликовать эту запись на: Excite BookmarksDiggRedditDel.icio.usGoogleLiveSlashdotNetscapeTechnoratiStumbleUponNewsvineFurlYahooSmarking

    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:40 am автор Lara!

    ***

    Правда заключается в том, что я никогда не была мастером ни в чем. Мне смешно даже слушать, когда люди говорят, будто с ранних лет я только и мечтала о том, чтобы править Китаем. Моя жизнь складывалась под влиянием тех сил, которые вступили в действие задолго до моего рождения. У династических заговоров богатая история. Многие поколения мужчин и женщин уничтожали друг друга в смертельных поединках и до того, как я вступила в Запретный город и стала императорской наложницей. Династия Цин, к которой я принадлежу, была обречена с тех пор, как мы проиграли Великобритании и ее союзникам Опиумные войны. Я жила в невыносимо душном, замкнутом мирке, в котором господствовал ритуал, и оставаться в одиночестве, жить своей собственной жизнью я могла только мысленно. Дня не проходило, чтобы я не чувствовала себя мышью, которой чудом удалось избежать мышеловки. В течение полувека я принимала участие в разработанном до мельчайших подробностей дворцовом этикете и превратилась в один из экспонатов императорской портретной галереи. Сидя на троне, я должна была выглядеть изящной, доброжелательной и спокойной.
    Мой трон стоял за прозрачной занавеской – этой своеобразной символической преградой, призванной отделять мужчин от женщин. Чтобы не навлечь на себя критику, я в основном слушала и мало говорила. Вышколенная в науках возбуждения мужской чувственности, я понимала, что на всех этих министров и сановников можно повлиять одним умелым взглядом Их пугает сама мысль о том, что женщина стоит во главе государства. Завистливые принцы крови не могли побороть в себе древних страхов, когда видели женщин, вмешивающихся в политику. Когда умер мой муж и я стала регентшей при нашем пятилетнем сыне Тун Чжи, я тут же выпустила декрет, в котором особо подчеркнула: именно Тун Чжи является законным правителем империи, а вовсе не я, его мать. Двор остался доволен.
    В то время как придворные из кожи вон лезли, чтобы перещеголять друг друга своим умом и образованностью, я прятала свой ум. Моя задача состояла в том, чтобы удержать равновесие в постоянной борьбе с амбициозными советниками, с нечестными министрами, с генералами, которые ни разу в жизни не видели полей сражения. И так продолжалось более сорока шести лет. Прошлым летом я поняла, что в этом замкнутом, нестерпимо душном пространстве моя свеча догорела дотла. Мое здоровье подорвано всерьез и окончательно. Дни мои сочтены.
    До самого последнего времени я заставляла себя вставать на рассвете и перед завтраком принимать министров. Свое состояние я старалась от всех скрывать. Но сегодня у меня не хватило сил, чтобы встать. Пришел евнух и начал меня поторапливать. Он напомнил мне, что знать и правители областей уже собрались в зале аудиенций, и стоял на коленях в ожидании. Нет, они не желают обсуждать, как вести дела государства после моей смерти, – они хотят заставить меня назвать имя наследника, одного из их отпрысков.
    Как больно сознавать, что наша династия угасла. В такой момент, как нынешний, трудно принимать правильные решения. Тем более мне, которой пришлось стать свидетельницей смерти своего единственного сына (он умер в возрасте девятнадцати лет). И не только сына, но и Китая в целом.
    Что может быть ужаснее? Я прекрасно сознаю причины происходящего и при этом вынуждена оставаться пассивной. Я стою на самом краю могилы. Китай отравлен собственными испражнениями. Мой дух подавлен настолько, что служители самых лучших храмов бессильны мне помочь.
    Но даже это не самое худшее. Самое худшее то, что народ продолжает мне доверять. И вот теперь я сама, по велению своего разума, должна эту веру разрушить. Последние несколько месяцев я занималась только тем, что терзала человеческие сердца. Я терзала их, выпуская прощальные указы, в которых убеждала свой народ, что ему будет без меня лучше. Я говорила министрам, что готова вступить в вечность в бесстрастии и спокойствии, невзирая на все расхожие мнения, которые бытуют обо мне в мире. Другими словами, я уже мертвая птица и мне уже нечего бояться кипящего супа.
    Следует признать, что когда глаза мои обладали зоркостью, я была слепа А вот теперь, когда я с трудом могу различить написанное собственной рукой, мой умственный взор прояснился. Французская краска для волос прекрасно справляется со своей задачей, и волосы у меня черны, как в молодости, – черны, как ночь! Это не то, что китайская краска, от которой на коже остаются пятна И не говорите мне больше о том, насколько искусны мы в сравнении с варварами! Да, правда, наши предки изобрели бумагу, печатный пресс, компас и взрывчатые вещества. Однако наши предки отказывались – династия за династией – создавать в стране настоящие вооруженные силы! Они считали, что Китай по сравнению с другими странами слишком цивилизован и никому даже в голову не придет на нас нападать. И вот посмотрите, до чего мы докатились! Огромная страна похожа на поверженного слона, который с трудом делает последние вдохи.
    Конфуцианство опорочено. Китай побежден. Весь мир отказывает мне в уважении, в справедливой оценке, в поддержке. Ближайшие союзники беспомощно и пассивно наблюдают за нашим падением. Какая может быть свобода, когда потеряна честь? Для меня самое тяжелое оскорбление – вовсе не в этом унизительном умирании, а в отсутствии чести. И в нашей неспособности видеть правду.
    Самое удивительное, что среди моих подданных нет никого, кто мог бы понять, насколько комично наше отношение к собственному концу в своей абсурдности. На последней аудиенции я не смогла удержаться, чтобы не воскликнуть: «Из всех вас я единственная знаю, что мои волосы белы, как снег!»
    Двор отказывается меня слушать. Министры видят французскую краску и считают, что моя величественная прическа – реальность. Они стукаются лбами о пол и привычно распевают: «Пусть на вас снизойдет небесное милосердие! Тысячу лет здравствовать! Счастливого царствования Ее Величеству на неисчислимые лета!»

    1

    Мой царственный путь начался с запаха. С тяжелого, гнилостного запаха, который исходил из гроба моего отца. Два месяца тому назад он умер, и мы несли его гроб в Пекин – туда, где он родился, – чтобы там его похоронить. Мать была вне себя от горя.
    – Мой муж управлял городом Уху! – говорила она солдатам, нанятым для несения гроба
    – Да, мадам, – сдержанно отвечал руководитель отряда. – И мы искренне желаем господину благополучного путешествия домой.
    Вспоминая отца, я могу сказать, что он не был счастливым человеком Его многократно понижали в должности вследствие не слишком активного участия в подавлении крестьянских восстаний тайпинов. И только позже я узнала, что отец вряд ли заслуживал такого тяжелого наказания. Долгие годы в Китае царили голод и иностранные интервенты. Всякий, кто вслед за отцом получал в свои руки бразды правления, понимал, что исполнить императорский приказ о восстановлении в провинции мира невозможно. Крестьянам их жизнь казалась хуже смерти.
    В юном возрасте я наблюдала страдания и борения своего отца. Я родилась и выросла в Аньхое – беднейшей провинции Китая. Сами мы нужды не испытывали, однако про своих соседей точно знали, что они едят земляных червей и продают детей в рабство, чтобы расплатиться с долгами. Медленное скатывание отца вниз по социальной лестнице и судорожные попытки матери этому скатыванию воспрепятствовать занимали все наше внимание, когда я была маленькой. Как отчаянный длиннолапый сверчок, она храбро вставала на пути колесницы, готовой раздавить ее семью.
    Летняя жара раскаляла тропинку под ногами. Гроб несли в наклонном положении, потому что все солдаты были разного роста. Мать беспокоилась о том, что отцу, должно быть, очень неудобно лежать. Мы не разговаривали друг с другом и только слушали, как шлепают по грязи наши разбитые башмаки. За гробом летели тучи мух. Каждый раз, когда солдаты останавливались на отдых, они набрасывались на гроб и покрывали его словно черным одеялом. Мать просила меня, мою сестру Ронг и брата Гуй Сяна этих мух отгонять. Но мы были слишком измучены, чтобы размахивать руками. Мы шли на север пешком вдоль Великого канала, потому что у нас не было денег, чтобы нанять лодку. Мои ноги сплошь были покрыты волдырями. По обеим сторонам дороги тянулся однообразный пейзаж. Мелкая река была коричневой от грязи. За рекой на многие мили тянулись голые холмы. Постоялые дворы попадались на нашем пути редко. А те, куда мы заходили, кишели вшами и клопами.
    – Лучше бы ты нам заплатила, госпожа, – обратился начальник отряда к матери, когда услышал ее жалобы на то, что кошелек ее почти пуст. – Или тебе придется нести этот гроб самой.
    Мать разразилась еще более горестными стенаниями и начала уверять солдат, что ее муж не заслужил такого отношения. Но они не проявили к ней ни малейшего сочувствия. На рассвете следующего дня они от нас сбежали.
    Мать села на придорожный камень. Ее губы распухли и были покрыты запекшимися болячками. Ронг и Гуй Сян посовещались и решили похоронить отца прямо здесь. Мне не очень понравилась идея оставлять его в таком месте, где, сколько хватало глаз, не было ни одного деревца. Однако в любимчиках отца я не числилась: он долго не мог мне простить, что я, его первое дитя, родилась не мальчиком. В то же время он все сделал для моего воспитания и даже настоял на том, чтобы меня научили читать. Никакого систематического образования я не получила, однако все таки освоила достаточный запас иероглифов, чтобы прочитать классиков времен династий Мин и Цин.
    В возрасте пяти лет я узнала, что родиться в год овцы – это плохое предзнаменование. По словам моих друзей, овца – знак несчастливой судьбы. В соединении с другими числами и знаками он предвещал, что я буду зарезана. Отец с этим не согласился.
    – Овца – самое достойное животное, – сказал он. – Это символ скромности, гармонии и самоотверженности. – Из его объяснений следовало, что, наоборот, с моим знаком мне очень повезло. – В числах у тебя двойная десятка. Ты родилась в десятый день десятой луны, что соответствует двадцать девятому ноября 1835 года. Для человека ничего счастливее просто не может быть!
    Мать тем не менее не оставляла сомнений по поводу моей овечьей сущности и повела меня к местному астрологу. Тот тоже подтвердил, что двойная десятка – это очень сильное сочетание.
    – Даже чрезмерная полнота, – сказал он, что, судя по всему, означало, что эту полноту слишком легко расплескать. – Твоя дочь вырастет упрямой овцой, и это приведет ее к несчастливому концу. – Старый астролог пришел в такое возбуждение, что едва не плевался. – Даже императоры стараются избегать десятки из страха ее полноты!
    В конце концов по совету астролога мои родители дали мне имя, которое обещало, что я «склонюсь». Вот таким образом я получила имя Орхидея.
    Позже мать мне рассказывала, что орхидеи были любимым сюжетом отца, когда он рисовал тушью. Ему нравилось, что эти растения остаются зелеными в любое время года, а их цветы – очень нежных оттенков, элегантной формы и с тонким ароматом.
    Моего отца звали Хой Чжэн Ехонала. Когда я закрываю глаза, то вижу его неизменно в сером хлопковом халате – такого худого пожилого человека с конфуцианским лицом. Глядя на него, невозможно себе представить, что его предки принадлежали к знамени Маньчжу и проводили жизнь, фактически не слезая с седла. Отец рассказывал, что они происходили от народа Ну Ченг в Маньчжурии, которая находится на севере Китая, между Монголией и Кореей. Имя Ехонала означало, что наши корни могут быть прослежены вплоть до XVI века: мы принадлежим к роду Ехо из округа Нала. Эти люди воевали плечом к плечу под знаменем Нурачи, который завоевал Китай в 1644 году и стал первым императором династии Цин. Теперь эта династия насчитывает семь поколений. Мой отец унаследовал титул знамени маньчжу синего ранга, хотя этот титул не давал ему ничего, кроме чести.
    Когда мне исполнилось десять лет, отец стал таотаем, или правителем, маленького городка под названием Уху в провинции Аньхой. У меня об этом городке остались хорошие воспоминания, хотя многие его считают ужасным местом. В летние месяцы здесь днем и ночью стояла ужасная жара Все мало мальски зажиточные чиновники нанимали специальных слуг, кули, для того, чтобы те обмахивали их детей, но мои родители не могли себе этого позволить. Каждое утро я просыпалась в мокрой от пота постели. «Ты снова наделала в кровать!» – дразнился мой брат.
    Но я все равно любила в детстве Уху. Рядом были озеро и великая река Янцзы, воды которой вымывали в мягком известняке туннели и извилистые пещеры. Берега были покрыты пышными папоротниками и другими травами. Местность, постепенно снижаясь, переходила здесь в роскошную, широкую и хорошо орошаемую долину, где прекрасно росли овощи, рис и обитали полчища комаров. Эта долина тянулась до самого Восточно Китайского моря, на берегу которого стоял город Шанхай. Слово «Уху» означает «заросшее озеро».
    Крыша нашего дома, чиновничей усадьбы, была из серой керамической плитки, и по ее четырем углам стояли фигуры богов. Каждое утро я отправлялась на озеро умываться и причесываться. Ровная гладь воды служила мне зеркалом. Вместе со своими сверстниками, братом и сестрой, я плавала в озере, пила из него воду, лакомилась сердцевиной сладких водяных растений чао пай. На берегах, заросших густыми кустами, мы любили играть в прятки, катались на спинах круторогих буйволов, с которых легко совершали лягушачьи прыжки прямо в воду.
    Днем, когда жара становилась невыносимой, все дети под моим руководством занимались охлаждением дома Младшие наполняли водой ведра, а я поднимала их на крышу и выливала на керамические скаты. Потом мы снова шли к воде. Мимо нас по реке проплывали бамбуковые плоты, один за другим, как бусины распавшегося ожерелья какого то великана. Мы часто доплывали до этих плотов и садились на них верхом Вместе с плотовщиками мы распевали их протяжные песни Мой любимый мотив с тех пор – «Уху – чудесный край». На закате мать звала нас домой. Стол к ужину накрывался в саду под сенью беседки, увитой розовой глицинией.
    Мать была воспитана в китайских традициях, несмотря на то что по крови принадлежала к маньчжурам. По ее словам, когда маньчжуры завоевали Китай, они увидели, что китайская система правления гораздо лучше их собственной, и поэтому полностью ее приняли. Маньчжурские императоры научились разговаривать по китайски (на мандаринском наречии). Император Дао Гуан ел китайскими палочками, стал поклонником пекинской оперы и для своих детей нанимал китайских учителей. Маньчжуры переняли все, даже китайскую манеру одеваться, и из собственных обычаев сохранили только один – прически. Императоры брили себе череп и оставляли на темени тонкую косичку, которая спускалась на спину. Императрицы зачесывали волосы наверх и прикрепляли к специальной широкой дощечке, украшенной орнаментами.
    Родители моей матери исповедовали религию Чань, или Дзен, эту смесь буддизма и даосизма. Матери также было близко чаньское представление о счастье, которое заключалось в том, чтобы находить удовлетворение в самых малых вещах. Меня научили по утрам восхищаться свежим воздухом, осенью – цветом листвы, в любое время года – прохладой воды, для чего стоило только опустить в нее ладони.
    Мать не считала себя образованным человеком, однако ее приводил в восхищение Ли Бо – поэт династии Тан. Каждый раз, читая его стихи, она находила в них новый смысл и красоту. Тогда она откладывала книгу и долго смотрела в окно. Ее яйцевидное лицо становилось при этом необыкновенно, сказочно красивым
    В детстве я тоже говорила на мандаринском наречии китайского языка. Раз в месяц к нам приходил учитель маньчжурского, но из его уроков я запомнила только то, что они были очень скучными. Я бы вообще не стала бы терпеть этих уроков, если бы не родители, которые считали, что тем самым они выполняют свой долг. В глубине души я точно знала, что они сами относятся к маньчжурскому языку несерьезно и не собираются делать из нас знатоков маньчжурской культуры. Все делалось только ради видимости, чтобы мать перед гостями могла сказать: «О, мои дети разговаривают по маньчжурски». Потому что маньчжурский язык уже умер, он превратился в пересохшую реку, из которой уже никто не может напиться.
    Я сходила с ума по пекинской опере. В этом тоже сказалось влияние матери. Она была столь горячей поклонницей оперы, что в течение года экономила понемногу деньги и на китайский новый год нанимала местную труппу для представления спектаклей на дому. Каждый год труппа разыгрывала новый спектакль. На него мать созывала всех соседей с детьми. Когда мне исполнилось двенадцать лет, труппа разыгрывала спектакль под названием «Юй Мулан». Я просто влюбилась в покорителя женщин Юй Мулана. После представления я отправилась за кулисы нашей самодельной сцены и все содержимое своего кошелька отдала актрисе, которая позволила мне примерить ее платье. Она даже научила меня петь арию «Прощай, мое платье!». В течение следующего месяца все соседи на милю кругом только и слышали, как я распевала «Прощай, мое платье!».
    Отец находил удовольствие в том, чтобы растолковывать нам содержание этих опер. Ему вообще нравилось демонстрировать свои знания. Он постоянно напоминал нам о том, что мы маньчжуры, правящий класс Китая.
    – Именно маньчжуры стали истинными ценителями и пропагандистами китайской культуры, – говорил он, особенно воодушевляясь, когда в голову ему ударял алкоголь.
    Особенно любил он останавливаться на деталях древней маньчжурской системы знамен (военных, а затем и гражданских чиновничьих корпусов, принадлежность к которым передавалась по наследству). При этом отец не успокоился до тех пор, пока все его дети не выучили назубок, каким образом в каждом знамени идентифицируются ранги, какова их иерархия и чем они знамениты. В Манчжурии существовало восемь основных знамен: низшие – окаймленные, более высокие – одноцветные, среди которых выделялись белое, желтое, красное и синее.
    Однажды отец принес нам свиток с графическим изображением Китая. На нем Китай имел форму короны и был окружен цепью более мелких государств, жаждущих и привыкших выражать свою полную покорность Сыну Неба, то есть китайскому императору. Среди этих государств на юге находились Лаос, Сиам и Бирма, на западе Непал, на востоке и юго востоке Корея, острова Рюкю и Сулу, на севере и северо западе Монголия и Туужестан. Годы спустя, когда я вспоминала эту сцену, то понимала, что отец показывал нам карту, но с тех пор форма Китая значительно изменилась. К тому времени, когда отца настиг злой рок, в последние годы правления императора Дао Гуана, в Китае значительно усилились крестьянские восстания. Иногда в жаркие летние месяцы отец месяцами не появлялся дома. Мать очень беспокоилась за нашу безопасность, потому что ходили слухи, будто в соседней провинции восставшие крестьяне жгут чиновничьи усадьбы. Тогда отец переселился в свою рабочую контору в городе и пытался взять ситуацию в уезде под контроль. Но однажды из Пекина пришел императорский указ, согласно которому, ко всеобщему ужасу, отец был разжалован.
    Он вернулся домой, сгорая от стыда. Заперся в своем кабинете и отказывался принимать посетителей. За один год его здоровье сильно пошатнулось. Врачебные рецепты громоздились в нашем доме стопками. Стало ясно, что он долго не протянет. Мать распродала все семейное имущество, но мы все равно не могли оплатить долгов. Вчера мать продала последнюю вещь: отцовский подарок на свадьбу, нефритовую заколку для волос в форме бабочки.
    Прежде чем нас покинуть, солдаты вынесли гроб на берег реки, чтобы мы могли видеть проплывающие мимо лодки и попросить кого нибудь о помощи. Жара усиливалась, воздух был абсолютно неподвижен. Запах разложения из гроба тоже усилился. Мы провели ночь под открытым небом, мучимые жарой и москитами. В животах у нас громко урчало.
    Я встала на рассвете и услышала отдаленный топот копыт. Мне показалось, что я продолжаю спать, но через некоторое время передо мной действительно появился всадник. От голода и усталости я едва не падала в обморок. Всадник спешился и направился прямо ко мне. Не мешкая ни минуты, он вручил мне сверток, перевязанный лентой. Он сказал, что это от таотая здешнего города. Испуганная, я бросилась к матери, и вместе мы развязали сверток. В нем находились три сотни серебряных монет.
    – Очевидно, таотай был другом твоего отца! – ликующе воскликнула мать.
    С помощью всадника мы снова наняли сбежавших солдат. Но счастье наше длилось недолго. Буквально через несколько миль дорогу нам преградила группа всадников во главе с самим таотаем.
    – Произошла ошибка, – сказал он. – Мой подчиненный вручил деньги не тому семейству.
    Услышав это, мать бросилась на колени. Люди таотая снова забрали у нас деньги. От всех этих переживаний силы меня окончательно покинули, и я упала на гроб своего отца
    Таотай подошел к гробу и сел рядом с ним на корточки, словно для того, чтобы получше разглядеть рисунок на крышке. Это был коренастый человек с грубыми чертами лица. Потом он посмотрел на меня, и я от страха вся напряглась.
    – Ты не китаянка? – наконец спросил он, глядя на мои незабинтованные ноги.
    – Нет, господин, – ответила я. – Я маньчжурка
    – Сколько тебе лет? Пятнадцать?
    – Семнадцать.
    – Так, так. – Глазами он продолжал меня изучать с ног до головы.
    – На дороге полно бандитов, – продолжал он. – Такой хорошенькой девушке нельзя путешествовать без охраны.
    – Но моему отцу необходимо вернуться домой! – Я начала плакать.
    Таотай взял меня за руку и вложил в нее отобранные деньги.
    – Ради уважения к твоему отцу, – сказал он.
    Позже я не забыла этого таотая. Став китайской императрицей, я отыскала его и в виде исключения продвинула по службе без чьих либо рекомендаций. Он стал губернатором области и до конца своих дней получал хорошую пенсию.

    2

    Мы вошли в Пекин через южные ворота. Я испытала потрясение при виде массивных розовых городских стен. Казалось, что этим стенам нет конца, они возвышаются одна за другой и вьются вокруг всего города. Высотой они были около сорока футов, толщиной – около пятидесяти. В самой сердцевине этого многослойного цветка из стен находился Запретный город, резиденция китайского императора.
    Столько людей в одном месте я не видела никогда. В воздухе витал запах жареного мяса. Перед нами открывалась совершенно прямая улица более шести футов шириной. Она шла до самых Ворот зенита, ведущих в Запретный город. По обеим ее сторонам стояли палатки из натянутых на каркасы циновок и лавочки, украшенные гирляндами разноцветных флажков. На флажках были нарисованы те изделия, которыми торговали в лавочке. Везде было столько интересного! Вот пляшут на канате канатоходцы, вот предсказатели судьбы рассуждают о смысле разных предзнаменований, вот акробаты и фокусники дают представления с медведями и обезьянами, вот певцы в причудливых костюмах, париках и масках распевают старинные народные песни. Вот мебельных дел мастера изготавливают мебель прямо на глазах у публики. Уличная жизнь в точности напоминала сцены из старинных китайских опер. Вот лекари выставляют на продажу сушеные травы и огромные черные грибы. Вот мастер акупунктуры утыкал своими иголками голову пациента, так что она стала похожа на дикобраза. Вот искусный ремесленник чинит разбитую фарфоровую вазу с помощью маленьких заклепок. Его работа похожа на плетение кружев. Вот брадобреи обслуживают клиентов и при этом напевают свои любимые песенки. Мне так захотелось попробовать засахаренные, на палочках фрукты! Вот важно шествуют нагруженные тюками верблюды с заспанными глазами, и дети, глядя на них, радостно визжат.
    Вот кули тащат на бамбуковых жердях тяжелые ведра с нечистотами. На канале их ждут специальные лодки, которые ночью вывезут нечистоты за город.

    Нас принял дальний родственник с отцовской стороны, которого мы называли Одиннадцатым Дядюшкой, – маленький, щуплый человечек с кислым выражением лица. Он не обрадовался нашему появлению и постоянно жаловался на то, что дела в его магазине сушеных продуктов идут плохо.
    – В последние годы мало продуктов для засушки, – рассказывал он. – Все съедается. Мне уже нечего продавать.
    Мать извинялась за доставленные нами неудобства и обещала, что мы съедем, как только снова встанем на ноги. Дядюшка кивал в ответ, а затем предупредил, что входная дверь выпадает из рамы. Он жил в трехкомнатном домике на Линии посудников и лудильщиков в одном из огороженных семейных кварталов. На местном диалекте такие кварталы назывались хутонгами. Эти хутонги обвивали весь Пекин, как паутиной. В центре находился парк – Запретный город, а вокруг него – паутина из тысяч хутонгов. Дядюшка жил в восточной части города возле канала, вырытого вдоль стен императорской резиденции и считавшегося личным императорским водным путем. Я видела, как по каналу плывут лодки под желтыми императорскими знаменами. Из за стен пушистыми зелеными облачками выглядывали кроны высоких деревьев. Соседи предупредили, чтобы мы не глазели в сторону Запретного города, потому что там полно драконов.
    – Это духи, посланные богами для защиты императорской семьи, – говорили они
    Наконец то мы похоронили отца. Без всяких церемоний, потому что на церемонии у нас не было денег.

    Я ходила по соседям и уличным торговцам, чтобы найти хоть какую нибудь работу. На овощном рынке я таскала тюки с ямсом и капустой, чистила прилавки после того, как рынок закрывался. Каждый день я зарабатывала по нескольку медных монет. Иногда мне не удавалось наняться на работу, и тогда я возвращалась домой с пустыми руками. В один прекрасный день с помощью дядюшки я нашла работу в магазине, который изготавливал обувь для зажиточных маньчжурских женщин. Владела им пожилая дама по имени Большая Сестрица Фэнн. Она была очень толстой и накладывала на лицо столько белил, словно была оперной певичкой. Когда она говорила, белила трескались и отваливались кусками. Свои жирные волосы она зачесывала на макушку и стягивала в высокий узел. Про нее говорили, что у нее скорпионье жало вместо языка, но доброе сердце.
    Большая Сестрица Фэнн очень гордилась тем, что когда то работала в императорском дворце и ее госпожой была великая императрица, жена императора Дао Гуана. Большая Сестрица занималась гардеробом императрицы и считала себя экспертом в вопросах дворцового этикета. У нее действительно сохранилось очень много красивых платьев, но вот на стирку денег не хватало. Когда наступал сезон вшей, она просила меня ловить вшей у нее на шее и на спине. При этом она остервенело чесалась, и когда ей попадалась в руки вошь, то она ее с хрустом разгрызала и съедала.
    В ее магазине мне приходилось иметь дело с иголками, вощеной нитью, клещами и молотками. Сперва я украшала туфли нитями жемчуга и инкрустировала их цветными камешками, затем приделывала к их подошве высокие платформы, которые помогали носившей их госпоже казаться выше ростом. К концу рабочего дня мои волосы были сплошь покрыты пылью, а шея нестерпимо болела.
    Тем не менее мне нравилось ходить на работу. Не только ради денег, но и ради самой Большой Сестрицы Фэнн, которая обладала огромным запасом жизненных знаний.
    –Солнце светит на всех, – говорила она, – под его лучами растет не одно семейное древо.
    Она верила в то, что у каждого есть шанс продвинуться в жизни. Кроме того, мне нравилось слушать ее сплетни об императорской семье. Она часто жаловалась, что великая императрица разрушила ее жизнь, потому что «пожаловала» ее своему евнуху в качестве фиктивной жены, отчего она была обречена оставаться бездетной.
    – А тебе известно, сколько драконов высечено вокруг Дворца небесной гармонии в Запретном городе? – Невзирая на свои обиды, она не могла не восхищаться роскошью, которая царила во дворце, когда она там работала. – Тринадцать тысяч восемьсот сорок четыре дракона! – Как всегда, она задавала свои вопросы только для того, чтобы самой же на них и ответить. – Лучшие мастера высекали их в течение многих поколений!
    Именно от Большой Сестрицы Фэнн я узнала много полезного о том месте, где мне предстояло провести жизнь. Она рассказала мне, что только на потолке в главном дворцовом зале высечено две тысячи шестьсот четыре дракона и что каждый из них имеет свое имя и предназначение. Дворец небесной гармонии она описывала целый месяц. Я отчаялась запомнить все подробности ее описаний и тем более количество драконов, но благодаря ее рассказам я поняла, какую могущественную власть эти драконы символизируют. Спустя многие годы, когда я сама села на трон и превратилась в дракона, мне стало страшно, что люди узнают правду и поймут, что никакой власти за этими грозными символами нет. Как и все мои предшественники, я прятала лицо за устрашающими драконьими масками и молилась о том, чтобы одеяния и атрибуты помогали мне достойно сыграть свою роль.
    – Четыре тысячи триста семь драконов только во Дворце небесной гармонии! – с воодушевлением продолжала Большая Сестрица Фэнн, затем она повернулась ко мне и спросила: – Орхидея, ты можешь себе представить, каково могущество императора? Один только взгляд на всю эту роскошь заставляет простого человека почувствовать, что его жизнь прожита не напрасно. Один только взгляд, Орхидея! И после этого ты уже никогда не сможешь остаться обычным человеком.
    Однажды вечером я пришла к Большой Сестрице Фэнн поужинать. Пока она готовила ужин, я разожгла печь и постирала ее одежду. Мы ели клецки с зеленью и соевыми бобами. После еды я приготовила ей чай и набила трубку. Умиротворенная, она сообщила, что готова рассказать мне очередную историю.
    Мы сидели в темноте. Она вспоминала свою первую госпожу, императрицу Чу Ань. Я заметила, что когда она произносила имя Ее Величества, то ее голос начинает дрожать от восторга.
    – Ее Величество с самого детства распространяла вокруг себя запах розовых лепестков, трав и дорогих эссенций. И все потому, что она была наполовину женщиной, а наполовину богиней. Когда она двигалась, этот запах усиливался. Знаешь ли ты, почему, когда она умерла, не было никаких официальных эдиктов и церемоний?
    Я не знала.
    – Причина заключается в ее сыне Сянь Фэне и его двоюродном брате принце Гуне. – Большая Сестрица Фэнн глубоко затянулась и продолжала: – Это случилось лет десять тому назад. Сянь Фэну тогда исполнилось одиннадцать лет, принцу Гуну девять. Я входила в число слуг, которые помогали воспитывать королевских детей. Император Дао Гуан имел девять сыновей, среди которых Сянь Фэн был четвертым, а Гун шестым. Первые три принца умерли от болезней, так что у императора осталось шесть здоровых наследников. Среди них Сянь Фэн и Гун подавали самые большие надежды. Мать Сянь Фэна была императрицей, моей госпожой, а мать Гуна была любимой императорской наложницей. Это госпожа Цзинь.
    Большая Сестрица Фэнн понизила голос до шепота.
    – Но несмотря на то, что Чу Ань была императрицей и поэтому обладала гораздо большей властью, чем наложница, она все время очень беспокоилась за своего сына, а точнее – за его шансы на успех.
    Согласно традиции, наследником всегда объявлялся старший сын. Но у императрицы воистину были причины для беспокойства. Несмотря на ранний возраст, умственные и физические доблести принца Гуна уже начали себя проявлять в полной мере. Постепенно при дворе сложилось мнение, что если император Дао Гуан обладает здравым смыслом, то он должен предпочесть Сянь Фэну принца Гуна.
    – Чтобы избавиться от принца Гуна, императрица организовала заговор, – продолжала Большая Сестрица Фэнн. – Однажды она пригласила обоих братьев на обед. В качестве основного блюда на нем подавали рыбу. Императрица приказала своей служанке Абрикосовой Весне положить в тарелку принца яд. Но я бы сказала, что небесам было неугодно, чтобы совершилось подобное дело. Только принц Гун взял свои палочки, как на стол вспрыгнула императорская кошка. Слуги не успели ее отогнать, как она проглотила рыбу принца. И тут же у нее появились признаки отравления. Она задрожала, зашаталась и упала на пол без движения.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:40 am автор Lara!

    Позже я узнала все подробности этого дела, которое вела Императорская судебная палата. Первое подозрение пало на тех людей, которые работали на кухне. Особенно пристрастно допрашивали шеф повара. Поняв, что у него нет шансов выжить, он покончил с собой. Потом допрашивали евнухов. Один из них сознался, что видел, как Абрикосовая Весна о чем то тайно совещалась с шеф поваром утром в день инцидента. И тут участие императрицы стало для всех очевидным. Следствие перешло в ее покои.
    – «Позовите сюда императора!» – воскликнула императрица. – Большая Сестрица Фэнн постаралась передать ее слова как можно выразительнее – Ее голос эхом прокатился по комнате. Я прислуживала своей госпоже и прекрасно видела, как ее лицо сперва покраснело, а потом побледнело.
    Императрицу Чу Ань признали виновной. Сперва император Дао Гуан не нашел в себе сил, чтобы отдать приказ о ее наказании. Он во всем обвинял служанку Абрикосовую Весну. Но великая императрица не стала прятаться и твердо сказала, что Абрикосовая Весна не могла действовать в одиночку – «даже если бы у нее было мужество льва!» В конце концов император сдался.
    – Когда император Дао Гуан вошел во Дворец чистой сущности, Ее Величество поняла, что ее жизни пришел конец. Перед своим мужем она упала на колени и не смогла подняться самостоятельно. Его Величеству пришлось ей помогать. Распухшие глаза Его Величества говорили о том, что он плакал. Потом он выразил свое сожаление по поводу того, что больше не может оказывать ей покровительство и что она должна умереть.
    Большая Сестрица Фэнн не выпускала изо рта свою трубку, не замечая, что та давно погасла.
    – Как будто смирившись со своей судьбой, императрица Чу Ань перестала плакать. Она сказала Его Величеству, что признает постыдность своего поведения и согласна с неотвратимостью наказания. Затем она попросила о последней милости. Дао Гуан пообещал исполнить все, что она попросит. Она захотела, чтобы истинная причина ее смерти осталась для всех тайной. Император даровал ей эту милость. Тогда императрица попрощалась с императором и попросила меня привести к ней сына в последний раз.
    Большая Сестрица Фэнн начала хлюпать носом.
    – Сянь Фэн был очень хрупким ребенком. Глядя на свою мать, он понял, что случилось нечто ужасное. Разумеется, он не мог догадаться о том, что всего через несколько минут его матери уже не будет в живых. Он принес с собой своего любимого говорящего попугая, потому что хотел с его помощью развеселить мать. Сянь Фэн прочитал наизусть выученный урок, с которым у него совсем недавно были трудности, чем очень обрадовал императрицу, и она его обняла.
    Но его смех только усугубил ее грусть. Ребенок вынул свой носовой платок и утер матери слезы. Он захотел узнать, что ее так сильно расстроило. Она не ответила. Тогда он перестал играть и всерьез испугался. В этот момент в саду раздалась барабанная дробь. Это был сигнал, долженствующий поторопить Ее Величество императрицу Чу Ань на ее пути к смерти. Она снова прижала к себе своего ребенка. Барабаны загремели громче. Сянь Фэн от страха едва не лишился чувств. Мать спрятала лицо в его курточке и прошептала: «Я благословляю тебя, мой сын!»
    В коридоре раздался голос министра Судебной палаты: «Ваше Величество, пора отправляться в путь!» Чтобы защитить ребенка от ужасного зрелища, мать велела мне увести его подальше от дворца. Это было, наверно, самое трудное поручение, которое мне пришлось выполнять в своей жизни. Я стояла как вкопанная, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Ее Величество подошла ко мне и потрясла за плечо. Затем она сняла со своего запястья браслет и опустила его в мой карман. «Пожалуйста, Фэнн!» – сказала она и посмотрела на меня при этом умоляющими глазами. Ко мне вернулось чувство реальности, и я силком оттащила вопящего Сянь Фэна от его матери. За дверью стоял министр. Он держал сложенную шелковую веревку. За ним выстроились многочисленные гвардейцы.
    Я плакала, слушая рассказ о юном Сянь Фэне. Весьма скоро он стал моим мужем, и я продолжаю сохранять о нем в сердце самые теплые воспоминания, даже несмотря на то, что с тех пор, как он меня покинул, прошло много лет.
    – Однако эта трагедия стала предвестием многих счастливых событий. – Большая Сестрица Фэнн вытащила изо рта трубку и выбила пепел на стол – Она прямо привела к тому, что случилось после.
    Дальнейший рассказ о моем будущем муже продолжался при свечах. Стояла осень, и стареющий император Дао Гуан решил назначить себе наследника. Он пригласил всех своих сыновей в Ехол, императорскую охотничью резиденцию на севере страны, за Великой стеной. Он хотел проверить их способности. Шесть принцев пустились в путь вместе с императором.
    Его Величество обратился к ним с речью о том, что маньчжуры всегда были хорошими охотниками. Когда он был в возрасте своих сыновей, то за полдня мог убить до дюжины диких животных – волков, оленей, кабанов. Однажды ему способствовала удача, и он принес домой пятнадцать медведей и восемнадцать тигров. Он рассказал своим сыновьям, что их прадед, император Кан Си, был еще удачливее. Каждый день он загонял по шесть лошадей. Поэтому Дао Гуан приказал своим сыновьям показать, на что они способны.
    – Зная свою слабость, Сянь Фэн приуныл, – продолжала после паузы Большая Сестрица Фэнн. – Он был уверен, что ему ни за что не выиграть состязание. Поэтому он решил сбежать, но его остановил наставник, великий учитель Ту Шу Тянь. Он дал своему ученику совет, как поражение превратить в победу. «Когда ты проиграешь, – сказал он, – доложи своему отцу, что вовсе не отсутствие охотничьих способностей стало тому причиной. Просто ты не мог стрелять. Скажи, что ты это сделал сознательно. Что тобой двигало исключительно милосердие и другие самые возвышенные соображения».
    По словам Большой Сестрицы Фэнн, сцена осенней охоты была грандиозной. Равнина поросла кустарником и травой в пояс высотой. В помощь охотникам было зажжено множество факелов. Зайцы, волки, леопарды и олени метались по зарослям, спасая свои жизни. В облаве участвовали семьдесят тысяч всадников, от топота их лошадей земля содрогалась, как при землетрясении. Круг медленно замыкался. За каждым принцем следовали императорские гвардейцы. Император смотрел на охоту с вершины самого высокого холма. Он сидел верхом на черной лошади. Глаза его чаще всего останавливались на двух любимчиках. Сянь Фэн был в одежде из розового шелка, принц Гун – из белого. Он смело носился по полю туда и сюда. Под его стрелами животные падали один за другим. Гвардейцы отмечали каждую его удачу радостными криками.
    Наконец раздался звук трубы, призывающей прекратить охоту. Принцы по очереди представляли императору свои трофеи. Принц Гун убил двадцать восемь животных, на его прекрасном лице кровоточил след от тигриного когтя. Кровью была запачкана и его белая одежда Но от возбуждения он не замечал боли: он прекрасно знал, что показал очень хороший результат. Потом мимо императора проезжали на лошадях другие принцы. У каждого под брюхом лошади была привязана убитая им добыча.
    «Где Сянь Фэн, мой четвертый сын?» – спросил император. За Сянь Фэном послали. Под брюхом его лошади не было привязано ни одного трофея. Его одежда была совершенно чистой. «Значит, ты не охотился?» – разочарованно спросил Дао Гуан. Сын ответил так, как советовал ему учитель: «У твоего покорного сына рука не поднялась убивать животных. Это произошло не потому, что я ослушался приказа Вашего Величества или не обладаю достаточной сноровкой. Просто мною двигало восхищение перед красотой природы. Ваше Величество сами учили меня, что осень – это время, когда вселенная беременна весной Когда я подумал о тех животных, которые в скором времени начнут выкармливать своих детенышей, то не смог перебороть к ним сострадания».
    Отец был потрясен. В этот момент он принял решение в пользу своего четвертого сына.
    Свечи догорели. Я сидела молча, не шелохнувшись. В окно заглядывала луна. Ее то и дело скрывали облака, которые, как гигантские рыбы, проплывали по небу, быстрые и продолговатые.
    – Если хочешь знать мое мнение, – сказала Большая Сестрица Фэнн, – то я считаю, что смерть императрицы Чу Ань сыграла важную роль в выборе наследника. Император Дао Гуан испытывал вину перед ребенком, у которого он отнял мать. И доказательством этому может служить тот факт, что свою любимую наложницу, госпожу Цзинь, он так никогда и не пожелал сделать императрицей. Моя госпожа в конце концов получила то, что хотела.
    – А разве госпожа Цзинь не является сейчас великой императрицей? – спросила я.
    – Да, но свой титул она получила не от Дао Гуана. Когда Сянь Фэн стал императором, то он даровал ей этот титул. Причем снова по совету Ту Шу Тяня. Этот поступок добавил имени молодого императора еще больше блеска и величия. Сянь Фэн прекрасно понимал, что в глазах народа госпожа Цзинь – враг его матери, а ему хотелось, чтобы народ верил в его великодушие. Кроме того, он таким путем подавил толки в народе, потому что у всех в голове все еще сидел принц Гун. Отец поступил с ним несправедливо. Он не выполнил обещания, данного на охоте.
    – А что же по этому поводу чувствовал принц Гун? – поинтересовалась я. – В конце концов, он выиграл состязание на охоте. Как он отнесся к тому, что его отец возвысил проигравшего?
    – Орхидея, ты должна научиться никогда не судить Сына Неба. – Большая Сестрица Фэнн зажгла еще одну свечу. Она взмахнула в воздухе рукой, а потом провела ею по горлу. – Все, что он делает, – это желание Неба. Значит, Небо повелело, чтобы императором стал Сянь Фэн. Принц Гун тоже в это верит. И именно поэтому он служит своему брату с такой преданностью.
    – Но... то есть, я хотела спросить, не испытывал ли принц Гун хоть бы тени зависти?
    – Ничего такого за ним никто не замечал. Вот за госпожой Цзинь замечали. Ее сильно опечалило предпочтение, оказанное не ее сыну. Но она научилась прятать свои чувства.

    Зима выдалась очень суровой. После каждой снежной бури на улицах Пекина находили тела замерзших людей. Все, что я зарабатывала, я отдавала матери, но на оплату счетов этого все равно не хватало. В наш дом постоянно стучались кредиторы, дверь регулярно выпадала из своей рамы. Одиннадцатый Дядюшка чувствовал за нас неловкость, и эти чувства ясно читались у него на лице: он хотел, чтобы мы поскорее покинули его дом. Мать нанялась было на грязную работу по уборке чужих домов, но заболела на следующий же день. У нее началась горячка, она с трудом вставала с постели и постоянно задыхалась. Сестра Ронг заварила ей целебное питье. По предписанию доктора, туда входили не только горькие травы, но и коконы шелковичных червей. От моей одежды и волос распространялся тяжелый запах. Брата Гуй Сяна послали по соседям занять хоть немного денег, но ему даже не открывали дверей. Мать достала из сундука дешевую погребальную одежду и целыми днями ее не снимала.
    – Когда я умру, тебе не придется меня переодевать, – сказала она.
    Однажды Дядюшка привел к нам своего сына, о котором я раньше только слышала. Его звали Пин, что значит «бутылка». Я знала, что у Дядюшки есть ребенок от местной проститутки и что он его прячет. Но я не знала, что этот ребенок умственно отсталый.
    – Орхидея может стать Пину хорошей женой, – сказал Дядюшка моей матери, выталкивая Пина на середину комнаты. – За это я дам вам денег на оплату всех долгов.
    Кузен Пин был узкоплечим и сутулым парнем. Формой своего лица он оправдывал свое имя. На вид ему было больше шестидесяти лет, хотя на самом деле ему было только двадцать два. Кроме заторможенности в развитии, он был к тому же курильщиком опиума. Глядя на нас, он улыбался от уха до уха. Руками он постоянно подтягивал штаны, которые тут же опять сползали.
    – Кроме того, Орхидее нужна приличная одежда, – продолжал Дядюшка, не обращая внимания на мать, которая при виде Пина с ужасом отвернулась и ударилась головой о спинку кровати. Дядюшка достал из грязного холщового мешка розовый жилет, расшитый синими орхидеями.
    Я выбежала из дома, не обращая внимания на мороз. Мои башмаки очень быстро промокли, и я перестала чувствовать свои ступни.
    Через неделю мать мне сообщила, что я обручена с Пином
    – Что я буду с ним делать? – в ужасе завопила я.
    – Это несправедливо по отношению к Орхидее, – вкрадчивым голосом поддержала меня Ронг.
    – Дядюшка желает свободно распоряжаться своими комнатами, – сказал Гуй Сян. – Ему за них предлагают хорошие деньги. Выйди замуж за Пина, Орхидея, и тогда Дядюшка нас не выгонит.
    Мне так хотелось набраться мужества и сказать матери «нет»! Но у нас не было другого выхода. Ронг и Гуй Сян были слишком молоды, чтобы помогать семье. Ронг к тому же страдала от ночных кошмаров. Когда она спала, постороннему человеку могло бы показаться, что она находится в пыточной камере. Словно одержимая, она рвала на кровати простыни. Даже днем она постоянно чего то боялась, нервно вздрагивала от каждого шороха, все время была начеку. И двигалась она, словно испуганный зверек, постоянно оглядывалась, иногда замирала на ходу. Когда она садилась, слышался громкий звук выпускаемых газов, когда она ела, постоянно барабанила пальцами по столу. А вот брат был другим. Ленивый, легкомысленный и рассеянный, он забросил книги и не желал даже пальцем пошевельнуть, чтобы помочь семье.
    Целыми днями, работая у Большой Сестрицы Фэнн, я слушала истории о прекрасных и благородных людях, которые проводят жизнь, не спешиваясь с коней, побеждают всех своих врагов и в конце концов становятся императорами. А дома меня ждала неприглядная реальность и перспектива к весне стать женой полоумного Пина.
    Как то раз мать окликнула меня с постели, и я к ней подошла. На нее было страшно смотреть: кожа да кости. Она сказала:
    – Твой отец любил повторять: «Больной тигр, не способный найти свой путь на равнине, слабее ягненка. Когда на пиршество соберутся дикие собаки, он не сможет дать им отпор». К сожалению, такова наша судьба, Орхидея.
    Однажды я расчесывала волосы, а с улицы раздалась песня нищего:

    Уступить – значит принять свою судьбу.
    Уступить – значит создать мир.
    Уступить – значит победить.
    Уступить – значит иметь все.

    Нищий прошел мимо нашего окна. Глядя на меня, он поднял свою пустую плошку. Руки у него были иссохшими, как сухое дерево.
    – Каши, – попросил он.
    – Мы сами сидим без риса, – ответила я. – Я копаю в огороде белую глину, смешиваю ее с пшеничной мукой и делаю из этой смеси лепешки. Хочешь, я дам тебе одну?
    – Разве ты не знаешь, что глина засоряет кишечник?
    – Знаю, но нам больше нечего есть.
    Он схватил лепешку и исчез на другом конце улицы. Еще более удрученная и подавленная, я отправилась к Большой Сестрице Фэнн. Там я взяла свои инструменты, села на скамейку и начала работать. Фэнн вошла, дожевывая свой завтрак. Она взволнованно сообщила, что только что видела на городской стене указ.
    – Его Величество император Сянь Фэн объявляет набор наложниц, – сказала она – Представь себе, кому то теперь посчастливится попасть во дворец!
    Она красочно описала событие, которое носило название «Выбор императорских невест».
    После работы я решила сама сходить и взглянуть на указ. Прямой путь к Запретному городу был перегорожен, и мне пришлось долго плутать по разным переулкам, так что до нужного места я добралась только на закате солнца. Текст указа был написан черными чернилами. Под мокрым снегом буквы расплылись. Но по мере чтения мои мозги начали лихорадочно работать. Кандидатки должны были быть маньчжурками и иметь чистое и доказанное происхождение от одного из высших знамен (не ниже синего). Я вспомнила слова отца о том, что среди четырехсот миллионов китайцев маньчжурами являются только пять миллионов. В указе также говорилось о том, что кандидатки должны быть в возрасте от тринадцати до семнадцати лет. Все маньчжурские девушки, отвечающие этим требованиям, должны зарегистрироваться в Дворцовой палате и пройти предварительный отбор. Никто из них не имеет права выходить замуж до тех пор, пока император их не отвергнет.
    Я бросилась к Большой Сестрице Фэнн.
    – Почему ты считаешь, что у меня нет шансов? – плакала я. – Ведь я маньчжурка, и мне семнадцать лет. А мой отец принадлежал к синему знамени.
    Фэнн только качала головой:
    – Орхидея, по сравнению с придворными дамами и императорскими наложницами ты просто грязный мышонок.
    Тогда я отхлебнула из ведра воды и немного пришла в себя. Слова Большой Сестрицы Фэнн меня здорово обескуражили, но все же не настолько, чтобы заставить окончательно отказаться от своих надежд. По сведениям Фэнн, императорский двор в октябре проводит предварительный просмотр кандидаток. А до этого по всей стране губернаторы отряжают посыльных для поиска красивых девушек. В обязанности посыльных входит составление списков имен.
    – Они меня пропустили! – плакалась я Большой Сестрице Фэнн.
    Я узнала, что в этом году за отбор отвечает Дворцовая палата и что красавицы из всех частей страны уже начали прибывать в Пекин для регистрации в специальном комитете. Главный евнух, представляющий самого императора, должен будет осмотреть более пяти тысяч кандидаток и выбрать из них около двух сотен. Именно они предстанут для окончательного выбора перед великой императрицей госпожой Цзинь и императором Сянь Фэном.
    Большая Сестрица Фэнн сообщила, что Сянь Фэн выберет себе семь официальных жен, но, кроме того, он имеет право «осчастливить» любую придворную даму или наложницу в Запретном городе. После выбора официальных жен остальные финалистки останутся жить в Запретном городе. Вполне возможно, что им так и не представится счастливого случая встретиться с Его Величеством, но достойное ежегодное содержание до конца дней им точно обеспечено. Это содержание находится в прямой зависимости от ранга и титула претендентки. Поговаривают, что для императора в этом году выберут три тысячи наложниц. В отличие от жен, которым для жительства будут предоставлены прекрасные дворцы, наложниц поселят в бараки на задворках этих дворцов, причем большинство из этих бараков находятся в полуразрушенном состоянии и едва пригодны для жизни.
    Я расспросила Большую Сестрицу Фэнн также о евнухах, которых в Запретном городе обитало две тысячи. Она рассказала, что большинство из них вышли из низов, из самой крайней нищеты, и что их семьи решились на такое, только когда окончательно потеряли всякую надежду. Хотя на эти должности принимались только кастрированные мальчики, но не всякому кастрированному мальчику было гарантировано место при дворе.
    – Кроме смышлености, эти мальчики должны обладать незаурядной внешностью, – продолжала свой рассказ Большая Сестрица Фэнн. – Только самые смышленые и красивые имеют шанс выжить, продвинуться и даже стать фаворитами.
    Я спросила, почему двор не нанимает нормальных мальчиков.
    – Чтобы иметь гарантию, что почву засеет только один сеятель, а именно император, – объяснила она. – Эта система была унаследована от династии Мин. Император династии Мин держал в услужении девяносто тысяч евнухов. Они составляли его внутреннюю полицию, что вполне объяснимо, раз речь идет о месте, где за внимание одного мужчины соревнуются тысячи женщин. Преступления здесь – далеко не редкость. Евнухи – существа, способные на сверхъестественную жестокость и ненависть, – продолжала рассказывать Фэнн, – но одновременно на крайнюю отзывчивость и преданность. Личная жизнь их не сахар. Большинство из них невыносимо страдают, носят в штанах толстые прокладки, которые впитывают постоянно текущую мочу. Ты слышала, существует такое выражение: «Воняет, как евнух»?
    – А ты откуда знаешь? – поинтересовалась я.
    – Господи, да я же была замужем за евнухом! Для мужчины это просто стыд и срам. Моего мужа, к примеру, постоянно преследовало сознание несправедливости собственной участи, однако это не мешало ему относиться ко всем крайне жестоко и злобно. Он всем завидовал и всем желал несчастья.
    Дома я о своих намерениях никому не рассказала, потому что была уверена, что мои шансы равны одному на миллион. На следующее утро, еще до работы, я отправилась в канцелярию Дворцовой палаты. Настроение у меня было нервное, но решительное. Я объявила охране о своих целях, и они провели меня в одну из комнат на задворках здания. Комната была большая, с колоннами и мебелью, обитой красной материей. За столом сидел бородатый мужчина, одетый в красный халат. Перед ним лежал отпечатанный на шелке экземпляр императорского указа Я подошла к нему и упала на колени. Он спросил, как меня зовут и сколько мне лет. Потом я рассказала ему, что мой отец был из клана Ехонала и в последнее время работал таотаем в Уху.
    Бородатый мужчина внимательно меня разглядывал.
    – У тебя есть хорошая одежда? – спросил он после тщательного осмотра
    – Нет, господин, – ответила я.
    – Я не имею права впускать во дворец людей, которые имеют вид нищих.
    – Но могу ли я вас хотя бы спросить, господин, каковы мои данные? И дают ли они мне право на вход? Если вы ответите «да», то я постараюсь найти способ себя подготовить.
    – Ты что думаешь, я бы стал тратить на тебя время, если бы не считал твои данные подходящими?

    – Да! – произнесла мать с некоторым облегчением. – Я должна была предупредить Дядюшку, что Пину следует подождать, покуда император не сделает свой выбор.
    – Может, к тому времени Дядюшку переедет повозка или Пин умрет от передозировки опиума, – высказал предположение Гуй Сян.
    – Вот еще! – набросилась на него Ронг. – Разве можно насылать на этих людей такие черные пожелания? В конце концов, они же нас приютили!
    Я всегда знала, что со здравым смыслом у Ронг было гораздо лучше, чем у Гуй Сяна. Хотя это не спасало мою младшую сестру от разнообразных страхов. Всю жизнь она оставалась очень ранимой и запуганной. Например, она днями могла работать над каким нибудь узором, а потом вдруг бросить его, потому что у ниток якобы изменился цвет. В таких случаях она была уверена, что в ее вышивании поселился злой дух. Это приводило ее в панику, и она рвала работу на мелкие кусочки.
    – Гуй Сян, почему ты не учишься? – спросила я своего брата. – У тебя больше шансов продвинуться, чем у Ронг или у меня. Государственные экзамены проходят каждый год. Почему бы тебе не сделать попытку?
    – У меня нет того, что для этого нужно, – ответил Гуй Сян.
    Большая Сестрица Фэнн была несказанно удивлена, что я прошла первый этап отбора в канцелярии Дворцовой палаты. Она схватила свечу и начала внимательно изучать мое лицо.
    – Как я могла этого не заметить? – причитала она, поворачивая мою голову то вправо, то влево. – Яркие миндалевидные глаза с одним веком, прямой нос, красивый рот, тонкое тело. Очевидно, все дело в одежде. Это она так исказила твою внешность, Орхидея.
    Отложив в сторону свечу, она скрестила на груди руки и начала бегать по комнате взад вперед, как сверчок перед сражением.
    – Надо что то придумать, – приговаривала она. – Ты не должна так выглядеть, когда отправишься в Запретный город. – Потом она положила руки мне на плечи и провозгласила: – Пойдем! Я тебя переделаю!
    Именно в гардеробной комнате Большой Сестрицы Фэнн я превратилась из замарашки в принцессу. На моем примере Фэнн подтвердила свою репутацию служанки императорской гардеробной: она одела меня в тунику бледно зеленого шелка, расшитую белыми фазанами. Горловина, рукава и подол туники были украшены кантами более темного оттенка.
    – Эта туника принадлежала Ее Величеству, – сказала Большая Сестрица Фэнн. – Она подарила ее мне на свадьбу. Но я ее почти не носила, потому что боялась насажать пятен. А теперь я слишком стара и толста для нее. Я одолжу ее тебе вместе с подходящей головной наколкой.
    – А вдруг Ее Величество ее узнает? – спросила я.
    – Не беспокойся. – Фэнн покачала головой. – У нее сотни похожих платьев.
    – А что она подумает, глядя на это?
    – Что у тебя вкус такой же, как у нее.
    Мое сердце трепетало от радости, и я сказала Большой Сестрице Фэнн, что просто не знаю, как ее отблагодарить.
    – Помни, Орхидея, – увещевала она меня, – красота – это не единственное качество при отборе. Ты можешь проиграть, к примеру, из за того, что у тебя не хватит денег подкупить евнухов, которые в отместку найдут способ указать Их Величествам на твои недостатки. Я сама была свидетельницей таких случаев. К концу церемонии все девушки настолько измучены, что выглядят совершенно одинаково. Их Величества тоже теряют способность любоваться красотой, вот почему большинство императорских жен и наложниц так безобразны.
    После стольких месяцев ожидания я едва сдерживала нетерпение. Я спала урывками и просыпалась в холодном поту от страха. Но вот моему ожиданию пришел конец – завтра я должна войти в Запретный город и принять участие в отборе.
    Погода была теплой, облака плыли высоко, и дул весенний ветер. Мы с сестрой вместе бежали по пекинским улицам.
    – У меня такое предчувствие, что ты обязательно станешь если уж не одной из семи жен, то по крайней мере одной из двухсот императорских наложниц, – сказала Ронг. – Твоя красота просто бесподобна
    – Скорей бесподобно мое отчаяние, – поправила ее я.
    Я крепко сжала ее руку. Она была в светло голубом платье из хлопка с рельефными аппликациями на плечах. Чертами лица мы были очень похожи друг на друга, но только у нее в глазах постоянно сквозил страх.
    – А что, если Его Величество так ни разу тебя и не «осчастливит»? – спросила она, подняв брови, так что они образовали на лбу одну линию.
    – Все равно это лучше, чем выйти замуж за Пина.
    Ронг согласилась.
    – Я буду присылать тебе из дворца самые изысканные узоры для вышивания, – сказала я веселым голосом. – В городе ты будешь одеваться лучше всех: в хорошие ткани, в сказочные кружева, в павлиньи перья.
    – Не отвлекайся на такие пустяки, Орхидея, – заметила Ронг. – Все знают, что в Запретном городе царят очень строгие правила. Одно неверное движение – и твоя голова слетит с плеч.
    Остальную часть пути мы прошли молча. Стена Запретного города показалась нам толще и выше, чем обычно. Вскоре эта стена нас разделит окончательно.

    3

    Я медленно двигалась среди других девушек, отобранных по всей стране. После первого отборочного круга их количество сократилось до двух сотен. Я вошла в число тех счастливиц, которые смогут соревноваться за звание императорских жен.
    За месяц до этого из канцелярии Дворцовой палаты мне пришло уведомление о необходимости пройти физический осмотр. Если бы я себя заранее не подготовила к этой процедуре, то вряд ли бы ее пережила. Дело происходило в южной части Пекина, во дворце, окруженном регулярным парком. Это место предназначалось для отдыха императора. В середине парка был бассейн.
    Там я встретила таких красивых девушек, что у меня не хватит слов описать их красоту. Каждая была в своем роде. Девушки из южных провинций отличались тонким телосложением – лебединые шеи, длинные ноги, маленькие груди. Девушки с севера были похожи на спелые плоды – тяжелые груди, пышные ягодицы.
    Евнухи записывали о нас все: родинки на теле, рост, вес, форму рук и ног, качество волос. Они считали наши зубы. Наши астрологические карты должны были совпадать с императорской.
    Затем нам приказали раздеться и выстроиться в шеренгу. Одну за другой нас осматривал главный евнух, все слова которого записывал в специальную тетрадь его помощник.
    – Неровные брови, – диктовал евнух, шествуя мимо нас. – Кривые плечи. Грубые руки. Мочки ушей слишком маленькие. Челюсти слишком узкие. Губы слишком тонкие. Припухшие веки. Квадратные пальцы. Слишком короткие ноги. Слишком толстые бедра.
    Те девушки, о которых такое говорилось, тут же выходили из строя.
    После долгих часов испытания мы прошли в зал с персиковыми занавесками. Туда же вошли евнухи с измерительными веревками. Мое тело измеряли трое евнухов, при этом они нещадно мяли и щипали меня. От их взглядов не укрылось ни одно место на моем теле.
    – Если кому то надоест терпеть или кто то посмеет уклониться – то пожалуйста, топор наготове! – веско поощрял нас главный евнух. Проходя мимо, он встряхнул меня за плечи и рявкнул: – Выпрямись!
    Я закрыла глаза и попыталась себя убедить, что евнухи – это не мужчины. Когда я снова открыла глаза, то поняла, что едва ли ошиблась. В деревне любой мужчина при виде привлекательной девушки тут же начинал за ней ухаживать, даже если эта девушка была закутана в одежду с ног до головы. А эти евнухи действовали так, словно нагота для них не значила ничего. Я размышляла, действительно ли они полностью потеряли чувствительность или только прикидываются.
    После измерения нас провели в другой зал и приказали пройтись туда сюда. Из строя выводили тех девушек, чьи движения были признаны лишенными грации. Для остальных наступил черед новых испытаний, причем поток претенденток казался нескончаемым.
    Наконец мне велели одеться и отправили домой.
    На следующее утро я снова должна была явиться во дворец. Среди нас уже не было большинства из тех девушек, которых я видела вчера. Нас перегруппировали, и каждой приказали внятным голосом произнести свое имя, возраст, место рождения и имя отца. Если девушка говорила слишком громко или слишком тихо, то ее тут же выводили из строя.
    Перед завтраком нас провели на задний двор, где под открытым небом было разбито несколько палаток. В каждой палатке стояли бамбуковые столы. Когда я вошла в одну из палаток, то евнухи велели мне лечь на стол. Тут же появились четыре придворные дамы. Их лица были покрыты белилами и казались бесстрастными масками. Они вытянули свои носы и начали меня обнюхивать. Начали с волос, перешли на уши, нос, рот, потом на подмышки и гениталии. Понюхали между пальцами на руках и на ногах. Одна дама окунула средний палец в кувшин с маслом и засунула его мне в зад. Было больно, но я изо всех сил крепилась, чтобы не издать ни единого звука. Когда она вытащила свой палец, остальные тут же подскочили и начали его обнюхивать.
    Последний месяц перед решающим днем прошел в мгновение ока.
    – Завтра Его Величество решит мою судьбу, – сказала я матери накануне вечером.
    В ответ она без слов зажгла ароматические палочки перед изображением Будды.
    – Что у тебя на уме, Орхидея? – спросила Ронг.
    – Завтра сбудется моя мечта, и я увижу Запретный город, – ответила я, вспоминая слова Большой Сестрицы Фэнн: «Один взгляд на такую красоту заставляет человека почувствовать, что он не зря прожил жизнь». – И после этого уже никогда не стану обычным человеком.
    Мать не спала всю ночь. Сидя на краешке моей кровати, она объяснила мне перед сном смысл даосского понятия «путь». По ее словам, теперь я должна следовать велениям своей судьбы, а если мне вдруг вздумается ее изменить, то я должна это делать, как река, прокладывающая свое русло среди скал.
    Я слушала ее и обещала, что буду помнить о важности покорности и о том, что следует «когда нужно, проглотить чужой плевок».
    Еще она объясняла мне значение слова «гуань» – наблюдать. Надо научиться так наблюдать, говорила она, чтобы за внешними формами видеть внутренний, потаенный смысл вещей.
    К Воротам зенита мне приказано было явиться перед рассветом. Свои последние, взятые в долг таэли мать потратила на то, чтобы нанять для меня паланкин. Он был обит голубым шелком. Более простые носилки мать наняла для себя, сестрицы Ронг и брата Гуй Сяна. Все они собирались проводить меня до самых ворот. Носильщики должны были явиться к нашему дому раньше, чем первый раз пропоет петух. Я не стала возражать против таких значительных трат. Я понимала, что мать хочет отправить меня пристойным образом.
    В три утра она разбудила меня. Слабая надежда на то, что я вот вот могу стать императрицей, придавала ей сил и энергии. Нанося белила на мое лицо, она старалась сдерживать слезы. Я тоже сидела, не открывая глаз. Я знала, что стоит мне их открыть, и сила духа меня покинет: слезы потекут ручьем и испортят весь макияж.
    К моменту пробуждения Гуй Сяна и Ронг я была уже облачена в прекрасное платье Большой Сестрицы Фэнн. Мать завязывала последние шнурки. Все вместе мы поели на завтрак каши. Ронг дала мне два каштана, припасенные еще с прошлого года, и велела их съесть на счастье. Я не стала с ней спорить.
    Вскоре прибыли носильщики. Ронг помогала мне поддерживать подол платья, пока носильщики сажали меня в паланкин. Гуй Сян был одет в парадный отцовский халат. Я сказала ему, что он выглядит как настоящий представитель знамени, разве что пуговицы ему еще надо поучиться застегивать правильно.
    К Воротам зенита постепенно собирались девушки в сопровождении своих семейств. Я сидела внутри паланкина, и мне было холодно. У меня даже немели пальцы на руках и ногах. На фоне розоватого предрассветного неба ворота выглядели устрашающе Их створки были украшены девяносто девятью чашеобразными медными заклепками, которые напоминали рассыпанных по поверхности черепашек. Они прикрывали собой внушительных размеров болты, скрепляющие воедино эту сложную деревянную конструкцию. Носильщики рассказали моей матери, что ворота имеют такую же толщину, как и стены, и что они были построены в 1420 году из самого твердого дерева. Над воротами красовалась каменная башенка.
    Наконец рассвело. Из ворот вышла группа императорских стражников. За ними следовали евнухи в красивых одеждах. Один из евнухов вытащил из складок одежды книгу и начал тонким голосом выкрикивать имена. Это был средних лет человек с обезьяньими чертами лица. Между его носом и верхней губой пролегало широкое пространство, лоб был сильно покатым. Произнося наши имена, он словно выпевал гласные звуки, причем последняя нота длилась не менее трех ударов сердца. Носильщик сказал, что это главный евнух императорского двора и что его зовут Сым.
    После того, как произносилось чье то имя, другие евнухи вручали семье названной девушки сверток с серебряными монетами.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:40 am автор Lara!

    – Пять сотен таэлей от Его Величества императора! – провозглашал каждый раз главный евнух.
    Когда выкрикнули мое имя, мать вздрогнула
    – Пора, – сказала она мне. – Не споткнись, Орхидея.
    Я медленно вылезла из паланкина Мать едва не на лету поймала адресованный ей сверток. Стражники проводили ее обратно к носилкам и велели возвращаться домой.
    – Считай, что в морской пучине страданий ты встретила корабль милосердия! – выкрикнула мне напоследок мать. – Да хранит тебя дух твоего отца!
    От волнения я кусала губы, но в то же время чувствовала себя уже счастливой, потому что пятьсот таэлей помогут моей семье выжить.
    – Заботьтесь о матери! – сказала я на прощание брату и сестре.
    В ответ Ронг поднесла к глазам платок. Гуй Сян стоял, как столб.
    – Подожди, Орхидея! Подожди хоть немного!
    Я глубоко вздохнула и повернулась к розовым воротам. Когда я вступала в Запретный город, солнце как раз вышло из за туч.
    – Дорогу императорским избранницам! – выпевал в это время главный евнух.
    Стража выстроилась по обе стороны, образуя для нас проход.
    Я в последний раз оглянулась назад. Толпа родственников все еще не расходилась. Ронг комкала в руках носовой платок, Гуй Сян поднял над головой сверток с монетами. Мать нигде не было видно. Она, очевидно, спряталась в паланкине и там плакала.
    – Прощайте! – прошептала я, когда Ворота зенита захлопнулись за нами.
    Если бы не голос главного евнуха, который продолжал отдавать нам приказания и командовал, куда поворачивать – направо или налево, то я бы подумала, что попала в сказку.
    Мы шли, и на нашем пути то тут, то там появлялись волшебной красоты здания. Все они были огромных размеров и восхитительно украшены. Их полированные желтые крыши сверкали в лучах восходящего солнца. Дорожки под ногами были устланы плитами из резного мрамора Но когда я увидела Дворец высшей гармонии, то поняла, что все остальные здания не идут с ним ни в какое сравнение.
    Мы проходили сквозь многочисленные причудливые ворота, миновали обширные дворы, коридоры, где каждый угол и каждая балка были украшены резной скульптурой.
    – Мы идем обходным путем, которым ходят слуги и дворцовые чиновники, – попутно объяснял нам главный евнух Сым. – Главным входом пользуется только Его Величество.
    Мы продолжали свой марш по пустым паркам мимо многочисленных дворцовых построек. Здесь некому было любоваться нашими роскошными нарядами. Однако я вспомнила слова Большой Сестрицы Фэнн: «Императорские стены имеют глаза и уши. Ты так никогда и не поймешь, из какой стены за тобой наблюдает Его Величество император Сянь Фэн, а из какой – великая императрица госпожа Цзинь».
    Мне становилось тяжело дышать. Я оглянулась по сторонам и сравнила себя с другими девушками. У всех нас лица были подкрашены на маньчжурский манер – с красной точкой на нижней губе, и обрамлены волосами, разделенными на две пряди, обернутые вокруг головы. Некоторые девушки зачесали часть волос к макушке и украсили их сверкающими самоцветами и птичьими перьями. Некоторые с помощью шелка соорудили искусственные шиньоны, приколов их заколками из слоновой кости. Мою прическу украшал шиньон в виде ласточкиного хвоста, который отнял у Большой Сестрицы Фэнн много часов работы. Она укрепила его на тонкой черной дощечке, в центре которой была пришпилена огромная шелковая роза, а по сторонам еще две поменьше Кроме того, в мои волосы были вплетены цветки жасмина и орхидеи.
    У идущей рядом со мной девушки на голове высился тяжелый шелковый убор в форме летящего гуся, расшитый жемчугом и бриллиантами. Еще в него в сложном узоре были вплетены красные и желтые нити. Это головное украшение напоминало костюмы актеров китайской оперы.
    Как обувной мастер, я, разумеется, особое внимание уделила ногам девушек. Я всегда тешила себя мыслью, что, если уж во всем остальном я невежда, то, по крайней мере, об обуви я знаю все. Но то, что я увидела на ногах у девушек, вогнало меня в краску стыда. Каждая пара обуви представляла собой произведение искусства, была украшена жемчугом, нефритами и бриллиантами, расшита узорами в виде цветов лотоса, сливы, магнолии, персика или рук Будды. По бокам туфель красовались символы счастья и долголетия, рыбы и бабочки. Мы, маньчжурки, не бинтовали своих ног, как китаянки, однако нам тоже хотелось иметь маленькие изящные ножки, и поэтому мы все были в туфлях на высокой танкетке.
    Мои ноги начали болеть. Мы прошли через рощи бамбука и огромных деревьев. Тропинка с каждым поворотом становилась уже, а ступени на ней все круче. Главный евнух Сым постоянно нас поторапливал, девушки начали заметно задыхаться. И вот когда я уже подумала, что дальше пути нет, перед нами вдруг открылся прекрасный вид. От восторга у меня перехватило дыхание. Перед нами расстилалось море золотых крыш. В отдалении виднелись массивные сторожки при входе в Запретный город.
    – Вы находитесь на месте, которое называется Панорамный холм, – объяснил главный евнух. Он тоже тяжело дышал. – Это самая высокая точка Пекина Древние мастера фэн шуй считают, что это место обладает особой, очень сильной жизненной энергией, потому что здесь обитают духи ветра и воды. Запомните это зрелище, избранные госпожи, потому что большинству из вас скорей всего вряд ли представится случай увидеть его еще раз. А сегодня нам сопутствует удача, потому что день ясный и нет никаких песчаных бурь из пустыни Гоби.
    Следуя пальцу главного евнуха, я увидела белую пагоду.
    – Там находятся построенные в тибетском стиле храмы, – продолжал объяснять главный евнух, – в них обитают духи, защищающие династию Цин из поколения в поколение. Будьте внимательны во всех своих действиях, избранные госпожи. Ни в коем случае нельзя ничем расстраивать или обижать этих духов.
    На обратном пути Сым повел нас другой тропинкой, которая привела нас в Сад мира и долголетия. Здесь я впервые увидела фикус пиппала: гигантские деревья с нежно зелеными листьями. Раньше я видела такие только в буддийских рукописях или на храмовых росписях. Они считались символом Будды и в природе попадались чрезвычайно редко. И вот теперь передо мной повсюду высились эти деревья, и возраст каждого из них исчислялся сотнями лет. Их листья образовывали сплошную зеленую завесу. В этом же саду, на земле, в прихотливых сочетаниях лежали огромные камни. Один взгляд на них вносил в сердце успокоение. Подняв глаза, я увидела в отдалении спрятанные в зелени очаровательные павильоны.
    После многочисленных поворотов я уже плохо ориентировалась. Кажется, мы прошли мимо двадцати павильонов, пока не оказались возле одного, голубоватого, украшенного резными сливовыми цветами. Его крыша с приподнятыми углами была покрыта голубым кафелем.
    – Это Павильон зимнего цветения, – сказал главный евнух. – Здесь живет великая императрица госпожа Цзинь. В скором времени вы увидите и Ее, и Его Величество.
    Нам было приказано рассесться по каменным скамьям, и главный евнух Сым провел с нами краткий урок этикета. Каждая из нас должна была пожелать Их Величествам здоровья и долголетия, и при этом говорить ясно и просто.
    – После своего пожелания вы должны замолчать и отвечать только в том случае, если Их Величества к вам обратятся.
    Все мы начали нервничать. Одна девушка, не выдержав напряжения, внезапно заплакала, и евнухи ее тут же увели. Другая начала что то про себя бормотать, и ее тоже увели.
    Только теперь я осознала постоянное присутствие евнухов вокруг нас. Многие из них молча и неподвижно стояли вдоль стен. Я вспомнила предупреждения Большой Сестрицы Фэнн о том, что опытные евнухи могут быть очень жестоки и что они умеют использовать в своих целях чужое несчастье. «Молодые в этом смысле лучше, – говорила она. – Особенно вновь пришедшие, которые еще невинны и не разобрались во всех тонкостях дворцовых порядков. Их жестокий нрав проявится позже, когда они повзрослеют и поймут, чего в жизни лишились».
    По словам Большой Сестрицы Фэнн, вообще получалось, что могущественные евнухи управляют Запретным городом. Все они великие интриганы и пройдохи. Кроме того, вечно страдающие, они обладают поразительной выносливостью в отношении пыток и боли. Вновь пришедших каждый день избивают плетьми. Прежде чем отдать своего сына во дворец, родители евнухов покупают три воловьи кожи. Молодой евнух тайно привязывает их к спине и к бедрам, то есть к тем местам, куда чаще всего попадает плеть. Эти кожи они между собой называют «Близкий Будда».
    Позже я узнала, что за все серьезные проступки евнухов наказывают смертью через удушение. Экзекуция проходит перед глазами всех остальных евнухов. Приговоренного привязывают к скамейке, и лицо ему покрывают куском мокрого шелка. Процедура напоминает проведение косметических масок. Палач последовательно покрывает лицо провинившегося все новыми слоями мокрого шелка до тех пор, пока жертва не прекратит сопротивления и не перестанет дышать.
    В первые годы своей жизни в Запретном городе я проклинала подобные наказания, они приводили меня в ужас своей жестокостью. Но потом мои взгляды изменились. Я поняла, что без дисциплины не обойтись. Сами же евнухи были способны на жуткие преступления, которые они совершали с величайшей жестокостью. В их душах таилась такая нестерпимая ненависть, что уничтожить ее могла только смерть. В древние времена евнухи подстрекали народ на разные бунты и даже хуже. Во времена династии Чжоу евнухи сожгли императорский дворец.
    Но, по словам той же Большой Сестрицы Фэнн, умные евнухи могут найти способ, чтобы пробраться наверх и стать императорскими фаворитами, как, например, Сым. Он подчиняется только одному человеку, императору, но господствует над всем китайским народом. Его удачливость стала для других примером, а многие прежние фавориты уже превратились в легенду, которая годами вдохновляет десятки тысяч бедных китайских семей на то, чтобы пустить своих сыновей по их стопам.
    От Большой Сестрицы Фэнн я также узнала, как различать статус евнухов по их одежде, и вот теперь настал момент применить это знание на практике. Занимавшие высокое положение носили бархатные халаты со множеством дорогих украшений и имели в услужении других евнухов. У них были отдельные слуги для заваривания чая, для одевания, посыльные, бухгалтеры, номинальные жены и наложницы. Чтобы сохранить свою фамилию, они усыновляли детей и покупали собственность вне стен Запретного города. Они становились богачами и управляли своим имуществом, как императоры. Когда один знаменитый евнух узнал, что его жена изменяет ему со слугой, он разрубил ее на части и скормил собаке.
    Однако теперь я умирала с голоду. Всех нас разделили на группы по десять человек и разместили в саду. Перед нами были рукотворные, заросшие тростником пруды с разноцветными карпами. Между нами – резные деревянные столбы и плетеные бамбуковые стенки.
    У евнуха, ответственного за нашу группу, на шляпе красовалась лента цвета бронзы, а на груди – украшение в виде перепела. Он напомнил мне моего брата Гуй Сяна. У него были нежно розовые губы и девичьи черты лица. Он был очень худ и казался робким. С нами он держался скованно, постоянно оглядываясь на своего господина – евнуха с белой лентой на шляпе и иволгой на груди
    – Меня зовут Орхидея, – шепотом сказала я ему, улучив момент. – Я очень хочу пить. Мне даже странно...
    – Тсс! – Евнух нервно приложил к губам указательный палец.
    – Как тебя зовут? – не унималась я.
    – Ань Дэхай.
    – Хорошо, Ань Дэхай, ты не мог бы принести мне хоть немного воды?
    Он покачал головой.
    – Я не могу говорить, – шепотом сказал он. – Пожалуйста, не задавай мне вопросов.
    – Хорошо, не буду, только если ты...
    – Мне очень жаль. – Он быстро развернулся и исчез среди бамбуковых зарослей.
    Как долго нас будут здесь держать без глотка воды? Я услышала, как у других девушек урчит в желудке. Совсем близкий шум водопада приводил меня в уныние. Сидящие на древних каменных скамейках девушки постепенно замерзали и сами становились похожи на каменные изваяния. Среди прекрасных деревьев, среди колышащегося от ветра бамбука и прочего великолепия окружающего парка то тут, то там глаз замечал группки молодых, очень красивых девушек.
    Я разглядывала их до тех пор, пока не заметила среди деревьев фигуру человека, крадущегося к нам, как змея. Это был Ань Дэхай. В руках у него была чашка с водой. Его шаги были быстрыми и бесшумными. Я поняла, что все евнухи приучены двигаться, как привидения. В мягкой обуви, едва касаясь земли, они словно плыли по воде.
    Ань Дэхай подошел ко мне и вручил чашку с водой.
    Я улыбнулась, поклонилась, и он исчез, прежде чем я закончила свой поклон.
    Я поднесла к губам чашку и тут же поняла, что со всех сторон на меня устремлены алчущие взгляды других девушек. Мне пришлось, отпив лишь глоток, пустить чашку по кругу.
    – Спасибо! – сказала одна из девушек Она была очень тоненькой, с лебединой шеей и овальным лицом. Глубокие глаза с двойным веком были ясными и сияющими. По благозвучному выговору и по изящным манерам я поняла, что она из состоятельной семьи. На ней было шелковое платье, расшитое замысловатыми узорами, с головы до ног она была увешана драгоценными камнями. На голове – убор из золотых цветов. Во всех ее движениях сквозили естественная непринужденность и царственное величие.
    Чашка переходила из рук в руки до тех пор, пока в ней не осталось ни капли воды. Девушки как будто немного успокоились. Красавица с овальным лицом и экзотическими глазами махнула мне рукой, подзывая к себе.
    – Меня зовут Нюгуру, – с улыбкой представилась она
    – А меня Ехонала. – Я села рядом с ней на скамью.
    Вот таким образом и произошло наше знакомство. Ни она, ни я тогда не предполагали, что оно продлится до конца дней. При дворе принято было называть женщин по фамилии, чтобы сразу было ясно, кто из какого рода Поэтому мы сразу же, без всяких объяснений, поняли, что принадлежим к самым влиятельным маньчжурским кланам: Нюгуру и Ехонала. Веками эти кланы соперничали друг с другом, вели бесчисленные войны. Но кончилось все тем, что князь Нюгуру женился на дочери князя Ехонала. Две семьи объединились в одну и в конце концов завоевали Китай, основав династию Небесной чистоты, или Цин.
    От волос Нюгуру исходил запах лилий. Она сидела совершенно спокойно и смотрела на бамбук, как будто рисовала его глазами. Вокруг нее распространялась атмосфера полного умиротворения и покоя. Долгое время она вообще не двигалась, как будто изучала каждый лист на дереве в деталях. Даже проходящие мимо евнухи не могли помешать ее сосредоточенности. Сидя рядом, я терялась в догадках, о чем она думает, скучает ли по своим родным как я, разделяет ли общее беспокойство девушек относительно своего будущего. Мне очень хотелось узнать, что побудило ее принять участие в императорском отборе. Я могла поклясться, что это не имело ничего общего с деньгами, голодом. Может быть, у нее была мечта стать императрицей? Интересно, как ее воспитывали? И кто ее родители? Судя по выражению ее лица, можно было сделать вывод, что она ни капельки не волнуется. Как будто она заранее знала, что ее непременно изберут. Как будто она пришла сюда только для того, чтобы удостовериться в этом.
    Прошло довольно много времени, прежде чем Нюгуру повернулась ко мне и вновь улыбнулась. Улыбка у нее была почти детская, невинная и безмятежная. У меня появилась уверенность в том, что она никогда в жизни не страдала. Очевидно, у нее в доме было множество слуг, которые жаркими летними ночами обмахивали ее опахалами. Ее осанка и жесты свидетельствовали о благородной вышколенности манер. Может быть, она посещала школу для богатых? А что она читала? И любит ли она оперу? Если да, то, возможно, у нее есть в театре любимые герои. Предположим, что мы любим одни и те же оперы, и еще предположим, что обе были бы счастливы быть избранными...
    – Как ты смотришь на свои шансы быть избранной? – спросила я ее после того, как она сообщила мне, что ее отец – дальний родственник императора Сянь Фэна.
    – Я об этом особенно не думала, – спокойно ответила Нюгуру. При разговоре ее губы раскрывались, как лепестки цветка. – Я делаю то, чего ждет от меня моя семья.
    – Значит, твои родители умеют читать по листьям и облакам.
    – Что?
    – Знают будущее.
    Нюгуру отвернулась и с улыбкой посмотрела куда то в пространство.
    – Ехонала, а как ты смотришь на свои шансы быть избранной? – наконец спросила она.
    – Слушай, ты родилась в родственной императору семье и ты очень красива, – начала я. – А что касается меня, то тут нет никакой уверенности. Мой отец перед смертью служил таотаем. Если бы моя семья не погрязла в долгах и если бы меня не заставляли выходить замуж за умственно отсталого родственника, то я бы... – Я не смогла дальше говорить, потому что меня начали душить слезы.
    Нюгуру достала из кармана шелковый носовой платок
    – Извини. – Она протянула платок мне. – Твоя история кажется очень печальной.
    Мне не хотелось пачкать ее платок, и поэтому я утерла слезы тыльной стороной ладони.
    – Расскажи мне еще о себе, – попросила она.
    Я покачала головой:
    – Моя история может дурно повлиять на твое самочувствие.
    – Неважно, – настаивала она. – Я хочу слышать. Сегодня я впервые в жизни вышла за пределы своего дома. И никогда раньше не путешествовала, как ты.
    – Путешествовала? Да мое путешествие нельзя назвать приятным. – По ходу рассказа я все глубже погружалась в воспоминания об отце. И тут же вспомнила запах от его гроба и те тучи мух, которые нас преследовали по пути. Чтобы совсем не раскиснуть, я решила сменить тему разговора.
    – А ты, наверное, ходила в школу, Нюгуру? – спросила я.
    – Ко мне приходили учителя на дом. Их было трое. Каждый преподавал свой предмет.
    – И какой у тебя был любимый предмет?
    – История.
    – История! Я думала, что историю учат только мальчишки. – Я вспомнила, как в тайне от отца читала книгу «Летопись трех царств».
    – Ну, это не совсем та история, о которой ты думаешь, – улыбнулась Нюгуру. – Это история императорского двора. В основном о жизни императриц и наложниц. Мы уделяли внимание только тем из них, кто отличался выдающимися достоинствами. – Она немного помолчала. – Чаще всего мне ставили в пример императрицу Сяо Цин. Родители постоянно повторяли, что раз я родилась девочкой, то однажды обязательно должна стать одной из тех благородных женщин, чьи портреты висят в императорской галерее.
    Теперь понятно, почему у нее такой вид, будто для нее это место – дом родной.
    – Я уверена, что ты произведешь благоприятное впечатление на императора, – сказала я. – А что касается меня, то мои познания в придворной жизни не идут ни в какое сравнение с твоими. Я даже не знаю, какие ранги существуют при дворе для женщин. А вот о евнухах я знаю очень много.
    – Я с удовольствием расскажу тебе все, что знаю сама, – сказала Нюгуру, и глаза у нее при этом заблестели.
    В это время раздался приказ:
    – На колени!
    Вдруг откуда то появились многочисленные евнухи, которые выстроились перед нами в ряд. Мы все упали на колени.
    Из арочных дверей степенно вышел главный евнух Сым. Он встал в живописную позу и приподнял правой рукой край своего платья. Не поднимая головы, я увидела его туфли в форме лодок. Он умело выдерживал паузу. Я сразу почувствовала, какой властью и могуществом он обладает. Странно, но меня восхищали его манеры.
    – Его Величество император Сянь Фэн и Ее Величество великая императрица Цзинь вызывают... – Тут голос его взвился до неподражаемых высот. Он пропел имена девушек, среди которых были и наши: – Нюгуру и Ехонала!..

    4

    В полной тишине я услышала легкое позванивание своих серег и головного украшения. Девушки впереди меня вставали и грациозно плыли в своих роскошных шелковых туалетах и в туфлях на высоких танкетках. Мы двигались всемером, и евнухи окружали нас со всех сторон. При этом они постоянно делали руками какие то знаки, словно отзывались на молчаливые указания главного евнуха Сыма.
    Мы снова миновали бесчисленное количество внутренних дворов и арок и наконец вошли в парадный зал Дворца мира и долголетия. От пота моя нижняя сорочка стала совсем мокрой. Я боялась, что не смогу достойно предстать перед Их Величествами и искоса бросала взгляды на Нюгуру. Она являла собой абсолютное спокойствие, словно плывущая по небу луна. На губах ее застыла очаровательная улыбка. Макияж на лице оставался безупречным и нетронутым.
    Нас провели в боковую комнатку и дали несколько минут на то, чтобы привести себя в порядок. Потом нам сообщили, что Их Величества уже в зале. Главный евнух Сым пропел наш выход, и воздух вокруг нас словно сгустился и приобрел грозовой заряд. Казалось, что при малейшем движении наши украшения начинали грохотать, как в плохом дымоходе. Я почувствовала легкую тошноту.
    Голос Сыма я слышала, а вот слов от волнения разобрать не могла. Будто он нарочно коверкал звуки, как оперные певцы в роли привидений, поющие загробными голосами. Идущая рядом со мной девушка внезапно упала. У нее подкосились колени. Но прежде чем я успела ей помочь, евнухи подхватили ее под руки и вывели из комнаты.
    В ушах у меня стоял назойливый звон. Чтобы не потерять самообладание, как та девушка, я сделала несколько глубоких вдохов. Руки у меня окоченели, и я не знала, куда их девать. Чем больше я призывала спокойствие, тем хуже себя чувствовала. По телу проходила конвульсивная дрожь. Чтобы хоть немного себя отвлечь, я начала рассматривать развешанные по стенам картины. Вот на черной деревянной доске золотой тушью каллиграфически выведены четыре гигантских иероглифа: облако, погруженность, звезда и слава.
    В это время вернулась девушка, которая только что упала. Лицо ее было безжизненным, как у фарфоровой куклы.
    – Его Величество! Ее Величество! – снова провозгласил главный евнух Сым. – Да сопутствует вам удача, избранные госпожи!
    Нюгуру вошла первой, я за ней, а потом остальные пять девушек. Мы прошли сквозь строй, образованный выстроившимися в два ряда евнухами.
    Император Сянь Фэн и императрица Цзинь сидели на громадном, как кровать, троне, обитом ярко желтым шелком. С двух сторон у стен огромного прямоугольного зала стояли в кадках ярко оранжевые коралловые деревья, они были настолько совершенными, что казались искуственными. Вдоль стен со скрещенными на груди руками выстроились евнухи и придворные дамы. За троном тоже стояли четыре евнуха с опахалами из павлиньих перьев. За ними на стене висел гобелен, на котором был выткан переливающийся всеми цветами радуги китайский иероглиф, означающий долговечность. Присмотревшись повнимательнее, я заметила, что иероглиф состоит из сотен вышитых бабочек. По одну сторону от гобелена высился огромный гриб – в рост человека – в золотом горшке. По другую – висела картина, озаглавленная «Бессмертная земля царицы матери в Срединном царстве». На ней была нарисована даосская богиня, летящая по небу на журавле, а под ней расстилался сказочный пейзаж с пагодами, реками, животными, деревьями, под которыми играли дети. Между стеной и троном стоял резной сундук из сандалового дерева. Рельефные двойные тыквы, цветы и листья переплетались на нем в прихотливом узоре. Позднее я узнала, что этот сундук предназначался для даров и подношений императору.
    Мы все семь упали на колени и изобразили низкий ритуальный поклон – лбом до пола, да так и застыли в этом положении. У меня было такое чувство, словно я нахожусь на сцене. Даже не поднимая головы, я украдкой разглядывала стоящие неподалеку от нас огромные роскошные вазы, водяные резервуары на резных ножках, напольные светильники с наброшенными на них кружевными накидками, а по углам залы – обернутые в шелк культовые фигуры.
    Через некоторое время я решилась бросить взгляд на Сына Неба.
    Император Сянь Фэн выглядел моложе, чем я себе воображала: лет двадцати – двадцати двух, не больше. Хрупкого телосложения, большие глаза, посаженные враскос, с приподнятыми внешними уголками. Выражение его лица было мягким и сосредоточенным, но без малейших признаков любопытства.. Нос типично манчжурский – прямой и длинный, тонкие губы. На щеках его играл болезненный румянец. При виде нас он даже не улыбнулся.
    Мне казалось, что я вижу сон. Сын Неба был одет в золотой халат до пят, затканный драконами, облаками, волнами и разными небесными светилами. Вокруг его талии был повязан шелковый желтый пояс, с которого свисали многочисленные драгоценные камни и маленькая расшитая сумочка. Рукава его халата раздваивались, как лошадиные копыта. Туфли Его Величества представляли собой нечто непередаваемое, ничего подобного я не видела ни разу в жизни. Сделанные из тигровой кожи, покрашенной в зеленый цвет, они были сплошь инкрустированы золотыми пластинками в форме священных животных: летучих мышей, четвероногих драконов и синкретических зверей – полульвов, полуоленей, которые символизировали магию.
    Казалось, наше появление ничуть не заинтересовало императора Сянь Фэна. Он ерзал на троне, словно ему было очень скучно, и раскачивался то вправо, то влево. Со вздохом он рассматривал два блюда, золотое и серебряное, которые стояли здесь же, на троне, между ним и великой императрицей. На серебряном лежали бамбуковые палочки с нашими именами.
    Великая императрица госпожа Цзинь оказалась полной женщиной с лицом, похожим на сушеный кабачок. Несмотря на то, что ей было едва за пятьдесят, морщины сплошь покрывали ее лицо и шею. По рассказам Большой Сестрицы Фэнн, она была любимой наложницей Дао Гуана, предыдущего императора Китая. В те времена она считалась самой красивой женщиной во всей стране, но куда теперь делась ее красота? Веки увяли и иссохли, рот скривился на одну сторону. Нарисованное красное пятно на нижней губе казалось огромной пуговицей.
    Платье Ее Величества было сшито из ярчайшего желтого шелка, затканного природными и мифологическими символами изобилия. Со всех сторон его покрывали бриллианты величиной с куриное яйцо и другие драгоценные камни. На голове Ее Величества покоился убор в виде цветов, также усыпанных драгоценными камнями. На шее звенели массивные золотые и серебряные ожерелья, которые весили, очевидно, довольно много, потому что Ее Величество даже гнулась под их тяжестью. Браслеты сплошь унизывали ее руки от запястий до локтей и даже выше, так что руками она едва могла шевельнуть.
    Великая императрица заговорила, закончив долго и внимательно нас изучать. На лице у нее заплясали все морщинки, а плечи сгорбились, как будто она устала от всех возложенных на нее забот.
    – Нюгуру, – сказала она, – у тебя очень сильные рекомендации. Насколько я понимаю, ты уже закончила изучение истории императорского двора?
    – Да, Ваше Величество, – скромно ответила Нюгуру. – Я изучала ее под руководством наставников, которых рекомендовал моим родителям князь Чжай, наш родственник.
    – Я знаю князя Чжая, это очень достойный человек, – кивнула головой императрица. – Он большой знаток поэзии и буддийской религии.
    – Да, Ваше Величество.
    – А кто твои любимые поэты, Нюгуру?
    – Ли Бо, Ду Фу, Бо Чжуйи.
    – То есть поэты конца династии Тан и начала Сун?
    – Да, Ваше Величество.
    – Я их тоже люблю. А ты можешь назвать имя поэта, который написал «В ожидании супруга она стала камнем»?
    – Это Ван Чжен, Ваше Величество.
    – А ты не могла бы прочитать это стихотворение наизусть?
    Нюгуру поднялась с колен и начала:

    Там, где ждет она мужа,
    Только река шумит.
    Все время вглядываясь вдаль,
    Она превратилась в камень.
    День и ночь на скале,
    Обдуваемой всеми ветрами.
    Но стоит любимому вернуться,
    И камень заговорит.

    Великая императрица подняла руку и вытерла рукавом навернувшиеся на глаза слезы. Потом она обратилась к императору Сянь Фэну:
    – Что ты на это скажешь, мой сын? Разве это не трогательно?
    В ответ император только послушно кивнул. Пальцами он все время перебирал бамбуковые палочки на серебряном блюде.
    – Сын мой, – снова обратилась к нему императрица, – неужели надо до дыр протереть это место, прежде чем ты на что нибудь решишься?
    Не говоря ни слова, император взял палочку с именем Нюгуру и перебросил ее на золотое блюдо.
    Услышав этот звук, все евнухи и придворные дамы в унисон испустили вздох облегчения. Они упали к ногам императора и начали его поздравлять.
    – Избрана первая жена Его Величества! – провозгласил главный евнух Сым, обращаясь к внешней стене.
    – Благодарю Вас. – Нюгуру тоже упала на колени и коснулась лбом земли. По церемониалу ей следовало повторить этот поклон три раза подряд. Она встала на ноги и снова упала на колени. Мы повторяли за ней все ее действия. Хорошо поставленным голосом она произнесла: – Я желаю Вашим Величествам десять тысяч лет жизни. Пусть ваше счастье будет сравнимо с полнотой Восточно Китайского моря, а здоровье процветает, как леса Южных гор!
    Евнухи отвесили Нюгуру глубокий поклон, а затем торжественно вывели ее из зала.
    Зал снова погрузился в тишину. Мы стояли на коленях с низко опущенными головами, не шевелясь и не смея глубоко вздохнуть.
    Не понимая, что происходит, я решилась снова украдкой посмотреть. И тут же, к своему великому ужасу, встретилась глазами с императрицей. Колени сразу задрожали, и я ткнулась лбом в пол.
    – Кажется, кому то не терпится, – с легкой усмешкой произнес император Сянь Фэн.
    Великая императрица ничего ему не ответила
    – Матушка, я слышал удары грома, – продолжал Его Величество. – Хлопковые посадки за городом скоро утонут в воде. Как с этим быть?
    – Сперва надо сделать главное, мой сын.
    Император вздохнул.
    У меня возникло непреодолимое желание бросить на Его Величество еще один взгляд. Но я вспомнила предупреждение Большой Сестрицы Фэнн: императрица терпеть не могла девиц, которые стремились обратить на себя внимание императора. Одну императорскую наложницу она забила до смерти только за то, что ей показалось, будто та кокетничает с императором.
    – Подойдите поближе, девушки, – наконец сказала императрица – Все вместе. Посмотри на них хорошенько, мой сын
    – Только на обед чтоб не подавали никаких жареных цикад! – вдруг произнес император, словно вокруг, кроме него, никого не было.
    – Я сказала – ближе! – взвизгнула императрица, глядя на нас.
    Мы все сделали еще один шаг вперед.
    – Назовите свои имена! – приказала Ее Величество.
    Мы начали по очереди себя называть, каждый раз заканчивая представление фразой:
    – Я желаю Вашим Императорским Величествам десять тысяч лет жизни!
    Не поворачивая головы, я почувствовала, что император Сянь Фэн смотрит в мою сторону. Меня это привело в необычайное волнение, и мне тут же захотелось ответить ему взглядом, однако в присутствии великой императрицы ничего подобного нельзя было себе позволять. Я осталась стоять с опущенными глазами. Тут великая императрица недовольным голосом спросила главного евнуха, почему все девицы кажутся ей замороженными и лишенными всякой тонкости в обращении.
    – Такое впечатление, что ты понабрал их на улицах!
    Сым пытался что то объяснять, но великая императрица его остановила:
    – Я не желаю слушать, как ты тут изворачиваешься! Я сужу только по делам, а дела твои оставляют меня недовольной. Я слышу, как плюются императорские предки, и в конце концов умру от стыда, утонув в их плевках!
    – Ваше Величество! – Евнух рухнул на колени. – Разве я не говорил, что колоколу для хорошего звона требуется, чтобы в него основательно били? Все зависит от того, на какой мотив вы настроите девушек, а в этом деле, насколько мы все знаем, вы великая умелица.
    – Смерть твоему языку, Сым! – засмеялась великая императрица
    Император продолжал поигрывать палочками на серебряном блюде, всем своим видом изображая полное безразличие.
    – У вас усталый вид, мой сын, – обратилась к нему императрица.
    – Так и есть, матушка. Завтра я уже точно сюда не приду, можете на меня не рассчитывать.
    – Это значит, что все должно быть решено сегодня. Сосредоточьтесь, мой сын, и смотрите повнимательнее.
    – Да я и так только тем и занимаюсь, что смотрю!
    – Тогда почему же вы не можете ни на что решиться? Выполните ваш долг, Ваше Величество! Перед вами лучшие невесты, каких смогла предоставить своему императору страна!
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:41 am автор Lara!

    – Знаю.
    – Сянь Фэн, сегодня в вашей жизни великий день!
    – Каждый день великий по своему. И каждый день вонзает в мой череп длинную металлическую палочку.
    Великая императрица тяжело вздохнула Ее гнев вот вот готов был излиться наружу. Она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы взять себя в руки.
    – Но ведь вам понравилась Нюгуру, не правда ли? – спросила она.
    – Откуда я знаю? – Сын Неба возвел глаза к потолку. – У меня голова вся в дырках, словно решето.
    Императрица закусила губу.
    Сянь Фэн с шумом пересыпал на блюде бамбуковые палочки.
    – Мои кости требуют, чтобы я дала им отдых! – Великая императрица потянулась на троне. – Я на ногах с двух часов утра, и пока никакого проку.
    Сым подполз к ней на коленях. В руках у него был поднос с влажным полотенцем, пуховкой, зеленой бутылкой и разными коробочками с притираниями.
    Великая императрица вытерла полотенцем руки, затем взяла пуховку, открыла одну из коробочек и напудрила свое лицо. Потом взяла зеленую бутылку и распылила из нее в воздухе ароматический туман.
    В зале повис тяжелый бальзамический запах.
    Я воспользовалась случаем и снова подняла глаза. Его Величество смотрел прямо на меня. Он скорчил забавную рожицу, как будто хотел заставить меня рассмеяться. Я не знала, как на это реагировать.
    Между тем император продолжал кривляться. Создавалось впечатление, будто он нарочно меня провоцирует, чтобы я нарушила правила этикета. Тут мне на ум пришло поучение отца: «Молодые люди не пренебрегают своим шансом там, где пожилым мерещатся одни опасности».
    Сын Неба улыбнулся. Я тоже улыбнулась ему в ответ.
    – Это лето ожидается жарким и ветреным, – сказал император, продолжая поигрывать палочками.
    Великая императрица обернулась в нашу сторону и нахмурилась. Я тут же вспомнила о той девушке, которую забили насмерть, и вспотела от страха.
    Император поднял руку и пальцем указал на меня.
    – Вот эту, – сказал он.
    – Ехонала? – переспросил главный евнух Сым
    Я почувствовала на себе обжигающий взгляд великой императрицы и опустила глаза. Наступила долгая, невыносимая тишина.
    – Матушка, я сделал то, что вы от меня требовали, – наконец сказал император.
    Императрица не удостоила его ответом.
    – Сым, ты меня слышишь? – обратился император к главному евнуху.
    – Да, Ваше Величество, слышу, – ответил Сым. – Я слышу вас очень хорошо. – Он почтительно улыбнулся, но создавалось впечатление, что он ждал, пока свое решающее слово скажет императрица.
    Наконец с ее стороны последовало отрывистое «да». – В нем явно чувствовалось разочарование.
    – Я... я желаю Вашим Императорским Величествам десять тысяч лет жизни, – начала я, запинаясь и не в силах сдержать дрожь в коленках. – Пусть ваше счастье будет столь же полным, как Восточно Китайское море, а здоровье столь же цветущим, как леса на склонах Южных...
    – Превосходно! Мое долголетие только что серьезно укоротилось! – перебила меня великая императрица.
    Тут мои коленки окончательно меня подвели. Я опустилась на землю и в почтительном поклоне стукнулась лбом о пол.
    – Боюсь, что только что я видела здесь привидение! – сказала великая императрица, поднимаясь с трона.
    – Какое именно, моя госпожа? – осведомился главный евнух Сым – Я тотчас велю его изловить.
    – Сым, давайте все на сегодня закончим.
    И тут раздался громкий стук бамбуковой палочки, переброшенной на золотое блюдо.
    – Наступила пора для песен, Сым! – скомандовал император.
    – Ехонала остается! – пропел Сым
    После этого я уже мало что помнила. Знаю только, что жизнь моя круто изменилась.
    Главный евнух Сым опустился передо мной на колени, чем очень меня напугал. Он назвал меня своей госпожой, а себя – моим рабом. Он помог мне подняться с колен и удержать равновесие на своих танкетках. Что случилось с другими девушками, я вообще не заметила, и куда их увели – тоже.
    С головой моей произошло что то странное. Вдруг я вспомнила спектакль любительской оперы в Уху. Это случилось после празднования Нового года, и все были навеселе, включая меня, потому что отец разрешил мне тогда попробовать рисового вина, чтобы я узнала его вкус. Музыканты настраивали свои инструменты, и сперва издаваемые ими звуки казались очень сумрачными. Потом вдруг послышалось нечто, напоминающее ржание лошади. Потом шум ветра, несущегося по монгольской степи. А потом началась опера. Вошли актеры, одетые в женские платья с белыми и голубыми цветочными орнаментами. Музыканты ударили в бамбуковые барабаны, и актеры запели.
    Крэк! Крэк! Крэк! – очень явственно вспомнила я звук барабанов. Такой противный, что я даже не могла понять, почему многим людям он нравится. Мать сказала, что это традиционное маньчжурское представление с элементами китайской оперы и что изначально такими зрелищами развлекались простолюдины. Со временем богатые тоже начали устраивать у себя подобные представления – «чтобы почувствовать вкус местной пищи».
    Тогда я сидела на первом ряду и едва не оглохла от громкого стука. Барабанные палочки колотили по бамбуковым трубкам, словно молотком мне колотили по черепу. Крэк! Крэк! Крэк! От этого битья у меня испарились все мысли.
    Главный евнух Сым сменил платье. Теперь на нем был халат с красными облаками, плывущими над зелеными соснами. На щеках он нарисовал большие красные круги, похожие на помидоры. Очевидно, рисование шло в спешке, потому что круги были размазаны, и даже кончик его носа оказался запачкан краской. Просто козлиное лицо, подумала я, а глаза как будто привязаны к ушам. Он улыбнулся и показал ряд золотых зубов.
    Старая императрица тоже улыбалась.
    – Сым, что ты собираешься нам сказать?
    – Моя госпожа, я хочу поздравить вас с тем, что у вас появилось семь приемных дочерей! – ответил он. – Помните первую строчку арии приемной матери, с которой она обращается к своей приемной дочери в опере «Дикая роза»?
    – «Как мы можем забыть?» – со смехом процитировала старая дама и затем продолжила: – «Бери скорей ведра, моя приемная дочь, и иди к колодцу за водой!»
    Главный евнух по очереди вызвал в зал семь девушек, и среди них меня и Нюгуру. Мне показалось, что все девушки похожи на богинь, спустившихся с Небес на землю. Мы выстроились в одну линию.
    Сым приподнял полу своего халата, сделал несколько шагов в центр зала и повернулся лицом к Их Величествам. Он поклонился и с радостной улыбкой сказал:
    – Пусть ваши потомки исчисляются тысячами, и пусть ваша жизнь длится вечно!
    Мы повторили эту фразу вслед за Сымом и упали на колени. Откуда то из другого зада раздались звуки музыки и барабанная дробь. Вошла группа евнухов, каждый нес в руках обернутую в шелк коробку.
    – Поднимитесь, – с улыбкой скомандовала великая императрица
    Главный евнух провозгласил:
    – Его Величество вызывает министров императорского двора!
    Послышался звук сотен колен, опускающихся на землю.
    – К вашим услугам, Ваши Императорские Величества! – пропели министры.
    Главный евнух снова провозгласил:
    – В присутствии духов предков, под милостивым взглядом Небес и Вселенной, Его Величество император Сянь Фэн готов назвать имена своих жен!
    – Зах! – на маньчжурском языке ответила толпа.
    Одна за одной открывались обернутые в шелк коробки.
    В них лежали «жуи» – церемониальные жезлы, похожие на грибы с двойными или тройными шляпками. Эти шляпки были сделаны из золота, изумрудов, рубинов и сапфиров, а ножки – из нефрита или лакированного дерева. Каждый вид жуи означал определенный ранг и титул. Само слово «жуи» переводилось, как «все, что ты желаешь».
    Император Сянь Фэн взял с подноса один из жуи и направился к нам. Этот жезл был сделан из резного позолоченного дерева и имел головку в форме трех сплетенных между собой пионов.
    Я напряженно наблюдала за всем происходящим, но больше уже ничего не боялась. Мне было неважно, какого ранга жуи я получу, – моя мать все равно завтра будет мной гордиться. Она станет свекровью самого Сына Неба, а мои брат с сестрой – королевскими родственниками! Я сожалела только о том, что отец не дожил до этого дня.
    Сянь Фэн вертел в руках «жуи». На лице его больше не было никаких признаков игривости. Казалось, он пребывал в нерешительности. Он хмурил брови, перебрасывал жезл из одной руки в другую, колебался и, наконец, не зная, что делать, обернулся к матери. Та поощрительно кивнула ему головой.
    Император начал кружить вокруг нас, как пчела вокруг цветов.
    Вдруг одна из стоящих в ряду девушек, самая младшая, не выдержав напряжения, приглушенно вскрикнула. На вид ей было не более тринадцати лет.
    Император подошел прямо к ней. Девушка начала плакать.
    Как взрослый, который утешает расплакавшегося ребенка, император вложил жуи в ее руку. Девушка сжала его и, упав на колени, тихо произнесла:
    – Спасибо.
    Главный евнух Сым пропел:
    – Сю Узава, дочь Еми Чжи Узава, избрана императорской женой пятого ранга! Ее титул – «Госпожа абсолютной чистоты»!
    С этого момента события понеслись галопом Чтобы распределить остальные жуи, императору не потребовалось много времени. Когда подошла моя очередь, император тоже вложил в мою руку соответствующий жезл, а Сым, как петух, торжественно пропел:
    – Ехонала, дочь Хой Чжэн Ехонала, избрана императорской женой четвертого ранга. Ее титул – «Госпожа величайшей доблести»!
    Я взглянула на свой жуи. Он был сделан из белого нефрита, а головка его не имела ничего общего с грибом. Она изображала плывущее облако, пронзенное магической стрелой. Я вспомнила, как отец мне однажды рассказывал, что в императорском обиходе облака и стрела символизируют созвездие Дракона.
    Следующие жуи перешли в руки девушек по имени Юн и Ли. Их провозгласили императорскими женами второго и третьего рангов, и обеим дали титул «Превосходные госпожи». Их жуи были сделаны в форме гриба линчжи, известного своими целительными свойствами. Они были украшены летучими мышами, символами процветания и доброй удачи.
    Потом последовали Мэй и Юй. Они получили соответственно шестой и седьмой ранги, а титул – «Госпожи великой гармонии». Мне трудно было их различить, потому что они были очень похожи друг на друга и одевались как близнецы. Шляпки их жуи имели форму каменных колокольчиков, которые символизировали торжество.
    Нюгуру шла последней. Ее провозгласили императрицей и вручили самый красивый жуи – из золота, инкрустированный драгоценными камнями. Ножку украшали резные символы плодородия: зерна, ветки с плодами, персики, яблоки, виноград. Тройную головку составляли гранаты, символизирующие бесчисленное потомство и бессмертие. Глаза Нюгуру сияли. Она низко поклонилась императору.
    Во главе с Нюгуру мы сперва встали, а потом снова упали на колени, и так несколько раз подряд. Мы кланялись отдельно императору Сянь Фэну и отдельно великой императрице Цзинь. Тренированными голосами мы выпевали свои приветствия:
    – Желаю Вашим Императорским Величествам десять тысяч лет жизни! Пусть ваше счастье будет полным, как Восточно Китайское море, а здоровье крепким, как деревья на склонах Южных гор!

    5

    После заката солнца нас всех распустили по домам, причем каждую девушку несли в паланкине в сопровождении целого отряда евнухов. В качестве дара меня одели в золотую одежду. Главный евнух сказал моей матери, что вплоть до императорской свадебной церемонии я должна оставаться дома и никуда не выходить.
    Вместе со мной домой прибыли императорские дары, предназначенные моему отцу, матери, сестре и брату. Отцу подарили набор из восьми церемониальных украшений для придворной мандаринской шляпы. Каждое украшение состояло из полого фарфорового цилиндра, в который вставлялось павлинье перо. На верху цилиндра было кольцо, за которое он прикреплялся к шляпе. Этот дар должен был перейти к моему брату.
    Мать получила специальный лакированный жуи с магическим рисунком. Сверху были изображены три небесные богини, дарующие спокойствие, здоровье и долголетие. В центре – летучая мышь, несущая в лапах каменный колокольчик и двойную рыбу, обозначающую изобилие. В самом низу, на ножке, – розы и хризантемы, символизирующие процветание.
    Ронг вручили потрясающую резную шкатулку амулет из сандалового дерева с несколькими нефритовыми фигурками внутри. Гуй Сян получил набор финифтевых стенных крючков, украшенных головами дракона. На них он мог повесить все, что угодно: зеркало, сумку, печатку, оружие или кошелек.
    Согласно расчетам придворного астролога я должна была войти в Запретный город в определенный день и час. Когда этот момент наступит, императорские курьеры меня известят. Главный евнух дал моей семье целый ворох наставлений по поводу соблюдения придворных ритуалов и правил этикета. Он терпеливо, по нескольку раз, повторял с нами все мельчайшие детали. Гуй Сян должен был занять место умершего отца. Для Ронг на этот день из дворца пришлют специальное платье. Матери даровали десять тысяч таэлей на обустройство дома. Глядя на эти деньги, мать едва не потеряла дар речи. И тут же начала бояться грабителей. Она распорядилась постоянно держать окна и двери запертыми. Однако главный евнух Сым ее успокоил, сказал, что теперь ее дом надежно охраняется.
    – Внутрь не пролетит даже муха, госпожа, – сказал он.
    Я спросила его, имею ли я право навестить друзей. Мне очень хотелось попрощаться с Большой Сестрицей Фэнн.
    – Нет, – последовал ответ.
    Я очень расстроилась. Потом попросила Ронг вернуть Фэнн одолженное у нее платье, а заодно и три сотни таэлей в качестве прощального подарка. Ронг мигом выполнила мою просьбу и вернулась с благословением Большой Сестрицы Фэнн.
    Много дней подряд мать и Ронг ходили по лавкам и покупали всякую всячину, а мы с Гуй Сяном чистили и украшали дом. Для тяжелой работы мы наняли рабочих. В доме перекрыли крышу, починили старые стены, вставили новые окна и укрепили сломанный косяк двери. Дядюшка воспользовался случаем и заказал новую дверь из красного дерева, искусно украшенную резным изображением бога денег. Мы переставили старую мебель и покрасили стены. У нас работали лучшие плотники и художники города. Каждый из них считал работу в нашем доме великой честью. Наличники окон и дверей они покрыли изысканным резным орнаментом, имитирующим императорский стиль. Особые мастера сделали для нас алтарные столы с курильницами ладана и скамейки. Иногда им приходилось работать тончайшими инструментами, напоминающими зубочистки и булавки.
    Когда все было готово, в дом пришел с инспекцией главный евнух Сым. Он молча, без всяких замечаний, оглядел дом, и выражение его лица было непроницаемым. Но на следующий день он явился снова, а вместе с ним – группа рабочих. Они перевернули все вверх дном, считая, что нужно начинать с нуля. Крышу, стены, окна, даже дядюшкину новую дверь – все надо было переделать заново.
    – Если ваша дверь будет смотреть в неправильную сторону, то постановление о браке вашей дочери выпущено не будет, – сказал он матери и дядюшке. Те разнервничались и начали просить у него совета.
    – Как вы думаете, в каком направлении вам следует преклонять колени, чтобы благодарить Его Величество? – спросил главный евнух, а затем сам же ответил на свой вопрос. – На север! Потому что император всегда сидит лицом на юг.
    Семья проследила за его взглядом, а затем ходила за ним по пятам, пока он указывал нам пальцем на все неполадки.
    – Эта краска неправильная. – Он описал в воздухе круг рукой. – Вместо холодного бежевого цвета здесь должен быть теплый бежевый. Его Величество любит радостные тона
    – Но Орхидея нам рассказывала, что Его Величество сам не прибудет в наш дом! – робко возразила мать. – Может быть, Орхидея ошиблась?
    Евнух покачал головой:
    – Вы должны понять, что теперь вы уже перестали быть теми, чем были прежде. Вы стали частью Его Величества, и поэтому представляете в городе его эстетические вкусы и принципы. То, что вы сделали со своим домом, может дурно повлиять на образ Сына Неба! Если разрешить вам делать все, что вам вздумается, то не сносить мне моей головы. Посмотрите на эти занавеси! Они из хлопка! Разве я не говорил вам, что хлопок – простонародный материал, а для императорской семьи подходит только шелк? Неужели мои слова просвистели сквозь ваши уши, как ветер? Дешевка принесет вашей дочери несчастливую судьбу!
    Уступая моим настойчивым просьбам, главный евнух разрешил мне покинуть дом на то время, пока императорские мастеровые будут производить в нем полное переустройство. Мать повела нас в самые престижные пекинские чайные дома в дорогом торговом районе Ван Фу Чжин и впервые в жизни вела себя как богатая дама. Она щедро раздавала чаевые носильщикам, официантам, поварам, слугам. Владельцы чайных домов собственноручно подносили к нашему столу лучшие вина. Мне было радостно смотреть на мать. Мое избрание императорской женой прекрасно повлияло на ее здоровье. Она хорошо выглядела, все время пребывала в приподнятом настроении. Мы веселились и праздновали. Я не чувствовала особых причин для гордости, потому что все сложилось благодаря моей внешности, что вряд ли можно было считать моей личной заслугой. Но все же мои усилия тут тоже сыграли свою роль, и к своим заслугам я не в последнюю степень причисляла мужество. Стоило мне проявить малодушие или повести себя неподобающим образом и столь редкая возможность в моей жизни была бы упущена
    Мать волновалась, смогут ли все вновь избранные императорские жены и наложницы мирно ужиться в Запретном городе. Мне не хотелось ее расстраивать, и поэтому я сказала, что мы все уже подружились. Я описала ей красоту Нюгуру, ее великолепные аристократические манеры и образованность. Про госпожу Юн я не знала, что сказать, и поэтому тоже сконцентрировалась на ее красоте. Сравнивая ее с госпожой Ли, я постаралась выделить особенности их характеров. Юн была очень смелой и мало заботилась о мнении других, а Ли, наоборот, была застенчивой и все время сомневалась в своих достоинствах.
    Когда речь зашла о самой юной из избранниц императора, о леди Сю, которая заплакала во время церемонии избрания, Ронг почувствовала уколы зависти. Чувствительная природа Сю требовала нежного обращения и постоянной заботы. Она была сиротой, удочеренной своим дядей в возрасте пяти лет, и, казалось, с тех пор так и осталась навсегда грустной и испуганной. Великая императрица послала к ней докторов, и те нашли у нее некоторое расстройство ума. Она, не переставая, плакала далее после того, как официально была избрана. Евнухи прозвали ее Плакучей Ивой. Великая императрица проявила беспокойство по поводу качества яиц, которые она снесет.
    – Без качественных яиц не будет и титула, – объявила она всем нам.
    Если Сю себя в ближайшее время не пересилит, то, по словам Ее Величества, она будет разжалована и отправлена домой.
    – Бедный ребенок, – вздохнула мать.
    После этого я перешла к рассказу о госпоже Мэй и госпоже Юй. Они казались близнецами. Обе не отличались особенно красотой, зато обладали крепким телосложением, и благодаря этому стали любимицами великой императрицы. Груди их по величине можно было сравнить с дынями, а задницы – с умывальными тазами. Они превосходно умели льстить и постоянно увивались вокруг Нюгуру, как собачки. Веселые и оживленные перед великой императрицей, наедине друг с другом они становились молчаливыми и апатичными. К тому же они не любили ни читать, ни рисовать, ни вышивать. Главной их заботой всегда было собственное тело и красивая одежда.
    – А какова из себя великая императрица? – расспрашивали меня мать и сестра. – Так ли она прекрасна и элегантна, как на портретах, которые мы видели?
    – Наверно, в молодости она действительно была красавицей, – уклончиво ответила я. – Но сегодня я бы сказала, что надетое на ней платье гораздо красивее ее лица.
    – А какова она в обращении? – продолжали расспрашивать меня. – Чего она ждет от всех вас?
    – Это трудный вопрос С одной стороны, она ждет от нас, чтобы мы соблюдали все дворцовые правила. «Члены императорской семьи, – передразнила я великую императрицу, – являются примером нравственности для всего государства. Ваша чистота должна соответствовать заветам наших предков. Если я поймаю вас за чтением книг непристойного содержания, то отдам палачу, и он вас повесит, как многих других до вас». Но, с другой стороны, великая императрица надеется, что мы будем как можно чаще иметь близость с императором Сянь. Она объявила, что ее расположение к нам будет напрямую зависеть от количества произведенных нами чад. От императора ждут, что он переплюнет в этом смысле как своего отца, так и деда. Прапрадед Сянь Фэна, император Кан Си, имел пятьдесят пять детей, а дед, император Чен Лун, – двадцать семь.
    – Вряд ли это станет проблемой, – подал голос Гуй Сян, забрасывая в рот горсть жареных орешков. – Его Величество имеет в своем распоряжении более трех тысяч наложниц Могу поклясться, что он даже не всех успевает «осчастливить».
    – Да, но тут есть препятствия, – возразила я, вспоминая, что в Книге регистрации императорской плодовитости, своеобразном дневнике, который вел главный евнух Сым и куда он записывал все спальные деяния Его Величества, эти деяния были весьма скудными. Великая императрица даже обвиняла императора в том, что он «намеренно и без всякого проку растрачивает драконово семя». И все потому, что император предпочитал любить одну единственную наложницу и забывал о своей обязанности распределять семя среди всех, то есть каждую ночь спать с новой женщиной. Великая императрица весьма зло отзывалась о прошлых наложницах императора, которые проявляли к нему слишком сильную привязанность. Она называла их «испорченными девками» и, не колеблясь ни минуты, строго наказывала.
    Я рассказала матери, что великая императрица специально повела нас в Зал наказаний, где я впервые увидела знаменитую когда то красавицу госпожу Фэй. Долгое время та была любимой наложницей императора Дао Гуана, и вот теперь она жила в огромном кувшине. Оказалось, что у госпожи Фэй отрублены все конечности. Глядя на нее, я едва не упала в обморок
    – Госпожа Фэй обвиняется в том, что она решила полностью завладеть императором, – холодно пояснила великая императрица. – Но ей не удалось никого обмануть, кроме самой себя!
    Ее оставили в живых только в назидание другим.
    Я никогда не забуду тот ужас, который я испытала при виде госпожи Фэй. Ее голова опиралась на край кувшина, лицо было грязное, с подбородка капала зеленая слизь.
    Мать схватила меня за плечи и встряхнула;
    – Обещай мне, Орхидея, что ты всегда будешь осторожной и мудрой.
    Я обещала.
    – А как же все остальные тысячи избранных красавиц? – спросил Гуй Сян. – Кто может запретить императору овладеть любой женщиной во дворце, если вдруг у него возникнет такое желание? Кажется, он может «осчастливить» по своей прихоти даже поломойку.
    – Ему действительно позволено все, однако мать не поощряет его к близости с дворцовыми поломойками, – сдержанно ответила я.
    – Почему Его Величество захочет возиться со служанками, когда в его распоряжении столько прекрасных жен и наложниц? – обратилась к матери Ронг.
    – Могу сказать только одно, – ответила мать, – что императора может сильно расстраивать, что он не имеет права по собственному желанию каждую ночь спать с любимой женщиной.
    Некоторое время мы молчали.
    – Очевидно, Его Величество просто ненавидит тех женщин, которых навязывает ему мать и евнухи, – продолжала мать. – И чувствует себя боровом, которого насильно тащат на случку.
    – Орхидея, а как ты собираешься себя вести? – спросила Ронг. – Ведь если ты будешь соблюдать все правила, то можешь вообще никогда не дождаться императорского благорасположения, а если попытаешься проявить инициативу и Его Величество тебя заметит, то великая императрица отрубит тебе конечности.
    – Знаете что? Пойдемте в Храм милосердия и посоветуемся с духом твоего отца, – предложила мать.
    Чтобы добраться до храма на вершине Гусиной горы, нам пришлось подняться по лестнице в несколько сотен ступенек. Мы зажгли благовония и сделали щедрое пожертвование. Но дух отца ничего мне не посоветовал. Я затрепетала и поняла, что мне придется действовать на свой страх и риск.
    Могила отца находилась на склоне горы, обращенном к северо западной части Пекина. Она поросла травой по колено. Сторожем на кладбище служил старик, который постоянно курил глиняную трубку. По поводу разбойников он нас заверил, чтобы мы не беспокоились.
    – Покойников в этих местах знают по их долгам, – сказал он, но тут же посоветовал: – Если же вы хотите оказать ему уважение, то купите место на кладбище выше по склону, там, где больше солнца.
    Я дала старику пятьдесят таэлей и попросила присмотреть, чтобы тело моего отца не выкопали и не растерзали дикие собаки, которые иногда раскапывают могилы в поисках корма. Старик был так потрясен моей щедростью, что выронил изо рта трубку.
    В один из дней из дворца в огромных коробках прибыли подарки. Они заняли в доме практически все свободное пространство и, кроме того, все столы и кровати. Негде было даже спать и есть. А подарки все продолжали прибывать. На следующее утро на нашем дворе разгрузили шесть монгольских лошадей, которые привезли картины, статуи, старинные произведения искусства, рулоны шелка и сучжоуские вышитые изделия. Одновременно мне вручили разные украшения из золота и драгоценных камней, а также множество пар обуви. Матери подарили золотой чайный сервиз, серебряные кастрюли и медные умывальники.
    Соседям приказали сдать нам свои дома под склады. Вокруг нашего дома в земле были вырыты огромные погреба, в которые складывалось мясо и овощи для предстоящего праздничного угощения. Для этих же целей были заказаны сотни кувшинов столетнего вина, а также восемьдесят ягнят, шестьдесят поросят и две сотни кур и уток. Праздник должен был состояться через несколько дней. Евнух распорядитель, который отвечал за этот праздник, пригласил на него тысячу человек, и среди них – разных сановников, министров, дворцовых чиновников и императорских родственников. Каждому гостю предлагалось двадцать перемен блюд, и угощение длилось три дня.
    Во время праздника я чувствовала себя отвратительно. Через стену я слышала пение, смех и пьяные крики веселящихся людей, но самой мне было запрещено появляться на людях. Мне было запрещено даже выходить на дневной свет. Я сидела взаперти в одной из комнат, украшенной красными и золотыми лентами. По всей комнате были развешаны сухие тыквы с нарисованными на них детскими головками. Мне было приказано постоянно смотреть на эти головки, что якобы должно было усилить мою плодовитость. Мать приносила мне еду и воду, а сестра заходила иногда составить мне компанию. Брата евнух распорядитель взял в оборот и учил его выполнять все обязанности отца. В назначенный день он должен был проводить меня до дворца. Каждые шесть часов от императора приезжал гонец, который оповещал нас обо всем, что происходило в Запретном городе.
    Лишь много позже мне стало известно, что Нюгуру была избрана не только благодаря великой императрице, но и – не в меньшей степени – благодаря другим членам императорской семьи. Решение о том, что она станет императрицей, было принято год тому назад. Чтобы прийти к окончательному согласию, двору потребовалось восемь месяцев. Дары, полученные кланом Нюгуру, в пять раз превышали то, что получили мы, остальные императорские жены. Нюгуру должна была войти в Запретный город через центральные ворота, в то время как мы – через боковые.
    Много лет спустя люди начнут говорить, что я ревновала к Нюгуру. Но вначале ничего подобного не было. В то время меня захлестывали совсем другие чувства, я просто радовалась своей удаче. Главное, что я никак не могла забыть, как рои мух слетались на гроб моего отца и как моя мать вынуждена была продать свои последние украшения. Кроме того, я не могла забыть, что меня обручили с кузеном Пином. Поэтому за все произошедшие со мной перемены я не уставала благодарить Небо.
    Сидя взаперти в красной с золотом комнате, я размышляла о том, как сложится мое будущее. Что значит быть четвертой женой императора Сянь Фэна? По этому поводу меня мучили тысячи вопросов. И главный из них: какой он, император Сянь Фэн? В качестве жениха и невесты мы с ним не перемолвились ни единым словом.
    Я мечтала о том, чтобы стать фавориткой Его Величества. Но в то же время была уверена, что точно такую же мечту вынашивают все остальные императорские жены и наложницы. Можно ли решить этот вопрос полюбовно? И реально ли, чтобы Его Величество распределил между нами свою божественную сущность поровну?
    Детские и юношеские годы, проведенные в доме Ехонала, очень мало подготовили меня к решению подобных вопросов. У отца не было наложниц
    – Он не может себе их позволить, – как то пошутила мать.
    Но, по существу отцу они не были нужны, потому что он целиком был предан матери. Я привыкла думать, что так и должно быть: семью составляют влюбленные друг в друга мужчина и женщина, а также их дети. Неважно, сколько страданий им приходится испытать вместе: счастье – само обладание друг другом. Таковы были сюжеты моих любимых опер. Их персонажи долго мучились, но потом в их жизни все заканчивалось счастливо. И я лелеяла точно такие же надежды – до тех пор, пока перед моими глазами не замаячил кузен Пин. От ужаса я не знала, куда деваться, и моя жизнь заскользила, как по арбузной кожуре, я понятия не имела, куда она меня заведет. Мне оставалось только прилагать усилия к тому, чтобы сохранять равновесие.
    Большая Сестрица Фэнн не уставала повторять, что в реальной жизни брак – это торг, в котором женщина пытается заполучить себе покупателя побогаче. И как во всякой торговле, зайца с белкой здесь невозможно спутать – цена говорит обо всем.
    Я научилась различать желаемое и действительное в день смерти моего отца, когда его бывшие друзья пришли к нам требовать свои долги. Кое чему я научилась и от дядюшки. Однажды мать мне сказала такую фразу «Тому, кто хочет пройти под низким карнизом, надо научиться наклонять голову, иначе можно расшибить лоб». А Большая Сестрица Фэнн говорила еще определеннее: «Возвышенные мечтания не принесли мне в жизни никакой пользы. Разве существует на белом свете хоть одна мать, которая хочет продать своего ребенка? И тем не менее многие матери их продают».
    Дядюшка пришел меня навестить вместе с кузеном Пином, и им пришлось опуститься передо мной на колени. Когда дядюшка назвал меня Ваше Величество, Пин засмеялся.
    – Папа, это же Орхидея! – сказал он, но не успел докончить фразы, как евнух распорядитель стегнул его кнутом по лицу.
    Дядюшка понял, что теперь уже поздно восстанавливать наши отношения. Он проявлял уважение и хотел извлечь для себя пользу из сложившейся ситуации. Он слишком быстро забыл о том, как относился ко мне всего несколько месяцев назад. И это было с его стороны недальновидно, потому что вначале я собиралась ему помочь.
    Как только дядюшка с Пином удалились, в комнату скользнула моя сестра. После разных обиняков она наконец высказалась определенно:
    – Орхидея, если ты сможешь мне помочь, то я хотела бы выйти замуж за принца или министра двора.
    Я пообещала ей смотреть в оба. Она обняла меня и заплакала. Наше расставание тяжелее досталось ей, чем мне.
    Двадцать шестого июня 1852 года было объявлено счастливым днем для бракосочетания Его Величества императора Сянь Фэна. Накануне вечером Гуй Сян прошелся по пекинским улицам и был потрясен увиденным.
    – Везде уже началось празднование, – рассказывал мой брат. – Каждая семья вывесила на дверях своего дома большой церемониальный фонарь. С крыш стреляют огненными хлопушками Весь народ одет по праздничному, в красные и зеленые одежды. Главные улицы украшены фонарями на целые мили. Везде развешаны плакаты со счастливыми пожеланиями вроде: «Желаем, чтобы императорский союз длился вечно!».
    В Запретном городе празднование началось на закате. У ворот были постелены красные ковры для приема невест и гостей. От Ворот зенита и до Дворца высшей гармонии, от Дворца небесной чистоты и до Дворца вселенской полноты – везде были развешаны сотни тысяч красных шелковых фонариков На них изображались звезды и боевые секиры. Также повсюду виднелись шелковые зонтики абрикосового цвета, на которых были вышиты цветы лотоса. Все колонны и балки во дворцах были обернуты красным шелком с вышитым иероглифом «счастье».
    Еще утром в Зале небесной чистоты были расставлены столы, на которых лежала Книга регистрации императорских браков. Здесь же располагались два императорских оркестра – один у восточной стены, другой у западной Со всех стен свешивались церемониальные флаги. От Ворот вечной гармонии и до Ворот зенита – на расстоянии примерно в три мили – стояли приготовленные двадцать восемь паланкинов, которые должны были доставить во дворец невест. Я никогда в жизни не видела таких больших паланкинов. У того, который приехал за мной, с трех сторон были сделаны окошки. Он был целиком обит красным шелком и заткан иероглифом «счастье». Крыша его была отделана золотой бахромой. На ней помещались две платформы. На одной из них стояли два золотых павлина, и каждый держал в клюве по кисточке – символу высшей власти, ума и доблести. На второй – четыре золотых феникса– символы красоты и женственности. В центре крыши был укреплен шар гармонии – символ союза и бесконечности. Мой выезд сопровождали сто евнухов, восемьдесят придворных дам и две тысячи солдат почетного караула.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:41 am автор Lara!

    Я встала до рассвета и была несказанно удивлена тем, что в комнате уже множество народа. Мать стояла на коленях напротив моей кровати. Рядом с ней выстроились восемь женщин. Об их приходе я была предупреждена заранее. Это были мэнфу – представительницы аристократических семейств, жены самых известных и выдающихся государственных деятелей. Они пришли по просьбе императора Сянь Фэна, чтобы помочь мне одеться перед свадебной церемонией.
    Я попыталась сделать веселое лицо, но слезы закапали у меня из глаз.
    Мэнфу начали молить меня сказать, чем я так расстроена. Я ответила:
    – Мне трудно встать, пока моя мать стоит на коленях.
    – Орхидея, ты должна привыкать к этикету, – сказала мать. – Теперь ты госпожа Ехонала. И твоя мать почитает за честь быть твоей служанкой
    – Вашему Величеству пора принимать ванну, – напомнила одна из мэнфу.
    – Госпожа Ехонала, могу ли я подняться? – спросила мать.
    – Да! Очень тебя прошу! – закричала я и спрыгнула с кровати.
    Мать поднималась с колен очень медленно. Я видела, что у нее сильно болят ноги. Дамы резво бросились в соседнюю комнату и начали готовить для меня ванну. Эта ванна представляла собой огромную бочку, заранее принесенную сюда евнухом распорядителем. Мать задернула занавески и опустила в бочку палец, чтобы проверить температуру воды.
    Мэнфу собирались меня раздеть. Я оттолкнула, чтобы раздеться самостоятельно. На это мать заметила:
    – Помни, если ты будешь затруднять себя какой нибудь работой, то это будет сочтено умалением достоинства Его Величества
    – Я начну соблюдать все правила, когда прибуду во дворец.
    Но меня уже не слушали: мэнфу меня раздели, потом, попросив разрешения, с достоинством удалились.
    Мать взялась меня намыливать. Это было самое долгое мытье в моей жизни. По ее прикосновениям можно было догадаться: она уверена, что мы общаемся так близко последний раз в жизни.
    Я изучала ее лицо: оно было бледнее редьки, в уголках глаз – морщинки. Мне так хотелось выскочить из ванны и крепко ее обнять! Мне хотелось ей сказать: мама, я никуда не уезжаю!
    Мне хотелось, чтобы она поняла, что без нее у меня не будет счастья.
    Но я не проронила ни слова. Я боялась ее разочаровать, потому что для нее теперь я воплощала мечту своего отца и восстанавливала честь всего рода Ехонала. Накануне вечером евнух распорядитель ознакомил меня со всеми действующими во время церемонии правилами. После вступления в Запретный город мне будет запрещено навещать свою мать. А ей дадут такую возможность только в случае крайней нужды, да и то после письменного обращения в Управление двора и получения оттуда заверенного разрешения. Министр двора должен будет сперва удостовериться, что дело действительно имеет крайнюю важность, и только после этого выдаст разрешение. При мысли о том, насколько я буду оторвана от своей семьи, мне стало страшно, и я снова заплакала.
    – Голову выше, Орхидея! – Мать достала полотенце и начала меня вытирать. – Если ты будешь так плакать, то тебя сочтут недостойной твоего нового звания.
    Я обняла ее за шею мокрыми руками
    – Пусть твое здоровье поскорее поправится! – сказала я.
    – Да, да! – заулыбалась мать. – Древо моего долголетия этой ночью пустило росток!
    В комнату вошла Ронг. На ней было светло зеленое шелковое платье, все в золотых бабочках. Она встала на колени, поклонилась мне до земли и произнесла с явным удовольствием:
    – Я очень горжусь тем, что стала родственницей императора
    Но я ничего не успела ей ответить, потому что евнух распорядитель снаружи провозгласил:
    – Явился князь Гуй Сян, чтобы засвидетельствовать почтение госпоже Ехонала!
    – Пусть войдет. – На этот раз нужные слова соскользнули с моего языка без всяких затруднений.
    Брат вошел в комнату
    – Орхид... то есть госпожа.. Госпожа Ехонала, им... то есть Его Величество император Сянь Фэн...
    – Сперва ты должен пасть на колени, – поправила его мать.
    Гуй Сян неуклюже попытался встать на колени. При этом он зацепился за полу своего платья и упал. Мы с Ронг начали хихикать.
    Гуй Сян постарался исправить ситуацию и выполнить необходимые поклоны. У него получилось очень забавно и неуклюже. После всех поклонов он сложил руки поверх живота, как будто страдая желудком.
    Потом он сказал:
    – Около часа назад Его Величество закончил утренний туалет и сел в свой драконий паланкин.
    –А как выглядит его паланкин? – с любопытством спросила Ронг.
    – Шелковый балдахин, который поддерживают девять драконов. Его Величество отправился во Дворец щедрости, чтобы повидаться с великой императрицей. Сейчас он, должно быть, закончил церемонию в Зале высшей гармонии и проверяет Книгу регистрации императорских браков. После этого он будет получать поздравления от своих министров. А потом..
    Тут в небе раздался громкий шум
    – Свадебная церемония началась! – закричал Гуй Сян. – Очевидно, Его Величество только что поставил свою подпись в Книге регистрации. Сейчас он должен отдать приказ своему почетному караулу, чтобы те доставили во дворец императорских невест!
    В утреннем свете я выглядела как цветущий пионовый куст. Мое платье переливалось всеми оттенками красного и сверкало блестками желтого, кремового, светло лавандового и голубого цвета. Оно состояло из восьми слоев шелка и было расшито весенними цветами, реально существующими в природе и воображаемыми. Кроме того, оно было расшито золотыми и серебряными нитями и украшено огромными розетками из драгоценных камней. Я в жизни своей не носила ничего более прекрасного и в то же время более неудобного. К тому же это платье было очень тяжелым.
    Мои волосы, зачесанные наверх, были украшены жемчугом, нефритом, кораллами и бриллиантами. Спереди прическу венчали три только что сорванных розовых пиона Я все время боялась, что они упадут и испортят мне туалет. Поэтому я не смела пошевелиться, и шея у меня очень скоро затекла и разболелась. Евнухи сновали взад вперед и вполголоса переговаривались между собой. Словно на сцене, все были одеты и двигались согласно строгим, хотя и мало кому понятным предписаниям
    Мать все время хватала евнуха распорядителя за рукава и спрашивала, не случилось ли чего плохого. Тому это в конце концов надоело, и он подослал к ней своих помощников, совсем юных мальчишек, чтобы те ее развлекали. Они усадили ее в кресло и попросили не доставлять никому хлопот.
    В нашей гостиной все блестело. Посередине нее стоял церемониальный стол, сделанный специально для того, чтобы на нем лежала Книга регистрации и высеченная из камня императорская печать. В соседних комнатах тоже были приготовлены столы для благовоний. Пространство перед ними было устлано коврами, на которые я должна была преклонить колени, когда получу брачное постановление. По периметру ковров стояли евнухи в ярко желтых халатах. Я чувствовала себя уже совершенно измученной, но евнух распорядитель сказал, что до начала церемонии пройдет еще очень много времени.
    Так пролетело два часа. Наконец я услышала топот копыт, и восемь благородных дам срочно кинулись поправлять мой макияж. Они опрыскали меня сильно пахнущими духами, расправили одежду и помогли подняться со стула. Я чувствовала себя так, словно все мои суставы заржавели.
    Улица была заполнена императорскими гвардейцами и евнухами. Ожидающий у дверей Гуй Сян встретил посланника Его Величества. Стоя на коленях, он произнес наше родовое имя и прочитал наизусть короткую приветственную речь. Затем он стукнулся три раза лбом о пол и сделал девять поклонов. Через минуту я услышала, как императорский посланник произносит мое имя. Благородные дамы, как по команде, выстроились в два ряда. Я вышла из комнаты и по этому живому коридору медленно двинулась к церемониальному столу.
    Передо мной стоял сильно накрашенный евнух с кроличьим лицом. Это и был посланник императора, одетый в сверкающее желтое платье. На его шляпе красовалось павлинье перо и красный бриллиант. Он избегал глядеть мне в глаза. После трех глубоких поклонов он «пригласил в дом» три предмета. Первый из них – небольшой ящичек, из которого евнух достал свиток желтого шелка. Это и было постановление. Второй – Книга регистрации императорских браков, а третий – высеченная из камня печать с моим именем и титулом.
    Следуя за евнухом, я провела перед столами весь положенный ритуал. Я кланялась и стукалась лбом об пол столько раз, что у меня начала кружиться голова. Мне стало казаться, что с меня вот вот начнут спадать украшения. После этого я принимала благословения от своей семьи.
    Мать подошла первой, за ней Ронг, затем дядюшка и кузен Пин. Они встали на колени и поклонились посланнику и мне. Мать так сильно дрожала, что из ее прически выскользнула одна из шпилек.
    – Держи, – быстро сказала я, подхватив шпильку на лету.
    Евнухи пронесли Книгу регистрации и резную печать над столом с благовониями. Казалось, они сгибались под непомерной тяжестью этих предметов.
    Согласно инструкции по этикету, я сбросила с головы шелковую накидку и поклонилась и книге, и печати. После этого, оставаясь коленопреклоненной, я повернулась лицом на север.
    Посланник развернул свиток и начал читать постановление. У него был звучный, красивый голос, но я не могла понять ни слова. Только через некоторое время я поняла, что он читает на двух языках – маньчжурском и мандаринском, причем в стилизованной под старину манере. Когда то отец мне говорил, что, работая в своем кабинете, он часто пропускает маньчжурские части докладов и сразу же приступает к китайскому тексту, чтобы сэкономить время.
    Изнемогая под тяжестью своего туалета, я казалась себе улиткой, которая несет на спине свой домик. Пока продолжалось чтение, я потихоньку оглядывалась кругом. Коридор был забит гвардейцами. У входа на террасу стояли наготове два паланкина. Почему два? – подумала я. Разве из нашего дома во дворец понесут не только меня?
    Но вот посланник кончил читать, и я поняла, для чего был предназначен второй паланкин. Евнухи снова сложили постановление, Книгу регистрации и резную печать в коробки, а затем «пригласили» эти предметы «сесть» во второй паланкин. Посланник объяснил, что отныне эти предметы считаются частью меня самой.
    – Дорогу императорскому фениксу! – провозгласил посланник, и по его знаку моя семья в последний раз упала на колени.
    Я заметила, что макияж у матери размазался, но она, уже не думая о том, как выглядит, утирала платком обильно текущие слезы.
    В это время заиграл оркестр. Звук китайских труб был так громок, что у меня заложило уши. Впереди меня двигалась группа евнухов, которые стреляли в разные стороны хлопушками. Я шагала по ковру из кусочков красной бумаги, соломы, зеленых бобов и разноцветных сушеных фруктов. Я старалась прямо держать шею, чтобы с головы не упало ни одно украшение.
    Меня бережно усадили в паланкин, и я еще больше почувствовала себя улиткой. Носильщики рьяно взялись за поручни, едва не выронив меня.
    За воротами пришли в движение всадники. Знаменосцы несли флаги с изображением драконов и желтые зонтики. Среди всадников были и женщины, одетые в маньчжурские боевые костюмы XVI века. К их седлам была приторочена кухонная утварь, с которой свешивались желтые ленты.
    Впереди всадников двигалось стадо животных, выкрашенных красной краской. Казалось, что это течет кровавая река. Приглядевшись повнимательнее, я разглядела среди них баранов и гусей. Мне объяснили, что эти животные символизируют долгосрочную удачу, а красный цвет – вкус к жизни.
    Я опустила занавески, чтобы никто не видел моих слез. Надо было готовиться к долгой разлуке со своей семьей. Все случилось так, как хотела моя мать, пыталась убедить я саму себя. Мне вспомнилось одно стихотворение, которое она читала мне в детстве:

    Как поющая река,
    Ты рвешься на свободу.
    А я – оставленная позади гора.
    Я смотрю тебе вслед,
    И память о нас
    Наполняет меня счастьем.

    Воистину, память о нас наполняла меня счастьем. Мои воспоминания – вот все, что я уносила с собой из дома. Когда паланкин начал двигаться ровнее, я слегка отдернула занавеску и выглянула на улицу. Родные уже исчезли из поля зрения. Вместо них перед глазами столбом стояла пыль и сплошной стеной двигались одетые в парадную форму гвардейцы.
    Внезапно я увидела Гуй Сяна. Он все еще стоял на коленях и лбом касался земли. У меня упало сердце, и я вскрикнула, словно китайская лютня, расколовшаяся прямо во время исполнения веселой мелодии.

    6

    В тот день, когда я стала императорской наложницей, праздничной церемонии я, в общем то, и не видела. Я сидела в паланкине и только слышала, как на Воротах зенита бьют колокола.
    Нюгуру была единственной из нас, кто вошел в Запретный город через Ворота божественной полноты – главного входа в заповедные императорские владения. Все остальные невесты входили туда через боковые ворота.. Мой паланкин пересек Золотой поток по одному из пяти переброшенных через него мостиков. Этот поток представлял собой границу запретных владений, а каждый мостик символизировал одну из пяти конфуцианских добродетелей: верность, стойкость, честность, скромность и почитание родителей. Потом я миновала Ворота правильного поведения и оказалась во внутреннем дворе, по размерам превосходящем все остальные в Запретном городе. Мой паланкин обогнул Тронный дворец, украшенный огромными резными колоннами и увенчанный великолепной многоярусной крышей, которая возвышалась над широкой беломраморной Террасой дракона.
    Меня высадили из паланкина у Ворот божественного сияния. К тому времени наступил полдень. Почти одновременно сюда же прибыли и другие девушки: госпожи Юн, Сю, Мэй и Юй. Мы чинно оглядели друг друга и стали ждать.
    Появились евнухи, которые оповестили нас, что император Сянь Фэн и императрица Нюгуру начали свадебную церемонию.
    Я себя чувствовала не очень хорошо. Хотя с самого начала мне было ясно, что, по существу, я лишь одна из трех тысяч императорских наложниц, но все равно мне очень хотелось оказаться сейчас на месте Нюгуру, и я ничего не могла с этим поделать.
    Вскоре снова появились евнухи и оповестили нас, что пора расселяться по отведенным нам апартаментам. Мое новое местожительство называлось Дворцом сосредоточенной красоты. Здесь я провела многие годы своей жизни. Именно здесь я узнала, что император Сянь Фэн распределяет между нами свою божественную сущность далеко не поровну.
    Дворец сосредоточенной красоты был окружен столетними деревьями. Когда дул ветер, их листья громко шумели, рычали и ворчали. Это ворчание напомнило мне любимую поэтическую строку одного поэта: «Тело ветра можно увидеть сквозь колеблющуюся листву». Я попыталась сориентироваться. Вход во дворец находился с западной стороны, и, похоже, он был единственным во всем здании. Само здание напоминало храм, с высокими стенами и изогнутой крышей, покрытой желтой полированной черепицей. Все его колонны и балки были ярко разрисованы, наличники окон и дверей украшены резьбой символов плодородия: разные фрукты и овощи круглой формы, руки Будды, пышно цветущие растения, морские волны и облака.
    Во дворе бесшумно появилась группа красиво одетых мужчин и женщин. Они бросились ко мне, и все как один упали на колени. Я глядела на них и не знала, чего они от меня хотят. Наконец один из них сказал:
    – Наступил счастливый момент, госпожа Ехонала. Разрешите нам проводить вас во дворец
    И тут я поняла, что все это мои слуги.
    Но лишь только я приподняла край платья и собралась сделать шаг в сторону дворца, как услышала в отдалении ужасный грохот.
    От неожиданности я едва не потеряла равновесие, и слугам пришлось подхватывать меня на лету. Мне объяснили, что это звуки китайского гонга, которые ознаменовали момент, когда император Сянь Фэн и императрица Нюгуру вступают в Великий брачный зал.
    Об императорских брачных церемониях я много слышала от Большой Сестрицы Фэнн. По описанию мне были хорошо знакомы даже сама брачная постель и занавешивающие ее, сверкающие, как солнце, прозрачные шторы, покрытые знаками плодородия. Я знала даже о ярко желтом шелковом одеяле, расшитом тысячью играющих детей.
    Много лет спустя Нюгуру рассказала мне, что запах в императорской спальне стоял столь сладостный, что его ни с чем нельзя было сравнить. Этот запах исходил от самой брачной кровати, которая была сделана с использованием душистого сандала. Нюгуру вошла в спальню в сопровождении главного евнуха Сыма, который нес ее регалии. На голове у нее было три золотых феникса.
    В день брачной церемонии Нюгуру вышла из паланкина возле Дворца земного спокойствия. Ее провели сперва в Зал материнского благословения, потом в другой, где она сменила одежду со светло желтой на ярко желтую, и лишь потом вступила в брачный покой. Голова и лицо ее при этом были покрыты накидкой из ярко желтого шелка. В таком виде она подошла к императору Сянь Фэну, произнесла брачную клятву и отпила из свадебной чаши.
    «Стены в брачном покое были красными, причем такими яркими, что я решила, что у меня что то случилось со зрением, – с улыбкой вспоминала потом Нюгуру. – Сперва мне показалось, что комната пуста, потому что она была слишком большой. У северной стены стояли два трона, у южной – большая кирпичная кровать, которая подогревалась с помощью находящейся под ней жаровни».
    Все это я и представляла себе так явственно: и место, и ритуал полностью соответствовали описаниям Большой Сестрицы Фэнн. Трудно было бороться с чувством какой то обиды.
    Я говорила себе, что для этого у меня нет никаких причин. Что с моей стороны подло испытывать зависть и тешить себя мыслью, что я достойна большего, чем мне уже даровано. Чувство горечи никак не хотело меня покидать. Я пыталась рисовать в воображении Пина и его омерзительные, почерневшие от опиума зубы. Но разум мой меня не слушался и шел своей дорогой. Мне вспомнилась мелодия из одной любимой оперы – «Любовь маленькой простушки». В ней рассказывалась история служанки и солдата, ее возлюбленного. Солдат подарил своей любимой в качестве свадебного подарка кусок мыла, и служанка была просто счастлива. Вспомнив эту сцену, я снова заплакала.
    Ну почему я не могу получать удовольствие от созерцания наполняющих комнату сокровищ? – спрашивала я себя. Слуги одели меня в роскошное платье абрикосового шелка, расшитое цветами сливы. Раньше такие платья я носила только в воображении. Я подошла к зеркалу и увидела в нем потрясающую красавицу. В волосах моих блистала заколка в форме стрекозы, инкрустированная рубинами, сапфирами, жемчугом, турмалинами, тигровым глазом и перьями зимородка. Я огляделась кругом. Мебель в комнате была сплошь резной, украшенной мозаичными панно из драгоценных камней. С одной стороны стояли комоды из сандалового дерева, с другой стороны – умывальник из розового дерева, инкрустированный перламутром. Кровать отгораживали ширмы, расписанные знаменитыми древними мастерами. Мое сердце кричала «Чего еще тебе надо, Орхидея? Что еще смеешь ты просить?»
    Было холодно, но мне приказали днем дверей не закрывать. Я села на кровать, покрытую бежевым покрывалом. У стены были сложены в аккуратную стопку восемь шелковых стеганых одеял. Длинный полог над кроватью был расшит белыми глициниями, а его красный кант – розовыми и зелеными пионами.
    Тут через окно я увидела, как к моему обиталищу приближается главный евнух Сым в сопровождении еще нескольких, более молодых евнухов.
    – Почему не зажжены лампы? – с неудовольствием спросил он.
    Потом он увидел в окне меня, и на лице его появилась любезная улыбка. Он опустился на колени и сказал:
    – Госпожа Ехонала, ваш раб Сым к вашим услугам.
    – Прошу вас, встаньте. – Я тоже вышла в сад.
    – Ваши слуги уже себя представили? – спросил он, не вставая с колен.
    – Нет еще, – ответила я.
    – Они будут за это наказаны, потому что не выполнили свою обязанность. – Он поднялся на ноги и щелкнул пальцами.
    Появились два огромных евнуха с длинными – длиннее человека – кожаными кнутами.
    Я вздрогнула, не имея понятия о том, что должно сейчас произойти.
    – Всем виновным выстроиться в ряд! – скомандовал Сым
    Слуги, дрожа, выстроились.
    Кто то принес два ведра воды, огромные евнухи окунули в них свои кнуты.
    – Господин Сым, – позвала я. – Прошу вас, поймите, что никакой вины моих слуг здесь нет. Просто вплоть до этого момента я еще не успела приготовиться.
    – Значит, вы прощаете своих слуг? – спросил Сым с кривой ухмылкой на лице. – Вам следует ждать от них только абсолютной точности в исполнении своих обязанностей. Я их все таки накажу. Законы Запретного города можно выразить одним предложением: «Уважение достигается с помощью кнута».
    – Прошу прощения, господин Сым, – возразила я. – Я не считаю нужным наказывать того, кто ни в чем не виноват. – Сказав это, я тут же пожалела о вырвавшихся словах.
    – А я тем не менее уверен, что слуги виноваты. – Казалось, Сыму вся сцена начала надоедать. Он повернулся и пнул ногой одного из стоящих рядом евнухов.
    Чувствуя отвращение, я вернулась в свою комнату.
    Главный евнух Сым наконец выбрал момент объявить мне о цели своего визита. Мы сели в гостиной, и туда же вошли все двадцать, а то и больше, моих служанок и евнухов. С заученным терпением Сым стал объяснять мне, как устроен Запретный город. Он описал мне различные департаменты и ремесленные мастерские, большинство из которых, по всей видимости, находились под его управлением. Он описал склады, где хранились слитки золота и серебра, меха, фарфор, шелк и чай. В его ведении была доставка ко двору жертвенных животных, зерна и фруктов для религиозных церемоний. Под его управлением находились другие евнухи, которые отвечали за псарню, где разводились пекинесы. Он надзирал над департаментами, которые поддерживали в надлежащем состоянии дворцы, храмы, сады и парки.
    Я сидела с прямой спиной и высоко поднятым подбородком. Даже если Сым просто хвастался своей властью, я была рада войти в курс дела. А он между тем описывал мне расположение разных внутренних помещений, классов, в которых воспитывались принцы, императорских казарм, где жили гвардейцы, выполнявшие функции дворцовой полиции.
    – В мои обязанности входит контроль над императорскими кладовыми, над лавками, где производят одежду и краску, над теми, кто следят за сохранностью императорских лодок, отвечают за проведение игр, заведуют печатными мастерскими, библиотеками, шелковичными и медовыми фермами.
    Из всех этих департаментов меня больше всего заинтересовал театральный, а также те, которые занимались разными видами ремесел
    – У меня очень много обязанностей, – заключил главный евнух Сым. – Но, кроме них, я должен еще следить за чистотой престолонаследия императора Сянь Фэна
    Я поняла, что он хочет поразить меня своей властью.
    – Прошу вас, господин Сым, взять руководство мной в свои руки, – сказала я. – Потому что я всего лишь наивная девчонка из далекой провинции Уху. Я буду очень благодарна вам за советы и покровительство.
    Удовлетворенный моим смирением, он сообщил, что пришел выполнить два приказания моей свекрови. Первое из них касалось вручения мне кошки.
    – Ваши дни в Запретном городе будут тянуться долго, – сказал он, давая знак евнухам, которые внесли коробку. – Эти дни вам скрасит кошка.
    Я открыла коробку и увидела прелестного маленького белого котенка
    – Как его зовут? – спросила я.
    – Снежинка, – ответил Сым. – Разумеется, это самка.
    Я бережно вытащила кошечку из коробки. У нее были тигриные глазки, и она казалась испуганной.
    – Снежинка, – сказала я. – Заходи, не бойся.
    Второе приказание касалось моего годового содержания.
    – Оно будет состоять из пяти слитков золота, тысячи серебряных таэлей, тридцати кусков шелка, некоторого количества шелковой и хлопковой одежды, пятнадцати буйволовых кож, а также козлиных, змеиных и заячьих шкур, и из сотни серебряных пуговиц. На первый взгляд кажется, что это много, но к концу года вы наверняка будете испытывать денежные трудности, потому что вам придется платить жалованье своим шести евнухам, шести придворным дамам, четырем служанкам и трем поварам. Служанки приставлены к вашим личным нуждам, а евнухи обязаны следить за чистотой во дворце и за садом, а также выполнять отдельные поручения и служить посыльными. Кроме того, они обязаны охранять ваш сон. В первый год они будут дежурить по очереди: пятеро вне, а один внутри вашей комнаты. Вы не сможете по собственному усмотрению назначать евнуха, который будет спать в вашей комнате, до тех пор, пока великая императрица не сочтет, что вы к этому готовы.
    Слуги смотрели на меня без всякого выражения. Я понятия не имела о том, что происходит в их головах.
    – Я выбрал для вас лучших слуг, – продолжал с кривой ухмылкой главный евнух. – Храпящих во сне я отправил к госпоже Мэй, ленивых – к госпоже Юй, а самых злобных – к госпоже Юн... – Тут он многозначительно посмотрел на меня, как будто ожидая с моей стороны какой то ответной реакции.
    Неписаная дворцовая традиция требовала после таких слов награждения евнуха за изъявление верности. Об этом я, разумеется, знала, однако растущее недоверие к Сыму не позволило мне воспользоваться подвернувшейся возможностью. Я воображала себе, что он станет говорить обо мне перед госпожой Нюгуру или перед госпожами Юн, Ли, Сю, Мэй и Юй. Можно было не сомневаться, что у него в запасе было полно разных трюков, с помощью которых он мог облапошить нас всех.
    – Могу ли я узнать о положении других жен Его Величества? – спросила я. – Где они будут жить?
    – Императрица Нюгуру остаток этой недели проведет с императором Сянь Фэном во Дворце земного спокойствия. Потом она переедет во Дворец небесного приема, который станет ее постоянной резиденцией. Для госпожи Юн приготовлен Дворец вселенского наследования, для госпожи Ли – Дворец вечного мира, для госпожи Мэй – Дворец великого милосердия, для госпожи Юй – Дворец безграничного счастья.
    – А как госпожа Сю? – поинтересовалась я.
    – Госпожа Сю отправлена обратно к родителям, на юг. Ее здоровье требует особого внимания. Когда она вернется, ей предназначен Дворец приятного солнечного сияния.
    – Насколько я понимаю, дворцы всех остальных ясен императора расположены в восточной части Запретного города. Скажите, кто еще, кроме меня, проживает в западной его части?
    – Вы единственный человек, проживающий в западной части, госпожа Ехонала.
    – Могу ли я узнать почему?
    Главный евнух Сым понизил голос до шепота:
    – Моя госпожа, если вы будете задавать слишком много вопросов, то можете навлечь разного рода неприятности. Тем не менее, рискуя потерять свой язык, я удовлетворю ваше любопытство. Правда, сперва я должен почувствовать к вам полное доверие. Могу ли я положиться на ваше слово?
    Я немного поколебалась, но потом все же ответила:
    – Да.
    Сым наклонился ко мне и зашептал едва ли не в самое ухо.
    – Мысль поселить вас здесь могла прийти в голову как императору Сянь Фэну, так и великой императрице. Если она принадлежит великой императрице, то... Простите меня, я слишком волнуюсь, чтобы произнести это вслух... У Ее Величества есть обыкновение селить своих любимчиков рядом с собой, в восточной части города. Так ей удобнее, потому что, когда ей нужна компания, она в любую минуту вызывает их к себе.
    – Вы хотите сказать, что она меня невзлюбила, и поэтому не хочет видеть рядом с собой?
    – Я этого не говорил! Вы сами сделали это заключение.
    – Но разве это неправда?
    – Я не буду отвечать на этот вопрос
    – А что, если это распоряжение исходило от императора Сянь Фэна? Если это его мысль?
    – Если мысль исходила от Его Величества, то это знак, что он вас выделяет. Он хочет, чтобы вы находились как можно дальше от его матушки. Другими словами, если он задумает вас посетить, то шпионить за вами для великой императрицы будет очень неудобно. В таком случае примите мои поздравления, моя госпожа.
    Вскоре после его ухода я послала к нему слугу с двумястами таэлей в качестве подарка. Сумма была внушительной, но я чувствовала, что должна это сделать. Без него я скорей всего окажусь в роли слепца, который шагает по дороге, уставленной капканами. В то же время меня ни на минуту не покидало ощущение, что этого человека надо опасаться.
    Наступил вечер. Небо и листья на деревьях потемнели, словно их облили чернилами. По закатному небу неслись тучи, постоянно меняя очертания. На высоких ветвях располагались на ночлег вороны. Они так истошно кричали, словно прожитый день им тяжело достался.
    Я позвала слуг и объявила, что хотела бы поужинать. Они поклонились и отправились на кухню выполнять распоряжение. Но один из евнухов так и остался стоять передо мной на коленях. Сперва я не поняла, чего он хочет, и потребовала, чтобы он встал. Но тут он поднял на меня глаза, и я его узнала. Это был тот самый молодой евнух, которого я встретила в день своего избрания, тот самый, который принес мне воды.
    – Ань Дэхай! – воскликнула я, взволнованная неожиданной встречей.
    – Да, моя госпожа! – ответил он не менее взволнованным голосом – Ань Дэхай, ваш преданный раб.
    Я протянула ему обе руки. Он отпрянул назад, напомнив мне тем самым о моем статусе. Тогда я села в кресло, и мы оба заулыбались.
    – Итак, Ань Дэхай, что же ты хочешь? – спросила я.
    – Госпожа Ехонала, я понимаю, что если мои слова вам не понравятся, то вы можете в любую минуту предать меня смерти. Но есть кое что, что я просто обязан вам сказать.
    – Дозволяю, Ань Дэхай, говори.
    Он немного помедлил, а потом взглянул мне прямо в глаза.
    – Я предан вам всей душой, – сказал он.
    – Я это знаю.
    – Может быть, вы сделаете меня своим главным доверенным лицом?
    Непроизвольно я вскочила со своего места
    – Как смеешь ты делать мне подобные предложения?
    Ань Дэхай стукнулся лбом о пол.
    – Накажите меня, госпожа Ехонала! – И он принялся сам хлестать себя по щекам.
    Я не знала, что делать. Он так усердно хлестал себя по лицу, словно это было не его лицо, а чье то чужое.
    – Довольно! – наконец воскликнула я.
    Он остановился. Потом посмотрел на меня со странной тоской и обожанием, и его глаза наполнились слезами.
    – На каком основании ты считаешь, что сможешь служить мне лучше, чем все остальные? – спросила я.
    – На том основании, что я могу предложить вам нечто, чего не могут другие, – был ответ.
    – Что именно?
    – Совет, моя госпожа По моему ничтожному мнению, в данное время удача не на вашей стороне. Мой совет поможет вам продвинуться вперед. К примеру, я хорошо знаю дворцовый этикет.
    – Ты слишком самоуверен, Ань Дэхай.
    – Но лучше меня в Запретном городе вам все равно никого не найти.
    – А как я смогу в этом убедиться?
    – А вы меня испытайте, моя госпожа. И тогда сразу же убедитесь.
    – Сколько лет прошло с тех пор, как ты поступил на службу в Запретный город?
    – Четыре года
    – И чего ты за это время достиг?
    – Доверия, моя госпожа
    – Доверия?
    – Тот груз, который я волоку на своих плечах, очень тяжел. Но мне помогает знание здешнего населения. Я знаю, как зовут всех подрядчиков Запретного города, а также Летнего дворца и Большого круглого сада. Я знаю расположение всех здешних зданий и могу указать их даже на астрологической карте. Я могу объяснить, почему между Дворцами высшей гармонии, центральной гармонии и сохраняемой гармонии не посажено ни одного дерева.
    – Продолжай, Ань Дэхай.
    – Наложницы отца и деда императора Сянь Фэна стали моими друзьями. Они живут во Дворце доброжелательного спокойствия. Я знаю историю каждой и ее взаимоотношения с Его Величеством. Я могу рассказать вам, как Город обогревается зимой и как сохраняет прохладу летом Я знаю, откуда к нам поступает питьевая вода. Мне знакомы все здешние преступники и привидения, все истории о внезапных возгораниях или столь же внезапном исчезновении людей. Я знаю по имени всех стражей у ворот, потому что со многими из них мы стали личными друзьями. А это значит, что я могу входить и выходить из разных дворцов, когда мне вздумается, причем незаметно, как кошка.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:42 am автор Lara!

    Я старалась не подать виду, что его рассказ произвел на меня сильное впечатление.
    Он рассказал мне, что в спальне императора Сянь Фэна стоят две кровати. Каждую ночь ему стелят обе, и на обеих задергивают занавески, чтобы никто не догадался, какую именно выберет Его Величество. Но Ань Дэхай дал мне понять, что его осведомленность простирается далеко за рамки дворцового хозяйства, охватывая канцелярию и функционирование правительства. Секрет, с помощью которого он добывал всю эту информацию, заключался в том, что он заставлял всех думать, будто сам по себе он совершенно ничтожен и безвреден.
    – Да ты просто настоящий шпион! – воскликнула я.
    – Ради вас, моя госпожа, я готов быть всем, чем угодно.
    – А сколько тебе лет?
    – Скоро исполнится шестнадцать.
    – А теперь скажи мне, что в действительности стоит за твоим предложением, Ань Дэхай?
    Прежде чем ответить, евнух немного помолчал.
    – Видите ли, я тоже хочу использовать свой шанс Я долго искал себе достойного хозяина. Я понимал, что, будучи евнухом, мне не пристало думать о будущем, потому что такового у меня просто нет. Но я не желаю жить в аду всю оставшуюся жизнь, до скончания века! Все, что я прошу, моя госпожа, это дать мне возможность доказать вам свою верность.
    – Поднимись, – сказала я. – И оставь меня теперь на некоторое время.
    Он встал и медленно пошел в сторону двери. Я заметила, что он немного прихрамывает, и тут же вспомнила, что это его главный евнух Сым пнул ногой совсем недавно во дворе.
    – Подожди! – остановила я его. – Отныне, Ань Дэхай, я назначаю тебя своим главным доверенным лицом.
    Перед ужином я снова сменила туалет. На этот раз меня одели в бежевое платье и провели в столовую. Мой обеденный стол оказался огромным, почти такого же размера, как дверь. Он весь был резной, даже ножки, причем резьба была очень тонкой. Сидя в ожидании ужина, я вспоминала имена всех своих слуг и служанок. Евнухи имели уникальные имена: Хо Тунг, что значит Восточная Река, Хо Нан – Южная Река, Хо Цзу – Западная Река, Хо Пей – Северная Река, Хо Гуань – Исток Реки, и Хо Вей – Устье Реки. Несмотря на такое родственное звучание их имен, они вряд ли состояли друг с другом в родстве. Имена служанок начинались с иероглифа «чун», что значит «весна». Они звучали так: Чун Ченг – Весенний Восход, Чун Ся – Весенний Закат, Чун Юй – Весенняя Луна, Чун Мен – Весенний Сон. Все они казались очень хорошенькими и чистенькими. Они быстро откликались на мои вызовы и не делали ни малейших попыток проявлять характер. Волосы всех были причесаны строго по этикету: у евнухов заплетены в косичку, у женщин собраны в пучок на затылке. В моем присутствии они, как правило, стояли руки по швам и глаз не поднимали от пола.
    Ужина пришлось ждать так долго, что у меня в животе началось урчание. Чтобы не соскучиться, я начала осматривать зал. Он был огромным и почти лишенным всякого уюта, только на противоположной стене висела картина, изображающая деревенское семейство. В верхнем углу были написаны стихи:

    На бедном доме склонилась крыша,
    Ручей звенит в зеленых травах.
    И южный говор звучит, как песня, –
    Муж и жена ведут беседу.
    Их старший сын мотыжит землю,
    Сплетает средний садок для птицы.
    И только младший в беспечной неге
    Лущит стручки цветов прибрежных.

    Интересно, кто жил в этом дворце прежде меня? Очевидно, какая нибудь наложница императора Дао Гуана. Судя по всему, она любила живопись. Простой и свежий стиль. Мне понравился контраст между роскошью обстановки и простотой этой незамысловатой картинки.
    Эта картинка напомнила мне о семье. Я помню, как при жизни отца мы все собирались за обеденным столом, ожидая его возвращения. Отец очень любил шутки, и стоило ему пошутить, как мы все принимались хохотать до упаду. Однажды Ронг даже поперхнулась своим творожным супом, а брат упал под стол и разбил свою глиняную плошку. Мать долго крепилась, но потом тоже не выдержала и покатилась со смеху, называя своего мужа «покривившейся балкой, из за которой рухнет весь дом».
    – Ваш ужин, моя госпожа! – услышала я голос Ань Дэхая, который пробудил меня от воспоминаний.
    И тут я увидела, словно в сказке, процессию слуг, идущих из кухни. Все они несли в руках дымящиеся кушанья. Все горшки и кастрюли были покрыты серебряными крышками. В мгновение ока весь стол передо мной был уставлен блюдами.
    Я сосчитала количество блюд, их оказалось девяносто девять.
    Девяносто девять блюд для одной меня?
    Ань Дэхай указывал, что находится под каждой крышкой.
    – Вот тушеные медвежьи лапы; овощи, смешанные с оленьей печенью; жареный лангуст в соевом соусе; улитки с огурцами и чесноком; маринованные перепела в кисло сладком соусе; рубленое тигриное мясо, завернутое в блины; оленья кровь с жень шенем и травами; жареная утиная шкурка в остром луковом соусе; свинина; говядина; куры; рыба..
    Там были блюда, о которых я раньше даже не слыхала. Парад между тем продолжался. По лицам своих слуг я догадалась, что такое происходит каждый день. Я постаралась скрыть свое потрясение. После того как все блюда были расставлены, я махнула рукой, и слуги спокойно выстроились вдоль стен.
    При виде такого обильного стола я почувствовала слабость.
    – Желаем вам приятного ужина! – в один голос пропели слуги.
    Я взяла в руки палочки.
    – Одну минутку, моя госпожа! – К столу подошел Ань Дэхай. В руках у него тоже были палочки и маленькая тарелка. С каждого блюда он взял по кусочку и отправил их себе в рот.
    Я смотрела на жующего Ань Дэхая и вспоминала рассказ Большой Сестрицы Фэнн о том, как мать императора Сянь Фэна, императрица Чу Ань, пыталась отравить принца Гуна. От этой мысли у меня едва не пропал аппетит.
    – Теперь можно есть! – провозгласил Ань Дэхай, вытирая рот и отступая от стола
    – Неужели предполагается, что все это я должна съесть сама? – спросила я.
    – О нет, моя госпожа! Но таково требование дворцового этикета, чтобы за каждой едой вам подавалось девяносто девять блюд.
    – Но это же очень неэкономно!
    – О нет, моя госпожа, с этого стола не пропадет ни одного кусочка. Потом вы раздадите оставшиеся блюда своим слугам. Поверьте мне, моя госпожа, слуги постоянно голодают, им никогда не отпускают вдоволь еды.
    – Но это же унизительно!
    – Ничуть, моя госпожа. Они почтут это за честь.
    – Но разве на кухне не готовят еду также и для слуг?
    – Мы едим то же, что и лошади, только в меньшем количестве. На мою долю, к примеру, отпускают три меры овса ежедневно.
    После этого я взялась за еду без всяких проволочек. В зале слышался только хруст разгрызаемых мной огурцов, обсасываемых медвежьих лап и свиных ребер. Слуги так и стояли, не поднимая глаз. Мне снова стало интересно, что скрывается у них в головах. Насытившись, я бросила свои палочки и принялась за десерт – сладкую булочку, испеченную с красными бобами и черным кунжутом
    Словно догадавшись, что я хочу ему что то сказать, к столу подошел Ань Дэхай.
    – Мне не нравится питаться под присмотром такого количества людей, – сказала я. – Могу ли я на время моей трапезы отсылать их из столовой?
    – Боюсь, что нет, моя госпожа.
    – И все остальные императорские жены обслуживаются точно так же?
    – Да, точно так же.
    – И еду им готовят в той же самой кухне?
    – Нет, у каждой кухня своя. В каждом дворце есть собственная кухня и повара.
    – Тогда прошу тебя, садись рядом со мной за стол и ешь.
    Ань Дэхай повиновался.
    Стоило мне взять в руки чашку, и он тут же наполнил ее чаем с лепестками хризантем. У меня не заняло много времени, чтобы понять: Ань Дэхай обладает даром предвосхищать все мои желания. Кто он такой? – думала я. Что заставило такого красивого и умного мальчика стать евнухом? Какова его семья? Где он воспитывался?
    – Моя госпожа. – Ань Дэхай наклонился ко мне, как только я дожевала последний кусок булочки. Голос его был мягок и вкрадчив. – С вашей стороны было бы очень мудро послать сейчас императору Сянь Фэну и императрице Нюгуру послание с пожеланием приятного аппетита.
    – Разве им сейчас до меня? – спросила я. – По моему, им сейчас больше всего хочется, чтобы их оставили в покое.
    Но по многозначительному молчанию Ань Дэхая я поняла, что лучше последовать его совету. Через некоторое время Ань Дэхай объяснил свою мысль:
    – Дело не в добром пожелании, – сказал он. – А в том, чтобы произвести впечатление. Необходимо, чтобы ваше имя появилось на бамбуковой палочке императора Сянь Фэна в списке других имен, обратившихся к нему с посланиями. Это напомнит Его Величеству о вашем существовании. Все дамы в других дворцах сейчас делают то же самое.
    – Откуда ты знаешь?
    – У меня есть знакомые в других дворцах, которые рассказывают мне обо всем, что там делается.
    После ужина мне надлежало отдохнуть. Но разум мой не собирался отдаваться приятной неге. Я представляла себе Запретный город полем сражения, а каждую наложницу – солдатом в полном боевом вооружении. Если верить Ань Дэхаю, то мои соперницы уже начали укреплять свои позиции. Многие из них уже преподнесли великой императрице маленькие, но многозначительные подарки – в знак благодарности за то, что их выбрали.
    Мне очень хотелось, чтобы император Сянь Фэн оказался справедливым человеком В конце концов, его провозглашали самым мудрым человеком во всей вселенной. Я была бы вполне удовлетворена, если бы он призывал меня к себе хотя бы раз в месяц. Я бы никогда не посмела полностью завладеть его вниманием и тем более прибрать к своим рукам. Я бы с радостью помогла ему укрепить династию, точно так же, как те достойные женщины, чьи портреты висели в императорской картинной галерее. До чего же трогательная мысль – создать Его Величеству гармоничный, надежный семейный очаг. Хорошо бы нам семерым объединиться против остального женского населения Запретного города, жить в мире и согласии, уважать друг друга и поддерживать друг друга в трудную минуту.
    Ань Дэхай ничего не сказал в ответ на мои прекраснодушные рассуждения. Но в скором времени я начала понимать его чувства без слов, уже по тому, как он стукался головой о пол. Если звук получался «тан тан тан», то это означало, что он меня слегка не одобряет и хотел бы вступить со мной в дискуссию. Но если звук получался «пон пон пон» – с моей стороны было бы разумнее соглашаться с ним во всем, потому что я понятия не имею о том, о чем толкую. На этот раз звук был явно «пон пон пон». Ань Дэхай попытался внедрить в мое сознание мысль, что все дамы, живущие в Запретном городе, являются моими естественными врагами.
    – Это словно вредители на деревьях: чтобы выжить, они должны вас съесть, – сказал он. По его мнению, для того чтобы занять более высокое положение, я должна была приложить немало усилий. – Даже в этот самый момент кто то наверняка вынашивает план, как бы побыстрее вас задушить.
    Когда слуги пришли убирать со стола, я была настолько сыта, что едва могла сдвинуться с места. Но в распорядке дня – после пропущенного отдыха – теперь шла ванна. Ванна стояла в одной из комнат на возвышении, словно на сцене, и со всех сторон ее окружали ведра с горячей и холодной водой и стопки полотенец. В моей родной деревне такую огромную ванну скорей назвали бы бассейном. Она была деревянной, в форме гигантского цветка лотоса и покрыта замечательной росписью. Эта роспись отличалась ошеломляющей реалистичностью.
    У меня не было привычки ежедневно принимать ванну. Зимой в Уху мы мылись раз в два месяца, а летом плавали в озере. Я спросила Ань Дэхая, смогу ли я когда нибудь поплавать в императорском озере, когда на улице станет потеплее.
    – Нет, – твердо ответил евнух. – Его Величеству угодно, чтобы тела его женщин оставались всегда прикрытыми.
    Служанки возвестили, что ванна готова.
    Ань Дэхай сказал, что у меня есть выбор: когда я принимаю ванну, мне могут прислуживать либо евнухи, либо служанки.
    – Разумеется, служанки, – ответила я.
    Мне казалось невозможным показываться обнаженной перед евнухами. По внешнему виду они ничем не отличались от обычных мужчин, и я не могла позволить, чтобы они касались моего тела. Прошло довольно много времени, прежде чем я привыкла к тому, что Ань Дэхай спит у меня в ногах.
    Меня мучило любопытство, есть ли у Ань Дэхая обычные мужские потребности. Во время моих переодеваний он казался индифферентным А вдруг он прикидывается? Если так, то у него, должно быть, железная воля. Мне начинало нравиться в нем то, что он, по видимому, смог подняться над своей личной трагедией. Очевидно, я сама испортила своих евнухов – эту мягкость многие считали непростительным злом. Но я так и не научилась смотреть на них без сострадания, как на мебель, – я и сама нуждалась в не меньшем сострадании.
    Все китайские женщины спят и видят, чтобы оказаться на моем месте, но они ничего не знают о том, какие страдания это место приносит. Сравнивая себя с евнухами, я пыталась лечить свои сердечные раны. Страдания евнухов были написаны на их лицах. Они были всем известны. А мои страдания оставались для всех скрыты.
    Меня подхватили на руки столько людей, что мне стало даже смешно. Они умоляли меня ничего не делать самой, следили за тем, чтобы я не могла шевельнуть даже пальцем. Любое мое действие воспринималось как умаление императорского достоинства.
    Вода была замечательно теплой и освежающей. Я легла в ванну, и служанки опустились передо мной на колени. Сразу три принялись меня мыть и скоблить, причем, по всей видимости, предполагалось, что эта операция должна приносить мне одно сплошное удовольствие, однако меня не покидало ощущение, что я похожа на курицу, которую ощипывают в горячей воде, чтобы потом выпотрошить и съесть.
    Руки служанок двигались вверх вниз по моему телу. Несмотря на то, что их прикосновения были очень нежными, я чувствовала неловкость от того, что эти руки были чужими. Я вспоминала слова Ань Дэхая: я нахожусь здесь исключительно для того, чтобы доставлять радость императору Сянь Фэну, и про свои личные чувства мне следует как можно быстрее забыть. Хоть бы император меня сейчас увидел, тоскливо думала я. Интересно, когда он сюда явится?
    Мое тело проминалось, как горячая булочка. Со лба служанок капал пот. Они массировали мне плечи, ноги, пальцы. От напряжения у них насквозь промокли платья, от аккуратных причесок не осталось и следа. Глядя на них, я мысленно желала, чтобы они поскорее закончили. Но Ань Дэхай уже меня предупредил, что благодарить своих служанок мне нельзя ни в коем случае. Я вообще не должна показывать своих чувств, подчеркивал он. Люди ни на минуту не должны забывать, что я не такая, как они.
    Служанки удалились только после того, как досуха вытерли меня мягкими полотенцами и одели в красную ночную сорочку. Евнухи завернули меня в согретые одеяла и отнесли в спальню.
    Мои дворцовые владения были разделены на три части. К первой относились жилые помещения, прежде всего три большие комнаты окнами на юг. Их общая планировка имела прямоугольную форму. Средняя комната представляла собой главную приемную, в ней стоял маленький трон – на тот случай, если придет мой муж и ему вздумается тут посидеть. За троном, у самой стены, был алтарь. Над ним висела большая картина, изображающая китайский пейзаж. Комната слева называлась западной. Именно в ней я спала. Кроме кровати, там были стол и два кресла. Возле каждого кресла в кадке росло бамбуковое дерево. Справа от приемного зала находилась восточная комната. Она служила мне гардеробной, и в ней тоже стояла кровать. Я буду спать здесь, если Его Величеству вздумается провести у меня целую ночь. Обычай требовал, чтобы император ни в коем случае не спал целую ночь в одной постели с женщиной: считалось, что иначе он не сможет как следует выспаться. Кровать в восточной комнате постоянно была наготове и по сезону либо охлаждалась, либо подогревалась. За этими комнатами располагались столовая, ванная, гостиная и разные кладовки.
    Вторую часть моего дворца составлял сад, который в скором времени стал моим любимым местом. В нем имелись естественные поляны, текли ручьи и был даже небольшой водоем, называемый Небесное озеро. Я сразу же распорядилась, чтобы водяные растения росли в нем совершенно свободно, потому что это напоминало мне Уху. Я всегда очень любила растения, а тут стала просто страстной садовницей. Я развела в своем саду великое множество растений. Кроме шелковиц и магнолий, которые замечательно цвели, я посадила там пионы всех цветов, которые только можно было себе вообразить, а также темно красные розы со светлыми сердцевинками, подковообразные белые лилии, горные чайные кусты с огненными цветами и желтые низкорослые сливы. У этих слив цветы были словно из воска, и цвели они, когда шел снег, словно чувствовали себя хорошо только в самое холодное время года. По утрам, когда Ань Дэхай открывал окна в моей спальне, в комнату моментально врывался их сильный аромат. Они неизменно «тянули меня за ноги», побуждая как можно быстрее спуститься в сад, и я отправлялась туда, даже не сменив ночной сорочки. Зная эту мою страсть и заботясь о том, чтобы в холодные дни я не простудилась, Ань Дэхай часто срывал и ставил в вазу ветку цветущей зимней сливы до моего пробуждения, а иногда один благоуханный цветок.
    Диапазон моих цветочных пристрастий был очень широк Я любила их всех: и роскошных аристократов, и скромных простушек. В моем саду распускались и огромные «штучные» цветки, и газонная травка со множеством мелких цветочков в виде тигриных морд. Но главную мою гордость составляли хризантемы и пионы. Благородное общество игнорирует хризантемы, считая их крестьянскими цветами, но я все равно выращивала их с энтузиазмом. Трудно было пересчитать все имеющиеся у меня сорта, а самыми роскошными были «Золотые когти». Их цветки раскрывались навстречу солнцу, словно руки танцоров, и надолго удерживали в своих чашечках солнечный свет. Такого изобилия цветов не было ни в одном другом парке Китая. Даже поздней осенью мой сад радовал глаз цветением, и мне никогда не надоедало им любоваться.
    В свой сад я спускалась и тогда, когда по ночам меня мучила бессонница Здесь я слушала звуки моего детства. Вот в глубине водоема разговаривают рыбы. Вот о чем то шелестят прибрежные кусты. Я бродила между деревьями и мяла в руках какую нибудь веточку или лист. Мне нравилось чувствовать на своих пальцах капли росы. Много лет спустя евнухи начали рассказывать историю о том, как в полночь в моем саду появляется фея. Этой феей скорей всего была я. В моей жизни был период, когда я не знала, как дальше жить. В одну из таких ночей я размышляла о том, как покончить с собой.
    Третью часть моего дворца составляли апартаменты, расположенные по обеим сторонам от главных комнат. Там жили евнухи, придворные дамы и служанки. Окна этих комнат смотрели во двор. Так было устроено с определенной целью, чтобы, если я захочу подойти к воротам, кто нибудь это обязательно заметил. А заодно не упустил из виду всякого, кто попытается на мою территорию проникнуть. Евнухи патрулировали дворец посменно, так что всегда кто нибудь из них оставался начеку.
    Ань Дэхай шумно храпел на полу. Главный евнух Сым солгал, когда уверял меня, что выбрал для меня исключительно не храпящий персонал. Ань Дэхай храпел, как бурлящий чайник. Позже события начнут разворачиваться так, что после многих лет страха за свою жизнь и изоляции этот храп покажется мне небесной песней. Без него я просто утратила способность засыпать.
    А в ту первую ночь я тоже лежала без сна, и мои мысли неизменно вертелись вокруг императора Сянь Фэна. Интересно, ему хорошо сейчас с Нюгуру? А когда наконец он призовет меня? Мне стало холодно, и я вспомнила, как Ань Дэхай говорил, что с обогревом моей кровати возникли трудности, жаровня под ней плохо работала. По словам Ань Дэхая, это происки главного евнуха Сыма и намек, что если я не буду посылать ему регулярно хорошую мзду, то не видать мне и хорошей жизни во дворце. Зимой я буду дрожать от холода, а летом задыхаться от жары. Вот так его намеки воплощаются в жизнь.
    – Раз уж вы всего лишь одна из трех тысяч императорских наложниц, моя госпожа, – сказал Ань Дэхай, – то без главного евнуха вам все равно не обойтись.
    Я не видела особой проблемы в том, что моя кровать нагрета не до императорских стандартов. Однако нельзя было упускать из виду главную цель – стать императорской фавориткой. Только таким путем я смогу завоевать себе уважение и высокий статус при дворе. Ради этого все средства были хороши, и нельзя было пренебрегать ни одним из них. В скором времени мне должно было исполниться восемнадцать лет. В императорском цветнике восемнадцатилетний цветок считался уже увядающим.
    Я старалась не думать о том, чего на самом деле я хочу от жизни. Я встала и переписала из книги одно стихотворение:

    Янцзы продолжает течь и не останавливается,
    Посеянные семена любви продолжают расти,
    Твое лицо в моих снах становится все тусклее,
    И я слушаю крики ночных птиц


    До весны еще далеко,
    Мои волосы белы, как молоко,
    Наша разлука слишком длинна,
    И сердце отгоревало сполна.


    Прошлое вновь возвращается
    В Праздник фонариков.


    7

    Первый месяц моего пребывания во дворце пролетел быстро. Каждое утро я просыпалась и находила рядом с собой кошечку Снежинку. Постепенно я очень привязалась к этому нежному созданию. Распорядок дня теперь был мне известен до мелочей. Я знала: новый день снова будет днем ожидания и надежды, что Его Величество меня наконец посетит.
    Ань Дэхай посоветовал мне найти себе какое нибудь занятие, чтобы дни не тянулись так долго. Со своей стороны, он предлагал вышивание, рыбную ловлю и шахматы. Я выбрала шахматы, но после нескольких партий потеряла интерес к игре. Все мои слуги боялись играть со мной, как с равной, а в неравноправной игре для меня было что то унизительное и обидное.
    Мое внимание привлекли разнообразные часы, которые стояли и висели в комнатах и на дворцовых стенах по всему Запретному городу. Моими любимыми стали часы с дятлом. Сам дятел сидел внутри сделанного из керамики бревна и появлялся только для того, чтобы отбивать время. Я любила мелодичность его постукивания. А Ань Дэхаю больше нравились движения птичьего клюва, потому что они напоминали ему битье головой при поклонах. Будучи поблизости, Ань Дэхай всегда останавливался перед этими часами, чтобы проследить, как дятел будет «кланяться».
    Еще я полюбила очень странные часы. Это была сложная конструкция соединенных между собой колесиков, которые располагались в прозрачной шкатулке, что позволяло наблюдать за их неустанной работой. Словно член дружной семьи, каждое колесико выполняло свои обязанности и ни разу не ошибалось, отсчитывая часы.
    Я подолгу разглядывала дворцовые часы и размышляла о тех людях, которые их создали. Большинство из этих часов приехало в Китай из дальних стран. Это были подарки иноземных королей и принцев китайским императорам предыдущих династий. Богатый декор этих часов говорил о том, что их создатели очень любили жизнь, что казалось мне удивительным и заставляло сомневаться, так ли уж правдивы все истории о «диких варварах», которые рассказывают в Китае.
    Но интерес к часам быстро прошел. Глядя на их размеренно движущиеся стрелки, я начала испытывать тоску. Мне казалось, что они движутся слишком медленно и что их надо поторопить. Я приказывала Ань Дэхаю прикрывать циферблаты какой нибудь тканью и слышала, как он говорил, обращаясь к дятлу:
    – На сегодня больше никаких поклонов.
    Как то раз я почувствовала себя усталой, еще не встав с постели.
    – Хорошо ли почивала моя госпожа? – услышала я со двора голос Ань Дэхая.
    Я села на постели и даже не удосужилась ему ответить.
    – Доброе утро! – снова приветствовал меня евнух с широкой улыбкой на лице. – Ваши рабы готовы подать вам все для умывания, моя госпожа.
    Утренний подъем был целым ритуалом. Я еще находилась в постели, а слуги уже устраивали перед моей кроватью парад из платьев. Из четырех десятков я должна была выбрать одно. Столько красивых платьев, думала я, но половина их них совершенно не соответствует моему вкусу. Потом точно так же я должна была выбрать туфли, головные уборы и украшения. Наконец я вставала с постели и отправлялась в соседнюю комнату, чтобы воспользоваться ночным горшком. Туда я шла в сопровождении служанок. Все просьбы оставить меня одну с самого начала не дали никакого результата, к тому же в них не было смысла, потому что все слуги были настолько вышколены, что в таких интимных ситуациях казались слепыми и глухими. Сама комната для интимных отправлений была очень большой и без всякой мебели. В центре ее стоял покрытый тонкой резьбой желтый горшок. Он был похож на большую тыкву. Здесь не было окон, так что запаху некуда было улетучиваться из этого закрытого пространства, зато по углам комнаты стояли зажженные светильники, а стены были зашторены занавесками в белых и голубых цветах.
    В первое утро, после обильного ужина меня сильно припекало, но я не могла позволить себе торопливости. Я понимала, что даже туалет мне придется совершать в присутствии многих глаз. Служанки молили меня позволить им мне помочь, у одной в руках было мокрое полотенце, у другой – поднос с мылом, у третьей – стопка шелковой бумаги, у четвертой – серебряный умывальник. Еще две принесли по ведру с горячей и холодной водой.
    – Поставьте все, что у вас в руках, на пол! – скомандовала я. – И убирайтесь вон!
    Все в один голос пробормотали:
    – Да, моя госпожа. – И никто не сдвинулся с места.
    Я повысила голос
    – Пойдет неприятный запах!
    – Из вас не может пойти неприятный запах! – в унисон ответили они.
    – Сделайте мне одолжение! – уже почти кричала я. – Вон!
    – Ваш запах нам очень нравится, госпожа, – возразили они.
    – Ань Дэхай!
    В комнату вбежал Ань Дэхай.
    – Да, моя госпожа?
    – Сейчас же вызови главного евнуха Сыма и скажи ему, что мои слуги мне не повинуются!
    – Это не возымеет никакого действия. – Ань Дэхай сложил ладони в форме трубочки и приставил их к моему уху, – Боюсь, что главный евнух Сым пальцем не пошевельнет, чтобы что нибудь с этим поделать.
    – Почему?
    – Это закон императорского двора, чтобы жены императора обслуживались таким образом.
    – Тот, кто ввел этот закон, был идиотом!
    – О нет, моя госпожа, никогда не произносите таких слов! – Ань Дэхай был явно испуган. – Этот закон ввела Ее Величество великая императрица!
    Я представила себе великую императрицу, сидящую на ночном горшке в окружении огромной свиты из служанок.
    – Ее Величество, очевидно, считает свое дерьмо бриллиантовым, а запах от него – верхом изысканности. А может, у Ее Величества есть указания насчет количества, формы, длины, цвета и запаха дерьма?
    – Прошу вас, моя госпожа! – Ань Дэхай не на шутку разнервничался. – Я не хочу, чтобы у меня и у вас возникли неприятности.
    – Неприятности? Да я хочу всего лишь испражниться в одиночестве!
    – Дело не в испражнении, моя госпожа, – прошептал Ань Дэхай так, словно рот его был полон каши.
    – А в чем же тогда дело?
    – Дело в милосердии, моя госпожа.
    – Милосердии? При чем здесь милосердие? Разве кто то может испражняться милосердно?
    Потом согласно распорядку следовал макияж, намасливание и расчесывание волос, надевание и застегивание платья – длинная процедура, которая проводилась только для того, чтобы к полудню это платье снять, что было не только скучно, но и утомительно. Евнухи и служанки сновали вокруг меня взад вперед с платьями, аксессуарами, украшениями, поясами и заколками. Я не могла дождаться, когда наконец эта процедура закончится. Я бы предпочла облачиться во все самой, лишь бы только слуги мне указали, где что лежит. Но у меня не было полномочий изменять дворцовые правила, и мне стало казаться, что дворцовая жизнь – это всего лишь череда четко разработанных деталей. В числе требующихся от меня здесь качеств, терпение стало для меня едва ли не главным.
    Пока меня причесывали, Ань Дэхай неизменно находился при мне, составляя компанию. Он стоял возле моего кресла и развлекал меня разными историями и шутками. Сперва парикмахер смачивал мои волосы душистой водой. Потом он наносил на них жидкий экстракт из горного подсолнечника. Потом зачесывал вверх. В то утро он пытался придать моим волосам вид плывущего лебедя.
    Мне было так скучно, что я начала злиться. Чтобы разрядить обстановку, Ань Дэхай спросил, не хотела бы я узнать, из каких деталей состоит пояс императора Сянь Фэна.
    Я ответила, что меня это не интересует.
    Словно не слыша моих слов, Ань Дэхай начал рассказывать:
    – Сам пояс, разумеется, ярко желтый, императорского цвета. Это работа исключительно местных, маньчжурских мастеров, очень изысканная, хотя и сугубо функциональная. – Видя, что я не возражаю, евнух продолжал: – Пояс усилен конским волосом и украшен белыми шелковыми лентами. Он перешел к Его Величеству от предков и надевается им во время самых важных церемоний. Придворный астролог получил точные сведения, какие Его Величеству подобает носить вещи. Как правило, император Сянь Фэн носит трубочку из слоновой кости с зубочистками, нож в ножнах из носорожьего рога и два мешочка с благовониями, расшитых жемчугом. Изначально они делались из прочного льна, применяемого для починки порванной конской сбруи.
    Я улыбалась, слушая своего мудрого евнуха, который всегда знал, как утолить мою жажду знаний.
    –А Нюгуру знает то, что ты мне рассказываешь? – спросила я.
    – Да, моя госпожа, знает.
    – Может быть, в этом одна из причин того, что ее избрали?
    Ань Дэхай промолчал. Мне показалось, что он не хочет меня обижать.
    Я сменила тему и спросила его:
    – Ань Дэхай, отныне я уполномочиваю тебя освежать мои знания в области придворной жизни. – Я не стала употреблять слов «расширять мои знания» или попросту «учить меня», потому что уже заметила, что евнух чувствует себя проще и снабжает меня более полезными сведениями, когда я выступаю в роли хозяйки, а не в роли ученицы. – Для начала я хочу, чтобы ты мне сказал, в какую одежду мне следует одеться во время празднования Нового года
    – Ну во первых, вы должны одеться согласно своему рангу. Во вторых, вы же не хотите показаться лишенной воображения? А в третьих, вы должны предугадать заранее, во что будут одеты великая императрица и императрица Нюгуру.
    – Да, пожалуй, в этом есть смысл.
    – Смею предположить, что они наденут нефритовые подвески в форме лотосовых листьев, а также жемчуг и розовые турмалины. Скорей всего они внимательно будут следить за тем, чтобы гармонировать с императором Сянь Фэном, но ни в коем случае его не затмевать. А его нагрудное украшение – это тройной козел, магический знак, который он надевает только в канун Нового года
    – А какими должны быть мои подвески?
    – Вы можете выбрать любой знак или символ, лишь бы только не затмить Их Величеств. К тому же, как я уже сказал, вы не должны переборщить с одеждой, чтобы навеки не лишиться внимания Его Величества. В то же время вы должны сделать все, что в ваших силах, чтобы выделиться из тысяч других наложниц. Иначе вы рискуете видеть своего мужа только во время подобных церемоний.
    Мне очень хотелось разделить свой завтрак с Ань Дэхаем вместо того, чтобы смотреть, как он прислуживает мне за столом, а потом удаляется в свою каморку, чтобы проглотить там свою холодную, ничем не сдобренную кашу.
    Он восхищался мной и служил мне с большой охотой. Я понимала, что таким путем он хочет обустроить свое будущее. Стоит мне стать фавориткой Сянь Фэна, и его позиции тоже резко повысятся. Но Сянь Фэн пока не удостаивал меня своим вниманием. Интересно, сколько мне предстоит еще ждать? И представится ли мне этот шанс хоть однажды? И почему от главного евнуха Сыма нет ни слуху ни духу?
    Прошло уже семь недель с тех пор, как я вступила во Дворец сосредоточенной красоты. Вид желтых полированных крыш меня больше не привлекал. Их сияние слепило глаза. Ежедневная церемония выбора нарядов становилась тягостной до слез. Я начала понимать, что облачаюсь во все эти роскошные платья только для самой себя. Даже евнухи и служанки не могли по достоинству оценить мою красоту, потому что, согласно правилам, они исчезали, как только пропадала необходимость в их услугах. И поэтому в полном блеске своего облачения я оставалась весь день одна.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:42 am автор Lara!

    Каждый день я оказывалась в центре роскошного, но совершенно пустого дворца и с утра до полудня только и мечтала о том, как когда нибудь меня посетит император Сянь Фэн. Этот визит я представляла себе бессчетное число раз. В моем воображении он однажды войдет, возьмет меня за руку и страстно обнимет.
    После полудня я сидела возле водоема, разодетая, как идиотка и смотрела на лягушек и черепах. В это время солнечные лучи просвечивали водоем насквозь, и можно было видеть, как в нем лениво плавают две черепахи. Временами они всплывали на поверхность и для разнообразия вскарабкивались на какую нибудь плавающую корягу. Потом очень медленно одна из них наползала на другую. В таком положении они могли находиться часами, и я сидела вместе с ними тоже часами.
    «Прекрасные глаза смотрели безжизненно, хотя поза красавицы была изысканной, а платье великолепным» – вспомнила я строки из оперы и много много раз повторила про себя.
    Из кустов появился Ань Дэхай с подносом в руках, на котором стояла чашка чая.
    – Хорошо ли моя госпожа проводит день? – спросил он, ставя поднос передо мной.
    Я вздохнула и сказала, что не хочу чая. Евнух улыбнулся, потом наклонился и мягко столкнул черепах в воду.
    – Вы слишком нетерпеливы, моя госпожа. Не стоит так печалиться.
    – Время так долго тянется в Запретном городе, Ань Дэхай, – сказала я. – Даже секунды.
    – Ваш день наступит, – с искренним чувством пообещал евнух. – Его Величество обязательно вас призовет.
    – Призовет ли?
    – Вы должны верить, что призовет.
    – Почему же?
    – А почему бы и нет? – Он поднялся с колен.
    – Больше ни слова о ложных надеждах, Ань Дэхай!
    – Вам ни в коем случае нельзя терять самообладания, моя госпожа. Что еще, кроме надежды, у вас остается? Его Величество поселил вас в западной части Запретного города Я считаю, что это знак его глубокого интереса. Все предсказатели судьбы, с которыми я советовался, в один голос говорят, что он вас призовет.
    У меня немедленно улучшилось настроение, и я принялась пить чай.
    – Могу ли я вас спросить? – Евнух улыбался так, словно у него тоже стало легче на душе. – Готова ли моя госпожа на тот случай, если вызов последует в эту самую ночь? Другими словами, знакома ли моя госпожа с брачным ритуалом?
    Несколько обескураженная, я ответила:
    – Разумеется, знакома
    – Если вам требуются какие нибудь пояснения, то я тут как тут, к вашим услугам.
    – Ты? – Я не могла удержаться от смеха. – Следи за своими словами, Ань Дэхай!
    – Только вам одной известно, насколько я за ними слежу, моя госпожа.
    Я немного успокоилась.
    – Я буду счастлив выпить яд, который вы мне преподнесете, – вкрадчиво сказал евнух.
    – Выполняй как следует свои обязанности и не болтай лишнего, вот и все, – улыбнулась я.
    – Подождите немного, моя госпожа, я кое что вам покажу. – Он быстро собрал чайный прибор и убежал. Через минуту он вернулся с бумажной коробочкой в руках. Внутри сидела пара бабочек шелкопряда. – Я принес их из Дворца доброжелательного спокойствия, – сказал Ань Дэхай. – Именно там живут старшие наложницы, всего двадцать восемь, оставшихся от отца и деда императора Сянь Фэна. А это их любимцы.
    – Зачем им шелкопряд? – спросила я. – Я думала, что они целыми днями вышивают.
    – Дамы наблюдают за этими бабочками и играют с ними, – продолжал Ань Дэхай. – То же самое происходит, когда императоры и принцы холят и лелеют своих сверчков. Единственная разница, что между бабочками шелкопряда не бывает соперничества.
    – Какая радость в том, чтобы наблюдать за бабочками?
    – Просто вы пока еще не поняли, моя госпожа. – Он пришел в возбуждение, словно приоткрыл мне великую тайну. – Дамы любят наблюдать за парами бабочек и разрывают их в тот момент, когда они находятся в разгаре брачного ритуала. Хотите, я вам покажу?
    Вообразив, что может показать мне Ань Дэхай, я замахала на него руками.
    – Нет нет! Унеси свою коробку назад. Мне это неинтересно!
    – Хорошо, моя госпожа, сегодня я вам это не покажу. Но однажды вы сами захотите это увидеть. И тогда поймете, как и другие дамы, насколько это забавно.
    – А что происходит, если пару бабочек разорвать?
    – Они кровоточат и умирают.
    – И это вы называете забавным?!
    – Именно, – радостно ответил Ань Дэхай, впервые за все время неправильно прочитав мои мысли.
    – Тот, кто занимается такими вещами, должен иметь поврежденный рассудок, – сказала я, отворачиваясь к далеким горам.
    – Да, но тем, кто находится в отчаянии, это помогает уврачевать свои раны, – спокойно ответил евнух.
    Я повернулась и заглянула в коробочку. Две бабочки стали теперь одной. Половина брюшка самца вошла в тельце самки.
    – Вы продолжаете настаивать, чтобы я унес коробку, моя госпожа?
    – Уходи, Ань Дэхай, и оставь бабочек мне.
    – Хорошо, моя госпожа. Их очень легко кормить. Если вам захочется иметь больше одной пары, то в четвертый день каждого месяца во дворец приходит продавец шелковичных червей.
    Пара продолжала мирно сидеть на подстилке из соломы рядом с двумя пустыми коконами. Два белесых тельца с крыльями, покрытыми будто толстым слоем пепла. И вдруг, словно по команде, эти крылья затрепетали. Может быть, эти существа получают наслаждение?
    Солнце между тем перемещалось по небосклону. Вершины плоских скал уже погрузились в тень. В саду было тепло и уютно. Я увидела в воде свое отражение. Щеки напоминали персики, волосы отражали свет. Я постаралась унять воображение, мне не хотелось портить момент. Но я точно знала, что и к бабочкам, и к черепахам испытываю зависть. Я была слишком молода, чтобы заставить себя не мечтать, точно так же, как я не могла заставить солнце не всходить, а ветер – не дуть.
    Наступил полдень. Поблизости затарахтела разбитая повозка и в поле моего зрения появился ослик. Повозка привезла в мой дворец свежую воду. Рядом с ней шел старик с хлыстом. На верхушке огромной деревянной бочки развевался маленький желтый флажок. Старик начал заполнять водой приготовленные заранее емкости. Если верить Ань Дэхаю, то возраст этой повозки уже перевалил за пятьдесят лет. Она была сделана во времена императора Чен Луна. Чтобы обеспечить себя лучшей природной водой, император приказал специалистам отправиться по окрестностям Пекина, чтобы изучить и сравнить качество воды из всех известных в то время источников. Император самолично производил взвешивание и исследование доставленной воды, изучал минеральный состав каждого образца.
    Вода из источника на Нефритовой горе показала наилучшие результаты. С тех пор этот источник был определен в исключительное пользование жителям Запретного города. Ворота Пекина запирались в десять часов вечера, и никому до утра не разрешалось входить в город, кроме водяной повозки с маленьким желтым флажком на верху. Ослик шагал по центру главного бульвара. Говорили, что даже принц верхом на лошади при встрече обязан уступить дорогу ослику.
    Я смотрела, как старик наполняет многочисленные ведра и ушаты, а потом исчезает за воротами. Я слушала, как постепенно затихают вдали шаги ослика, а душу охватывало щемящее чувство. Вместе с темнотой пришла печаль, и от нее некуда было скрыться, она пропитывала все, как влага в сезон дождей.
    Снова открыв коробку с шелкопрядом, я обнаружила, что бабочек нет, а вместо них на соломе лежат сотни маленьких коричневатых зернышек.
    – Дети! Шелковичные дети! – закричала я, словно сумасшедшая.
    Прошла еще одна неделя, не принесшая никаких новостей. В мой угол никто не заглядывал. Тишина вокруг дворца становилась невыносимой. Когда на руки ко мне вспрыгивала Снежинка, я едва не плакала. Я возилась с кошечкой, кормила ее, купала и играла до тех пор, пока это занятие мне не наскучивало. Я читала книги и переписывала из них стихи. Даже начала рисовать. Картины отражали мое настроение. На них всегда изображался ландшафт с одиноким деревом или снежная равнина с цветущей веткой на переднем плане.
    Но так случилось, что на пятьдесят восьмой день моего пребывания в Запретном городе император Сянь Фэн все же призвал меня к себе. Когда Ань Дэхай принес мне приглашение Его Величества, я едва могла поверить собственным ушам. Император просил меня сопровождать его на оперный спектакль.
    Я тщательно изучила приглашение императора. Вот его подпись и печать, большая и красивая. Я положила карточку под подушку и долго гладила ее перед сном. На следующее утро вскочила еще до рассвета. Ритуал одевания прошел совсем не формально и вызвал во мне сильное волнение. Мне казалось, что Его Величество просто обязан мной восхищаться. К восходу солнца все было готово. Оставалось только помолиться, чтобы красота принесла мне удачу.
    Ань Дэхай сказал, что император Сянь Фэн пришлет за мной паланкин. Я ждала, сгорая от нетерпения. Евнух между тем описывал, в какое именно место меня отвезут и кого я там смогу встретить. Он рассказывал, что театральные представления были излюбленным времяпрепровождением императоров многих династий и стали особенно популярны в XVII веке, во времена ранней династии Цин. В царских резиденциях строились огромные сцены. Только в Летнем дворце, куда я отправлюсь сегодня, сцен было четыре. Самая большая была трехэтажной и называлась Великим оперным театром Шанги. Если верить Ань Дэхаю, спектакли на ней ставились в каждый праздник Нового года по лунному календарю и в дни рождения императора и императрицы. Эти спектакли представляли собой феерическое зрелище и длились с раннего утра до позднего вечера. Император приглашал на них принцев и высших чиновников, такое приглашение считалось большой честью. На восемнадцатый день рождения императора Чен Луна было поставлено десять опер. Среди самых популярных – «Обезьяний царь». Образ главного героя был взят из классики времен династии Мин. Опера императору настолько понравилась, что он потребовал поставить ее в разных сюжетных вариациях. Получилась самая длинная опера из всех существующих на свете, она длилась десять дней. Появление на сцене небесного зеркала, в котором отражалось земное существование людей, настолько околдовало зрителей, что они пребывали под его чарами до самого конца представления. Рассказывали, что даже после его окончания нашлось много желающих, чтобы артисты немедленно повторили понравившиеся им сцены.
    Я спросила Ань Дэхая, были члены императорской семьи простыми любителями оперного искусства или кто нибудь из них мог похвастаться серьезными знаниями в этой области.
    – Я бы сказал, что большинство из них были плохими знатоками, – ответил евнух. – Все, кроме императора Кан Си, прапрадедушки императора Сянь Фэна. Согласно книге записей, Кан Си самолично просматривал манускрипты и музыкальные партитуры, а Сянь Лун знакомился лишь с небольшим числом либретто. Большинство гостей, однако, приходят на спектакли ради угощения и ради привилегии посидеть рядом с Его Величеством. Разумеется, это тоже очень важно – продемонстрировать свою чувствительность к культуре. Так сказать, обозначить свой вкус к прекрасному и утонченному.
    – А смеет ли кто нибудь обнаружить свои знания в присутствии императора? – спросила я.
    – Всегда находится кто нибудь, кто не понимает, что другие сочтут его выскочкой, и поэтому выставляет напоказ свои пристрастия.
    Для примера Ань Дэхай рассказал мне одну историю. Она случилась в Запретном городе во время правления императора Юн Чена. Император был в восторге от спектакля, в котором рассказывалось о правителе одной маленькой провинции, который преодолел свою слабость и наказал своего испорченного сына, чем вернул его на путь истинный. Актер, играющий правителя, был столь хорош, что император пожаловал ему приглашение к себе на аудиенцию после спектакля. Его наградили деньгами и подарками, и щедрость Его Величества была поистине императорской. Актер выразил свою признательность, а потом спросил, известно ли Его Величеству настоящее, историческое имя показанного в спектакле правителя.
    – «Как смеешь ты задавать мне вопросы!» – изобразил Ань Дэхай императора, правой рукой размахивая рукавами воображаемого драконова одеяния. – «Разве ты забыл, кто ты такой? Если я позволю такому ничтожеству, как ты, задавать себе вопросы, то как же я смогу управлять страной?»
    После этого был выпущен эдикт, согласно которому актера схватили и забили до смерти в его сценическом костюме.
    Эта история обрисовала мне истинное лицо великолепного Запретного города. Мне показалось сомнительным, что расправа над глупым актером добавила привлекательности облику Его Величества. Такие методы вызывают в людях один только страх, а страх увеличивает дистанцию между императором и сердцами его подданных. В конечном итоге этот страх приносит императору один только вред. Кто поддержит правителя на его трудном пути, если он внушает повсеместный ужас?
    Оглядываясь назад, я могу сказать, что эта история сильно повлияла на мое собственное правление. Однажды со мной случился инцидент, который вызвал во мне едва ли не гордость. Во время празднования моего шестидесятилетия я сидела в ложе Великого театра Шанги. Опера называлась «Палата Ю Тан». Роль мисс Шу играл знаменитый актер Чен Чжичю. Он пел: «В палате правосудия я взглянула кругом. Везде стоят палачи с ножами в руках. Я словно козленок в зубах у льва..» Но на слове «козленок» Чен внезапно остановился. Он вспомнил, что я родилась под знаком Козы и что если он продолжит эту строку, то можно будет подумать, что он меня оскорбляет. Сперва Чен попытался замять это слово, но поздно – опера была слишком знаменитой, и ее стихи все знали наизусть. Бедняга попытался спасти себя, он повысил голос и тянул ноту до тех пор, пока у него хватало дыхания. Оркестр сбился с мелодии. Чтобы прикрыть сбой, барабанщики сильно загремели в свои барабаны. Но потом Чен Чжичю оправдал свою репутацию ветерана сцены: он заменил строку «козленок в зубах у льва», на «рыбка в сетях у рыболова». А дальше было так: прежде чем двор получил шанс подать докладную о том, что совершено «преступление», за которое актер должен быть наказан, я вознаградила Чена за блестящее исполнение роли. Разумеется, никто и словом не обмолвился о стихотворной подмене. В память о моей доброте актер решил навеки оставить в тексте оперы «Палата Ю Тан» новую строку, и теперь поется именно она.
    Пока мы ожидали паланкин Его Величества, я расспрашивала Ань Дэхая, какие оперы популярны в Запретном городе.
    – Пекинские оперы, – не моргнув глазом, ответил тот. – Их основные мелодии взяты из опер Кун и Чжан. Стилистика опер со временем меняется, но либретто остаются неизменными, преимущественно Кун.
    Я спросила, есть ли у императорской семьи любимые оперы, надеясь услышать хоть одно знакомое название.
    – «Любовь весной и осенью», – начал перечислять Ань Дэхай, загибая пальцы. – «Красавица Шанской династии», «Литература мирного времени», «Чудесный мальчик, который выдержал императорские экзамены», «Сражение железных знаменосцев»... – Всего набралось около тридцати.
    Тогда я спросила, какую оперу, по мнению евнуха, будут ставить сегодня. Он предположил, что «Сражение железных знаменосцев».
    – Это любимая опера императора Сянь Фэна, – сказал он. – Его Величество не слишком жалует классику. Она кажется ему скучной. Он предпочитает спектакли, в которых много акробатики и боевых поединков.
    – А у великой императрицы те же предпочтения?
    – О нет! Ее Величество обожает хорошо поставленные голоса и тонкую игру актеров. Она и сама берет уроки оперного искусства и считается большим знатоком пения. Поэтому есть вероятность, что императору Сянь Фэну захочется ублажить свою матушку. Я слышал, что Нюгуру старается так направить мысли Его Величества, чтобы он постоянно стремился к выполнению своего сыновнего долга. Вполне возможно, что труппе дан приказ сыграть сегодня любимый спектакль Ее Величества «Счастье на десять тысяч лет».
    Упоминание Ань Дэхаем имени Нюгуру рядом с именем императора Сянь Фэна немедленно вызвало во мне приступ ревности. Мне не хотелось быть малодушной, но своих чувств я сдерживать не могла. Интересно, а как другие жены справляются со своей ревностью? – думала я. Или им уже посчастливилось разделить постель с Его Величеством?
    – Ань Дэхай, расскажи лучше, какие у тебя мечты, – попросила я. Меня как громом поразило внезапное осознание того, что все пути для меня закрыты. От отчаяния, которое окатило меня, словно горячей волной, я едва не упала в обморок. У меня перехватило дыхание, как будто я оказалась в душной комнате. Ведь это неправда, что человек может чувствовать себя счастливым, раз у него набит желудок. Я же женщина, мне присущи все женские чувства, и я хочу жить и любить. Пребывание во дворце давало мне все, что угодно, кроме этого.
    Евнух бросился передо мной на колени и начал молить о пощаде.
    – Мне кажется, вы чем то расстроены, моя госпожа. Неужели я сказал что нибудь плохое? Накажите меня, потому что иначе гнев разрушит ваше здоровье!
    То, что у моих ног во прахе пресмыкалось еще более несчастное и униженное существо, чем я сама, вернуло меня к действительности. Мое отчаяние моментально улетучилось, перешло в грусть. Разве я смогу отсюда уйти? А между тем я могу сделать попытку «вырастить томаты в августе», пусть это слишком поздно – так шептал мне мой внутренний голос.
    – Ничего плохого ты не сказал, – улыбнулась я Ань Дэхаю. – Давай же послушаем, какие у тебя мечты.
    Убедившись, что я не сержусь, евнух сказал:
    – У меня две мечты, моя госпожа. Но шансов на их осуществление столько же, сколько на то, чтобы выловить живую рыбку из кипящей воды.
    – Описывай свои мечты.
    – Первая мечта – вернуть обратно мой член.
    – Член?
    – Мне прекрасно известно, кто владеет моим пенисом и где он его держит. – Говоря это, Ань Дэхай словно преобразился. Я никогда не видела его таким воодушевленным: глаза его заблестели, щеки раскраснелись. В голосе появилось нечто незнакомое, решительное и отважное. – Человек, оскопивший меня, уже собрал много пенисов. Он держит их в кувшинах со специальной консервирующей жидкостью и ждет, когда мы добьемся в жизни успеха. Тогда он продаст нам наши пенисы за хорошие деньги. Когда я умру, я хочу, чтобы меня похоронили целиком, моя госпожа. Все евнухи этого хотят. Если меня похоронят не целиком, то в следующей жизни я буду увечным.
    – Неужели ты в это веришь?
    – Верю, Ваше Величество.
    – А какая у тебя вторая мечта?
    – Вторая моя мечта – выразить почтение своим родителям Я хочу им показать, что достиг успеха в жизни. У них было четырнадцать детей. Восемь из них умерли от голода. Бабушка, которая меня вырастила, ни разу в жизни не могла наесться досыта. Я даже не знаю, увижу ли я ее когда нибудь снова.. Она серьезно больна, и я очень по ней скучаю. – Он попытался улыбнуться, чтобы скрыть навернувшиеся слезы. – Вот видите, моя госпожа, я просто хорек с амбициями дракона.
    – Именно это мне в тебе и нравится, Ань Дэхай. Вот было бы хорошо, если бы мой брат Гуй Сян имел такие же амбиции, как у тебя.
    – Вы мне льстите, моя госпожа.
    – Надо полагать, что мои мечты тебе тоже хорошо известны.
    – Разве что чуть чуть, моя госпожа. По крайней мере, я осмеливаюсь это предположить.
    – Они столь же недостижимы, как твои, не правда ли?
    – Вера и терпение, моя госпожа
    – Но император Сянь Фэн не желает пока меня «осчастливить» в своей постели. И мне остается только страдать и стыдиться. – Я даже не пыталась скрыть текущих по щекам слез. – В Запретный город я смогла проложить себе дорогу, но тут у меня возникло чувство, что дистанция между мной и постелью Его Величества стала еще длиннее, еще непреодолимее, чем раньше. И теперь я не знаю, что делать.
    – Вы худеете с каждым днем, моя госпожа. Меня тревожит, что за обедом вы почти не притронулись к еде.
    – Ань Дэхай, скажи, как ты себе представляешь, во что я превращаюсь?
    – Разве не в цветущий пион, моя госпожа?
    – Так было раньше. А теперь я чахну, моя весна скоро пройдет, пион умрет.
    – Можно посмотреть на это по другому, моя госпожа
    – Как же?
    – Ну по моему, вы не мертвый цветок, а скорей верблюд.
    – Верблюд?
    – Разве я не говорил вам множество раз, моя госпожа, что «мертвый верблюд – это больше, чем живая лошадь»?
    – Что это значит?
    – Это значит, что у вас все равно больше шансов, чем у простых людей.
    – Но ведь на самом деле все эти шансы – ничто.
    – Да, но у вас есть я. – Не поднимаясь с колен, он подполз ко мне ближе и заглянул в глаза
    – Ты? Но что ты можешь сделать?
    – Я могу узнать, какие наложницы уже были призваны в постель Его Величества и как они этого добились.

    8

    Первое, что бросилось мне в глаза в Великом оперном театре Шанги, был вовсе не император Сянь Фэн и не его гости, а прекрасные декорации и костюмы актеров. А потом – Нюгуру. На голове у нее красовалась диадема из жемчуга, кораллов и павлиньих перьев, которые составляли иероглиф «шу» – долговечность. Чтобы удержать на лице улыбку, мне пришлось отвернуться.
    Чтобы попасть в этот открытый театр во внутреннем дворе, меня пронесли через усиленно охраняемые ворота. Все места были уже заняты. Одежда зрителей поражала великолепием Евнухи и служанки сновали между рядами, разнося чайники с чаем, чашки и подносы с едой. Опера уже началась, звучали гонги и колокола, однако публика все никак не могла успокоиться. Позже я узнала, что разговаривать во время спектакля здесь было принято. Мне всегда казалось, что это мешает, однако такова была традиция в императорском театре.
    Я оглядывалась кругом. Император Сянь Фэн сидел рядом с Нюгуру в центре первого ряда. Оба были одеты в царские одеяния из желтого шелка с вышитыми драконами и фениксами. Диадема Его Величества с огромной маньчжурской жемчужиной в серебряной оправе, которая имитировала переплетенные ленты и кисточки, удерживалась на голове ремешком из собольего меха, пропущенным под подбородком.
    Сянь Фэн наблюдал за происходящим на сцене с большим интересом. Нюгуру сидела в элегантной позе и не особенно интересовалась спектаклем. Слегка поворачивая шею, она оглядывалась кругом. Справа от нее сидела ее свекровь, великая императрица. Она была в ярко красном шелковом платье, расшитом голубыми и желтыми бабочками. Ее лицо было загримировано едва ли не сильнее, чем у актеров на сцене. Брови – широкие и черные, как уголь. Императрица жевала орехи, ее челюсти постоянно ходили ходуном. Красные губы напоминали подгнившую хурму. Словно швабра за работой, ее глаза постоянно рыскали туда и сюда по рядам зрителей. Подле нее располагались остальные ее невестки, госпожи Юн, Ли, Мей и Юй. Все были одеты в роскошные платья и сидели с каменными лицами. Дальше сидели принцы крови, их родственники и почетные гости.
    Ко мне подошел для приветствия главный евнух Сым. Я извинилась за опоздание, хотя моей вины тут не было: паланкин прибыл слишком поздно. Но Сым сказал, что в таком случае мне следует сесть, не беспокоя мужа и свекровь.
    – Его Величество на самом деле никогда не требовал присутствия своих наложниц на театральных спектаклях, – сказал он.
    Моему разочарованию не было конца. Я поняла, что мое присутствие здесь даже не было предусмотрено протоколом. Сым помог мне занять место между госпожой Ли и госпожой Мэй. Я извинилась за беспокойство, и они вежливо покивали мне в ответ.
    Все вместе мы переключили внимание на сцену. Там шла опера под названием «Три сражения между Обезьяньим Царем и Белой Лисицей». Игра актеров меня сразу же ошеломила. По словам госпожи Мэй, все они были евнухами. Особенно потрясающей была Белая Лисица. Ее уникальный голос и прекрасные чувственные танцы заставили меня забыть, что это мужчина. Чтобы достичь такого мастерства и гибкости, актеры должны были начинать учиться еще в детском возрасте.
    Обезьяны демонстрировали свое акробатическое искусство, вертелись и кувыркались, а Обезьяний Царь совершал прыжки через спины более мелких обезьян. Под конец он высоко взмыл в воздух и мягко приземлился на ветку мастерски воспроизведенного на сцене дерева. Зрители засмеялись.
    Обезьяний Царь вспрыгнул на облако, то есть на доску, подвешенную к потолку на веревках. После этого с небес хлынул водопад, имитируемый легкой белой тканью. Облако с Обезьяньим Царем стало подниматься все выше и выше, и наконец он исчез.
    Император Сянь Фэн захлопал в ладоши и закричал.:
    – Шанг! Верните его, верните!
    Толпа вторила:
    – Шанг! Шанг! Шанг!
    Император вертел головой, словно торговец своим коробом. С каждым ударом гонга он брыкал ногой и смеялся.
    – Замечательно! – кричал он, показывая пальцем на актеров. – Славная игра! Вам причитаются шары! Хорошие шары!
    Со стороны великой императрицы мимо нас проплыли блюда с орехами и разными сезонными фруктами. С прошлого вечера я ничего не ела, и поэтому теперь жадно схватила с подноса все, что мне попалось в руки: булочки, финики, сладкие бобы, орехи. Кроме великой императрицы, я, кажется, была единственной из всех дам, кто наслаждался оперой. Остальные дамы, казалось, скучали. Нюгуру тщетно пыталась выглядеть заинтересованной, госпожа Ли зевала, госпожа Мэй болтала с госпожой Юй.
    Чтобы поднять настроение своих невесток, великая императрица раздала нам всем бумажные веера.
    Мы встали и поклонились своей свекрови, а потом снова сели и развернули веера.
    В это время на сцене разыгрывался очередной динамический эпизод. Обезьяны под предводительством своего царя двигались на четырех ногах, пытаясь окружить своего врага, Белую Лисицу, которая пела:

    Прими совет, мой друг,
    И будешь в жизни счастлив,
    До самого конца
    Не будешь знать забот.
    Пока ты юн, мой друг,
    Лови момент беспечно!
    Пока цветы свежи,
    Срывай без счета их.
    Не жди, пока они
    Безжалостно увянут
    И превратятся вмиг
    В сухие стебельки.

    Услышав эту арию, зрители захлопали в ладоши, а госпожа Юн встала. Мне показалось, что ей понадобилось в туалетную комнату. Но что то в ее движениях заставило меня присмотреться к ней повнимательнее. Она тяжело двигала бедрами, а ее живот показался мне немного округлившимся.
    Она беременна! Нюгуру, Ли, Мэй, Юй и все прочие, судя по всему, тоже моментально пришли к тому же самому заключению.
    Нюгуру грустно улыбнулась, а потом отвернулась в сторону, раскрыла свой веер и начала им энергично обмахиваться. Остальные императорские жены последовали ее примеру.
    Меня захлестнула волна черной тоски. Диадема Нюгуру и живот госпожи Юн, как два раскаленных железных прута, причинили резкую боль. Император Сянь Фэн даже не посмотрел в мою сторону, не сказал мне ни слова. В антракте он встал и вышел из театра Его сопровождали евнухи и служанки с умывальниками, плевательницами, веерами, суповыми чашками и подносами с едой.
    Главный евнух Сым объявил нам, что наш муж скоро вернется. Мы ждали, но Его Величество все не возвращался. Зрители снова обратились к представлению. В моей голове, как в котле, кипели и бурлили черные мысли. Я досидела до конца представления, и долго еще в моих ушах отдавался барабанный грохот.
    Великая императрица осталась довольна представлением.
    – Это гораздо лучше, чем классический «Обезьяний Царь», – сказала она руководителю труппы. – От старой версии меня тянуло в сон, а тут я и смеялась, и плакала. – Кроме того, она похвалила игру актеров и приказала Сыму развязать свой кошелек. Потом выразила желание встретиться с ведущими актерами, которые играли Обезьяньего Царя и Белую Лисицу. Актеры пришли, не успев смыть с лица грим. Вблизи казалось, что их сперва обмакнули в соевый соус, а потом вываляли в муке.
    Великая императрица сразу же обратилась к Белой Лисице.
    – Твой голос мне очень понравился, – сказала она и вложила в его руку кошелек с таэлями. – От удовольствия я едва не захмелела. – Она держала актера за руку и никак не хотела ее отпускать. – Настоящий соловей! Мой соловей! – Она смотрела на него глазами влюбленной девушки и шептала. – Прелестный мальчик! Какое очаровательное создание!
    На мой взгляд, актер был далеко не мальчиком и достиг уже скорей всего среднего возраста. Но его пение и танец меня восхитили в высшей степени. Исполняя роль Белой Лисицы, он передал самую сущность женского очарования. Раньше мне никогда не приходилось видеть мужчину, столь поэтично игравшего женщину. Каких высот может достичь искусство! Даже великая императрица поддалась на его чары, хотя про нее говорили, что она евнухоненавистница.
    Тут великая императрица обратилась к нам:
    – Как вам понравилась опера?
    Мы все прекрасно поняли намек: наступило время и нам вложить свою лепту в вознаграждение актеров, и мы тут же раскрыли бывшие при нас маленькие соломенные сумочки.
    Актеры долго кланялись, а потом удалились.
    Великая императрица поднялась со своего места, и мы поняли, что надо возвращаться домой. Мы все встали на колени и хором сказали:
    – До следующего раза мы желаем вам безоблачного покоя!
    Великая императрица слегка кивнула и направилась к своему паланкину.
    Главный евнух Сым объявил, что наши паланкины тоже уже поданы. Мы молча поклонились Нюгуру, а потом друг другу по очереди.
    Полог моего паланкина был задернут. Я никак не могла совладать с горечью своих чувств и одновременно стыдилась своей слабости. Мне казалось, что все мои усилия по проникновению в Запретный город напрасны, потому что у меня все равно нет никаких шансов на успех. В то же время у меня не было прав на то, чтобы жаловаться или чувствовать себя несчастной.
    Когда я смывала с лица макияж, в зеркале появилось отражение Ань Дэхая. Он спросил, не нужно ли позвать служанку, чтобы та помогла мне раздеться. Но прежде чем я успела ответить, он сказал, что и сам может мне помочь, если я, конечно, не возражаю.
    Я не возражала.
    Сперва он вытащил из моих волос гребень, а потом начал бережно снимать украшения.
    – Моя госпожа, – сказал он, – не угодно ли вам будет завтра прогуляться в восточный сад? Я нашел, там некоторые очень интересные растения...
    Я махнула рукой, требуя, чтобы он замолчал, потому что чувствовала, как внутри у меня все закипает и в любую минуту я могу не сдержаться.
    Ань Дэхай закрыл рот. Руки его при этом работали без остановки. Он вытащил из волос жадеитовый цветок, потом снял с шеи бриллиантовое ожерелье. Все эти предметы он положил на туалетный столик.
    Не в силах сдержать своих чувств, я расплакалась.
    – Обладающий знаниями достаточно силен для того, чтобы спасти другого от несчастья, – спокойно, как бы про себя, произнес Ань Дэхай.
    Внутри у меня прорвалась какая то дамба, и весь гнев выплеснулся наружу.
    – Что касается меня, то знания мне только вредят! – запальчиво воскликнула я.
    – Обида – это начало выздоровления, моя госпожа
    – Давай давай, терзай мою рану, Ань Дэхай! Правда заключается в том, что я проиграла сражение по всем позициям!
    – В этом месте ни одна дама не может достичь желаемого без уплаты определенной мзды.
    – А Нюгуру смогла! И госпожа Юн смогла'
    – Ну, все не совсем так, моя госпожа. Вашу перспективу следует немного позолотить.
    – О какой перспективе ты здесь толкуешь? На мою жизнь обрушился смерч и выдернул ее с корнями! Я сперва поднялась в воздух, а потом разбилась о землю! Мне остается только признать свое поражение.
    Ань Дэхай внимательно смотрел на меня в зеркале.
    – Ничего нет более ужасного, моя госпожа, чем признать свое поражение.
    – Но как же я могу подняться?
    – Вы должны изучить, как движутся смерчи. – Говоря это, он, не переставая, расчесывал мои волосы.
    – И как же?
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:43 am автор Lara!

    – Известно, что главная сила смерча – по краям. – Одной рукой он поднял мои волосы наверх, и другой энергично их расчесывал. – Ветер обладает такой силой, что может поднимать в воздух коров и экипажи, а потом сбрасывать их на землю. Но в самом центре смерча царит, спокойствие... – Он остановился, как будто внимательно разглядывая мои волосы. – Прекрасные волосы, моя госпожа. Просто чернильно черные и блестящие, что говорит о хорошем здоровье. В этом и заключается главная, самая основная наша надежда
    – А как же смерч?
    – Да да смерч. Но в его центре, как я уже говорил, относительно спокойно. Именно там вам и надлежит находиться, моя госпожа. Вам следует избегать привычных, всеми исхоженных дорог, возможности которых всем хорошо известны и ограниченны. Вам следует сконцентрировать усилия на создании новых дорог! По ним еще никто не ходил, и поэтому на них пока еще относительно мало колючек.
    – Хорошо излагаешь, Ань Дэхай! – сказала я.
    – Спасибо, моя госпожа. Я тут размышлял о том, как бы написать либретто реальной, жизненной оперы, в которой вы будете исполнять главную партию.
    – Что ж, давай, послушаем, Ань Дэхай.
    Как военный советник, предлагающий генералу свою стратегию предстоящего сражения, Ань Дэхай поведал мне свой план. Он был прост, но показался мне почему то многообещающим Я должна была принять участие в церемонии жертвоприношения – такая обязанность лежала на императоре Сянь Фэне.
    – Вы должны пойти и устроить это от имени Его Величества, моя госпожа, – сказал евнух, убирая в шкатулки мои драгоценности. Потом он сел и снова внимательно посмотрел мне в лицо. – Эта церемония лишний раз продемонстрирует благочестие Его Величества и сослужит ему хорошую службу на Небесах.
    – Ты уверен, что Его Величество желает именно этого?
    – Разумеется, – ответил евнух. – Причем, не только Его Величество, но и великая императрица.
    Ань Дэхай объяснил мне, что даты, когда императорские предки ждут церемониального поклонения, весьма многочисленны, но королевская семья уже давно выбилась из графика.
    – Его Величество редко находит в себе силы, чтобы посещать церемонии.
    – А раньше случалось, чтобы их устраивала великая императрица или одна из наложниц?
    – Случалось, но никакого интереса к регулярным церемониям наложницы не проявляют. Император Сянь Фэн боится опечалить своих предков и поэтому уже обратился к главному евнуху Сыму, чтобы тот попросил совершить церемонию Нюгуру или леди Юн. Но они отвергли его просьбу под предлогом слабого здоровья.
    – Но почему же в таком случае главный евнух Сым не обратился ко мне?
    – Потому что он не хочет давать вам шанс ублажить Его Величество.
    – Я сделаю все, что в моих силах, для ублажения Его Величества! – воскликнула я.
    – Тем более, что это ваше право – устроить церемонию для своего мужа.
    – Завтра с утра приготовь мой паланкин, Ань Дэхай!
    – Да, моя госпожа.
    – Подожди. А каким образом император узнает о моем поступке?
    – В храме есть дежурный евнух, который запишет ваше имя. В его обязанности входит докладывать Его Величеству всякий раз, когда кто нибудь платит дань уважения его предкам, тем более от его имени.
    Я понятия не имела о том, что нужно делать, чтобы ублажить императорских предков. Если верить Ань Дэхаю, то ничего особенного и не требовалось, разве что падать на колени перед многочисленными портретами и каменными статуями. На первый взгляд, это казалось не очень обременительным.
    На рассвете следующего дня я села в паланкин и в сопровождении Ань Дэхая отправилась в путь. Мы прошли через Сторожку свежего аромата, потом через Ворота духовной доблести. Примерно через час мы прибыли в Храм вечного мира. Это было очень грациозное здание, под карнизами которого гнездилось множество птиц.
    Мне навстречу вышел молодой монах, который тоже был евнухом У него были румяные щечки, а между бровей родинка. Ань Дэхай назвал ему мое имя и титул. В ответ монах принес огромную регистрационную книгу и письменные принадлежности, обмакнул кисточку в чернила и записал мои данные в соответствующую графу красивым почерком.
    После этого меня провели в храм. Мы миновали несколько арочных проемов, и тут монах объявил, что у него есть дела, и исчез среди колонн. Ань Дэхай исчез вместе с ним.
    Я оглянулась кругом. Огромный зал, высотой в несколько этажей, был полон позолоченных статуй. Все вокруг было раскрашено в разные оттенки золота. Пространство как бы делилось на мелкие храмы внутри одного большого, причем мелкие храмы повторяли убранство большого.
    Из бокового проема появился старый монах. Его белая борода едва не касалась колен. Не говоря ни слова, он вложил мне в руки сосуд с ароматическими свечами. Вслед за ним я обошла последовательно целый ряд алтарей. Перед каждым я зажигала ароматическую свечу, падала на колени и кланялась очередной статуе. Я понятия не имела о том, как зовут тех предков, которым я кланялась, но продолжала повторять церемонию перед каждым из них без возражений. Заплатив дань уважения более чем десятку предков, я почувствовала усталость. Монах тоже присел на коврик и закрыл глаза. В таком положении он монотонно запел, одной рукой нажимая на клавиши странного музыкального инструмента – муи, или деревянной рыбы. Другой рукой он, не переставая, перебирал четки. Его пение напомнило мне причитания профессиональных плакальщиков, которых в деревне нанимали во время похорон.
    В храме было очень жарко. Так как кроме нас с монахом в храме никого не было, я позволила себе в следующий раз кланяться не так низко, как вначале. Постепенно мои поклоны перешли в обыкновенные кивки головой. Мне казалось, что этого жульничества монах не заметил. Звуки его муи постепенно затихали, пока не затихли окончательно. Очевидно, он заснул. Я облегченно вздохнула, вытерла со лба пот, но на всякий случай осталась в почтительной позе. Краем глаза я осматривала храм: в нем были представлены разнообразные божества. Кроме главного маньчжурского бога, Шамана, здесь были даосские и буддийские боги и Кан Кон – бог китайского народа.
    – Был один принц, который во время церемонии поклонения заметил, что глиняная лошадь китайского бога покрылась потом, – внезапно произнес монах, словно ни на минуту не выпускал меня из поля зрения. – Принц сделал вывод, что бог, очевидно, много трудится и постоянно объезжает дворцы на своей лошади. С тех пор Кан Кон стал главным богом, которого почитают в Запретном городе.
    – А почему каждый бог сидит в своем отдельном храме? – спросила я.
    – Потому что каждый из них заслуживает внимания по отдельности, – пояснил монах. – Вот, например, почтенный Цонгкапа, основатель Желтой секты буддизма. Он сидит на золотом троне вместе с тысячью маленьких копий самого себя. У него под ногами написана по маньчжурски буддийская сутра.
    Я обратила взгляд в дальний конец зала, где висело огромное вертикальное художественное полотно – портрет императора Сянь Луна в буддийской одежде. Я спросила монаха, был ли Сянь Лун, мой родственник по мужу, истинно верующим человеком. Монах ответил, что он был не только искренним буддистом, но и адептом религии Ми Цун, одного из ответвлений буддизма
    – Его Величество говорил по тибетски и читал сутры на тибетском языке, – сообщил монах и снова заиграл на своем муи.
    Я очень устала. Теперь я поняла, почему другие наложницы отказывались совершить церемонию поклонения. Но тут монах поднялся со своего коврика и сказал, что пора выходить во двор. Вслед за ним я вышла в храмовый двор, где стоял алтарь. Монах заставил меня преклонить колени перед мраморной плитой и снова запел. Наступил полдень. Было очень жарко, солнечные лучи били мне прямо в спину. Я молилась о том, чтобы церемония поклонения поскорее закончилась.
    По описаниям Ань Дэхая, это был завершающий этап церемонии. Монах тоже стоял перед алтарем на коленях, так что своей бородой он подметал землю. После трех глубоких поклонов он встал, развернул манускрипт, где записывались деяния предков, и начал читать – по мандарински – все их имена с краткими жизнеописаниями. Жизнеописания были однотипными. В них содержались только похвалы и не было ни малейших признаков критики. Такие слова, как «доблесть» и «честь», встречались в каждом параграфе. Монах приказал мне при каждом имени по пять раз касаться лбом земли. Я старательно исполняла его приказание.
    Список имен между тем казался бесконечным, и на лбу у меня уже образовалась шишка. Силы на то, чтобы терпеть, откуда то брались только потому, что я предвкушала близкий конец своим мучениям.
    Но я ошибалась.
    Монах продолжал чтение. Я кланялась, едва не касаясь носом его ног и рассматривая его мозоли. Мне казалось, что лоб у меня начал кровоточить. Я закусила губу. Монах покончил наконец со списком, но тут же сказал, что теперь тот же список следует повторить на маньчжурском языке.
    Я молилась о том, чтобы пришел Ань Дэхай и меня спас. Ну куда он подевался?!
    Монах начал читать тот же текст по маньчжурски. Он растягивал слова, так что, кроме имен императоров, я не понимала ни слова. Я уже была близка к полному отчаянию, когда вдруг увидела Ань Дэхая. Он подошел ко мне и помог подняться на ноги.
    – Прошу прощения, моя госпожа. Я и не знал, что этот монах не успокоится до тех пор, пока не уморит свою жертву окончательно. Я думал, что братья шутили, когда рассказывали мне про него.
    – Могу я теперь удалиться? – спросила я.
    – Боюсь, что нет, моя госпожа. Ваше деяние не будет зарегистрировано, если вы его достойным образом не завершите.
    – Я этого не переживу! – воскликнула я.
    – Не беспокойтесь, – прошептал Ань Дэхай. – Я предложил ему только что хорошую взятку. Он заверил меня, что окончание церемонии не займет много времени
    С западной стороны двора в отдалении высилась стена, рядом с которой стояли, выстроившись в ряд, каменные боги. На юго востоке стоял флагшток с кормушкой для птиц на вершине. По преданию, именно птицы относили духам предков императорские послания. На стене, кроме того, висел странный предмет. Подойдя поближе, я разглядела, что это простая холщовая сумка какого то неопределенного, пыльного цвета.
    – Эта сумка принадлежала основателю династии, императору Нюрачжи, – объяснил монах. – В ней покоятся кости его отца и дедушки. Нюрачжи возил их с собой после того, как оба эти мужа были убиты врагами.
    Монах хлопнул в ладоши. Появились две женщины с измазанными грязью лицами.
    – Это жрицы культа Шамана, – представил их монах.
    Одежда жриц была разрисована черными пауками, шапки покрыты стилизованной рыбьей чешуей, сделанной из меди. С головы и шеи у них свешивались бусы из фруктовых косточек. К рукам и ногам были привязаны колокольчики. Кроме того, на поясе у них висели барабаны разных размеров, а сзади болтались длинные «хвосты» из пучка кожаных ремешков. Они начали плясать вокруг меня и пели, подражая звериным голосам. От них сильно пахло чесноком
    Я никогда раньше не видела такого жуткого танца. Они приседали и корчились, при этом их хвосты отвратительно торчали из задниц.
    – Не двигаться! – приказал монах, когда увидел, что я пытаюсь размять ноги.
    Танцовщицы отошли в сторону и начали кружиться вокруг флагштока. Словно безголовые цыплята, они метались по двору, поднимая руки к небу и отчаянно голося:
    – Свинья! Свинья!
    Четыре евнуха внесли связанную свинью, которая выла и хрюкала. Танцовщицы начали перепрыгивать через нее в разных направлениях. Свинью унесли. Появилась золотая тарелка с бьющейся на ней живой рыбой. Монах сказал, что эту рыбу только что выловили в ближайшем пруду. Тут снова появился молодой монашек с родинкой между бровей и ловко перевязал рыбу красной лентой.
    – А ну ка поработайте! – скомандовал старый монах, схватив меня за руку. Прежде чем я поняла, что происходит, он вложил мне в руку нож и велел разрезать рыбу.
    Ань Дэхай и молодой монах поддерживали меня с двух сторон, чтобы я не упала замертво.
    Тут на огромном подносе внесли отрезанную свиную голову. Старый монах сказал, что это та самая свинья, которую я только что видела связанной.
    – Только еще теплая свиная кровь гарантирует успех обряда, – сказал он.
    Я закрыла глаза и постаралась глубоко дышать. Кто то схватил меня за левую руку и попытался разжать скрюченные пальцы. Я открыла глаза и увидела перед собой танцовщиц, которые протягивали мне золотой горшок.
    – Возьми! – скомандовал старый монах.
    От слабости я ничего не смогла ему возразить и беспрекословно подчинилась.
    Тут принесли петуха и снова вложили мне в руки нож. Но нож выскальзывал из моих пальцев. Монах взял у меня из рук горшок и велел крепко схватить петуха.
    – Перережь ему горло и слей кровь в горшок!
    – Я... не могу... – Я снова была на грани беспамятства
    – Спокойно, моя госпожа, – как сквозь сон, услышала я голос Ань Дэхая. – Это уже конец.
    Последнее, что я помнила, это было вино, которым я поливала крупные булыжники, на них в крови лежали свиная голова, разрезанная рыба и обезглавленный петух.
    На обратном пути в паланкине меня вырвало. Ань Дэхай рассказал, что каждое утро через Грозовые ворота в Запретный город доставляют свинью, а днем ее приносят в жертву. Предполагалось, что после церемонии обезглавленных свиней выбрасывают, но на самом деле храмовые евнухи прятали туши, тайно разделывали их, а потом продавали за хорошую цену.
    – Более двухсот лет не меняется посуда, в которой варят свиную похлебку, – рассказывал Ань Дэхай. – И огню в очаге никогда не дают угаснуть. Евнухи обожают свиное мясо, потому что оно непростое. Оно побывало в Небесном супе! Семье отведавшего такую похлебку оно приносит удачу и великое богатство.
    После посещения храма в моей жизни ничего не изменилось. К концу осени надежда завоевать внимание императора иссякла окончательно. По ночам я слушала стрекотание сверчков. Сверчки в императорском саду стрекотали совсем не так, как в Уху. Там они выводили короткие мелодии, с небольшим интервалом после трех пассажей. А императорские сверчки пели без устали.
    Ань Дэхай сказал, что старшие наложницы, живущие во Дворце доброжелательного спокойствия, сами разводят сверчков. Когда погода стоит теплая, сверчки начинали петь сразу же после наступления темноты. Наложницы собственными руками устраивают им домики из полых тыкв, в которых те плодятся тысячами.
    В этом году сезон дождей наступил рано, и все цветы зачахли. Землю покрывал сплошной ковер из лепестков, которые источали такой сильный аромат, что он наполнял даже мою комнату. От беспрерывных дождей корни пионов вымокли и начали подгнивать. Кусты покрылись болезненными пятнами. Везде были лужи. Я вообще перестала выходить на улицу после того, как Ань Дэхай наступил на водяного скорпиона. Его пятка распухла до размеров луковицы.
    Каждый день проходил в строго заведенном порядке. По утрам я накладывала косметику и одевалась, а по вечерам смывала косметику и раздевалась. Главным моим занятием было ожидание Его Величества и, кроме этого, я ничем больше не занималась. Стрекотание сверчков с каждым днем казалось мне все более печальным. О своей семье я старалась не думать.
    Ань Дэхай сходил во Дворец доброжелательного спокойствия и принес оттуда корзину украшенных тонкой резьбой тыкв. Он хотел, чтобы я узнала, как их выращивают, а потом украшают. По его мнению, это занятие должно было скрасить мое одиночество – точно так же, как скрашивает одиночество многих других наложниц. Тыквы, рассказывал он, это магический символ, указывающий на желание иметь «многочисленное потомство».
    – Вот прошлогодние семена, – говорил он, указывая на горсть черных, похожих на кунжут семян. – Весной их надо посадить. После цветения начнут формироваться плоды. Можно сконструировать небольшую клетку, которая заставит тыквы расти в нужном направлении. Таким путем можно получить тыквы круглой формы, квадратной, прямоугольной или асимметричной, какой угодно. Когда тыква созреет, ее шкурка станет твердой. Тогда вы ее сорвете, выскоблите из нее все семена и превратите в произведение искусства.
    Я разглядывала принесенные Ань Дэхаем тыквы. Рисунки на их поверхности были абсолютно разными и очень сложными. Чаще всего встречались весенние мотивы. Особенно мне понравились дети, играющие на дереве.
    После обеда Ань Дэхай повел меня во Дворец доброжелательного спокойствия, я шла пешком, а не сидела в паланкине, как положено передвигаться наложницам. Мы оба несли в руках тыквы. Шли мы долго, пересекали множество садов и парков. Когда мы подошли к дворцу, то почувствовали сильный запах ладана. Территория дворца была окутана клубами ароматного дыма. Слышались горестные причитания, похожие на пение монахов.
    Ань Дэхай предложил заглянуть сперва в Павильон ручьев, чтобы оставить там взятые с собой тыквы. Мы вошли в сад через высокие ворота, и я была поражена открывшимся видом: огромные храмы покрывали все окрестные холмы. Везде высились статуи Будды, самые маленькие размером с яйцо, к самым большим я могла свободно усесться на колени. Названия храмов были выгравированы на золотых табличках: Дворец крепкого здоровья, Дворец вечного мира, Дворец милосердия, Резиденция счастливого облака, Резиденция вечного спокойствия. На каждой пяди пространства высились пагоды или алтари.
    – Старшие наложницы превратили свои жилища в храмы, – шепотом объяснил мне Ань Дэхай. – Всю жизнь они занимаются только тем, что поют. Свою кровать каждая поставила за спиной у статуи Будды.
    Мне хотелось узнать, как выглядят старшие наложницы, и поэтому я пошла на их голос. Тропинка привела меня во Дворец цветущей юности. Ань Дэхай сказал, что это самый большой из всех храмов. Я вошла внутрь и увидела, что весь пол покрыт распростертыми телами. В воздухе висел густой дым от благовоний. Молящиеся поднимались и снова падали на пол, словно морские волны. При этом они монотонно пели и руками беспрестанно перебирали четки на вощеных нитях.
    Тут я обнаружила, что Ань Дэхая нет рядом со мной. Я забыла, что евнухам запрещено входить в подобные святилища.
    Поющие голоса зазвучали громче. Огромный Будда в центре зала таинственно улыбался. На минуту чувство реальности меня покинуло. Я превратилась в одну из наложниц на полу и явственно почувствовала, как моя кожа стареет, усыхает и покрывается морщинами, как седеют волосы, выпадают зубы.
    – Нет! – закричала я что есть мочи.
    Принесенные мной тыквы выпали из рук и раскатились по полу. Пение прекратилось. В мою сторону повернулись тысячи голов. Я словно окаменела и не могла сдвинуться с места.
    Наложницы смотрели на меня, открыв свои беззубые рты. Волосы на их головах были такими редкими, что головы казались лысыми.
    Я никогда даже не видела таких старых женщин: горбатые спины, руки, напоминающие разбитые непогодой деревья на вершинах гор. На их лицах нельзя было заметить даже следа прошлой красоты, а уж вообразить, что когда то они были предметом страсти самого императора, и подавно было невозможно.
    Женщины подняли к небу свои костлявые руки, делая в воздухе какие то царапающие движения. Меня захлестнуло чувство всепоглощающей жалости.
    – Я Орхидея, – услышала я сама свой голос. – Как вы поживаете?
    Они поднялись, сузили на меня глаза. Выражение их лиц было недобрым, даже угрожающим.
    – Среди нас чужак! – прозвучал какой то древний, дрожащий голос – Что мы с ней сделаем?
    – Защипаем до смерти! – в экстатическом порыве ответила толпа.
    Я бросилась на пол и начала кланяться. Я говорила, что виновата и не должна была к ним вторгаться без разрешения. Я обещала, что больше они меня никогда здесь не увидят.
    Но этих женщин ничего не могло остановить: они чувствовали потребность растерзать меня в клочья. Одна из них схватила меня за волосы, другая ущипнула за подбородок. Я молила о пощаде, пытаясь проскользнуть к двери. В ответ они только истерически хохотали, пинали меня, били и раздирали одежду.
    Вот меня прижали к стене. Несколько пар цепких рук схватили меня за горло. Я чувствовала, как длинные когти вонзаются в мою кожу, как постепенно перехватывает дыхание. Старые лица превращались в черные тучи, застилающие небо.
    – Потаскушка! – ругались они. – Молись Будде перед смертью.
    Но внезапно толпа от меня отхлынула. Ань Дэхай взобрался на двери их святилища и запустил в них тыквой, начиненной камнями.
    – Чертовы привидения! – вопил он истошным голосом. – Вон отсюда! Убирайтесь назад в свои гробы!

    9

    Я послала Ань Дэхая за главным евнухом Сымом. Когда тот пришел, я встретила его в официальном придворном наряде, в головном уборе, с накрашенным лицом. Такая торжественность его удивила.
    – Госпожа Ехонала, – сказал он, опускаясь на колени и потупив глаза к полу. – Со мной у вас нет нужды быть столь официальной. Я ваш раб и не заслуживаю такого уважения. – Он сделал паузу и позволил себе поднять глаза на уровень моих колен. Благодаря полуприкрытым глазам он стал похож на ящерицу. – Говоря так, я не собираюсь вас критиковать, однако, госпожа Ехонала! Соблюдайте осторожность! Вы можете навлечь на нас обоих неприятности.
    – Я в отчаянном положении, господин Сым, – сказала я. – Прошу вас, поднимитесь и сядьте.
    Говоря это, я сделала знак Ань Дэхаю, и он принес золотую гравированную шкатулку.
    – Господин Сым, я хочу сделать вам скромный подарок. – Я открыла шкатулку и вынула оттуда тот самый жуи, который подарил мне император Сянь Фэн в день помолвки.
    Увидев жуи, Сым едва не подпрыгнул. Глаза его расширились настолько, что, казалось, вот вот выпадут из глазниц.
    – Но ведь... это же подарок Его Величества для вас, госпожа Ехонала! Это подлинная вещь, знак данного вами обета. Если вам неизвестна его ценность, то позвольте мне...
    – Я рада, что вы не сомневаетесь в его ценности, – улыбнулась я. – Но тем не менее прошу вас его принять.
    – Но в чем дело, госпожа Ехонала? В чем дело?
    – Я хочу подарить вам его в обмен на одну любезность, господин Сым. – Мои слова заставили его воззриться на меня самым пристальным образом. – По правде говоря, жуи – это единственное, что у меня есть. Я отдаю ее вам только потому, что понимаю, какую ценность может иметь для меня ваша помощь.
    – Прошу вас, госпожа Ехонала.. я не могу это принять! – Он встал, но только для того, чтобы тут же опять рухнуть на колени.
    – Поднимитесь, господин Сым
    – Я не смею!
    – Я настаиваю.
    – Но, госпожа Ехонала!..
    Пришлось подождать, пока он поднимется на ноги.
    – Жуи, – начала я, выговаривая это слово особенно значительно, – приобретет еще большую ценность, если я стану матерью ребенка императора Сянь Фэна.
    Лицо главного евнуха Сыма окаменело. Казалось, сама мысль о такой возможности его парализовала
    – Да, госпожа Ехонала, – наконец выговорил он и стукнулся лбом о пол.
    Я выдержала паузу, а потом сказала
    – Заранее благодарю за вашу помощь.
    Евнух медленно поднялся на ноги. Он глубоко дышал, рукава его халата трепетали. Но уже через мгновение он снова стал самим собой. Выражение его лица показывало, что он и радовался, и боялся одновременно. Он взял жуи из моих рук и прижал к груди.
    – В какой день, моя госпожа, вам будет угодно, чтобы я назначил вашу встречу с императором Сянь Фэном? – спросил он, убирая жуи во внутренний карман своего платья.
    – Какая разница? – спросила я, не ожидая такого вопроса.
    – Огромная разница, моя госпожа! Разве вам не угодно будет встретиться с Его Величеством в самые подходящие для зачатия дни?
    – Да да, конечно. – Я быстро прикинула в уме свой график.
    – Так какая же дата?..
    – Четырнадцатый день после полной луны.
    – Прекрасно, моя госпожа. Я отмечу эту дату в своей записной книжке. Если ничего непредвиденного не случится, то будем считать, что мы договорились. Если Его Величество не будет против, то он вас вызовет в четырнадцатый день после полной луны. А до тех пор, разрешите откланяться, моя госпожа. – Он сделал шаг назад, а потом решительно развернулся к двери.
    – Подожди. – Я не особенно ему поверила. Неужели организация свидания с императором Сянь Фэном была столь проста? – Господин Сым, прошу вас не удивляться моему вопросу. А что, если Его Величество в этот день захочет встретиться с другой дамой? Что вы сможете сделать, чтобы он предпочел всем другим именно меня?
    – О, не беспокойтесь, моя госпожа. – Он улыбался. – У меня есть средства управления ветром, который дует в Запретном городе.
    – А это значит...
    – А это значит, что если император Сянь Фэн пожелает в этот день увидеть другую даму, – например, госпожу Ли, – то я скажу просто: «Ваше Величество, госпожа Ли сегодня нечиста».
    – А вдруг тогда он пожелает встретиться с госпожой Мэй?
    – «Прошу прощения, Ваше Величество, но госпожа Мэй сегодня тоже нечиста».
    – Итак, у всех дам в этот день будет месячная нечистота, кроме одной, которая желает спать с императором?
    – Да, моя госпожа. Я прибегал к подобному средству множество раз.
    – Я рассчитываю на вас, господин Сым. Надеюсь, вы сделаете для меня эту работу.
    – Можете не беспокоиться, моя госпожа. Я разожгу аппетит Его Величества рассказами о том, как вы утонченны и прелестны.
    Но не беспокоиться я не могла. На подготовку у меня оставалось всего двенадцать дней. Дело в том, что я понятия не имела о том, как ублажать мужчину в постели. Мне необходимо было немедленно получить хоть какие нибудь инструкции. На ум мне тут же пришла Большая Сестрица Фэнн, которая была бы в этом смысле очень полезна, однако выйти за пределы Запретного города с подобной целью не было никакой возможности. Если обращаться за разрешением на выход, то пришлось бы лгать. Я послала Ань Дэхая в дворцовую канцелярию с докладом, что моя мать больна, и мне необходимо ее проведать. Через два дня такое разрешение мне было высочайше даровано на срок в десять дней. Ань Дэхай сказал, что мне повезло. Всего несколько недель тому назад за таким же разрешением обращалась в канцелярию госпожи Ли – ее мать действительно была серьезно больна, – однако ей было отказано. Император в тот момент развлекался именно с ней и не хотел ее отпускать. Тем временем ее мать умерла.
    – Это доказывает всего лишь, насколько мало я значу для Его Величества! – с горечью сказала я.
    Я приехала домой днем и немедленно послала Ань Дэхая за Большой Сестрицей Фэнн. Мать, Ронг и Гуй Сян, увидев меня, пришли в восторг. Мать решила, что мы с ней вместе отправимся за покупками, однако я умолила ее оставаться дома и до конца моего визита даже не покидать постель. Я объяснила, что солгала императору и, если это обнаружится, меня обезглавят.
    Мать пришла в страшное смятение и оценила мое поведение как непростительное. Но после того, как я описала ей ситуацию, она согласилась на все и тут же улеглась в постель, попросив Ронг положить рядом с ней стопку полотенец. Кроме того, на тот случай, если из Запретного города пришлют шпионов, Ронг постоянно варила на плите какие то пахучие лечебные травы.
    Скоро явилась Большая Сестрица Фэнн.
    – Потрясающе, Орхидея! Ты просто неотразима! Ты словно осенний перчик – с каждым днем становишься все румянее и острее! – Мы не стали тратить время на то, чтобы сказать друг другу, насколько друг без друга соскучились. – Я знаю одно место, где тебя обучат всему, что требуется, но ты должна изменить внешность!
    Я поменялась платьем с Ронг. Большая Сестрица Фэнн одолжила женскую одежду Ань Дэхаю. Матери она сказала:
    – Мы с Орхидеей пойдем и навестим одного знакомого.
    Мы вышли на улицу, и тут только Фэнн мне сообщила, что мы идем в Лотосовый дом
    – Сестрица Фэнн! – Я знала, что скрывается под этим названием
    – Если бы у нас с тобой был выбор... – произнесла она извиняющим тоном.
    Я остановилась посреди дороги, не зная, какое принять решение.
    – Какая у тебя сейчас главная цель, Орхидея? – спросила Фэнн.
    – Завоевать сердце Его Величества, – без запинки ответила я.
    – Тогда идем. Это заведение нам нужно только для того, чтобы кое чему там научиться, то есть научиться ублажать мужчин.
    Мы наняли повозку с осликом и через полчаса приехали в отдаленную западную часть Пекина. Улицы к тому времени уже начали пустеть, в воздухе повисла свежесть. Мы сошли на задворках одной торговой улицы, куда владельцы лавок выбрасывают сгнившие фрукты и отслужившие свой срок корзины. Я кутала лицо в шаль. Вот мы оказались перед большим старым зданием. Со второго этажа свешивалась освещенная вывеска, гласящая, что это и есть Лотосовый дом.
    Втроем мы вошли в тускло освещенный холл. Все стены здесь были покрыты росписями, изображающими спальни, в которых богато разодетые люди ублажали себя всеми доступными человеку способами. Но когда мои глаза привыкли к полумраку, я увидела убогую обстановку – потрескавшаяся краска, облупленная штукатурка. В помещении стоял характерный запах – смесь духов и крепкого табака.
    Из за стойки появилась женщина с лягушачьим лицом. Изо рта она ни на минуту не выпускала курительную трубку. Она приветствовала Большую Сестрицу Фэнн, как старую знакомую:
    – Какой ветер принес тебя сюда, подруга? – спросила она
    – Южный ветер, хозяйка, – ответила Фэнн. – Я пришла, чтобы попросить тебя об одолжении.
    – Не скромничай, подруга! – Хозяйка хлопнула Большую Сестрицу Фэнн по плечу. – Я знаю, что ты сидишь на мели, иначе ты вряд ли явилась бы сюда. Мой храм слишком мал для таких прихожан, как ты.
    – Сама не скромничай, хозяйка, – сказала Большая Сестрица Фэнн. – В твоем храме поклоняются богу, с которым мне как раз и нужно поговорить. Посмотри! – Она подтолкнула меня вперед и представила нас с Ань Дэхаем как своих племянниц из провинции.
    Хозяйка оглядела меня с ног до головы. Потом повернулась к Большой Сестрице Фэнн и сказала:
    – Боюсь, что не смогу предложить за нее много. Девушка слишком худощава. Какой паутины можно ждать от паука, если у него такая тощая задница? А чтобы откормить ее, мне обойдется слишком дорого.
    – Не беспокойся! – Большая Сестрица Фэнн наклонилась к самому уху хозяйки. – Она здесь всего лишь для консультации.
    – Мелким бизнесом я больше не занимаюсь, извини, – сухо ответила хозяйка, потом достала с полки зубочистку и начала ковырять в зубах. – Рынок сейчас не тот, сама понимаешь.
    Большая Сестрица Фэнн мне подмигнула. Я слегка откашлялась.
    Ань Дэхай тоже сделал шаг вперед и передал мне сумку. Я подошла к стойке и вытащила из сумки то, что лежало на самом дне. При тусклом свете сверкнула моя заколка в виде стрекозы, украшенная драгоценными камнями и жемчугом.
    – О, мой бог! – Хозяйка несколько раз судорожно вздохнула и постаралась скрыть свое удивление. Прикрыв рот обеими руками, она жадно рассматривала заколку. Потом подозрительно взглянула на меня. – Ты ее украла!
    – Нет, – спокойно ответила я. – Я получила ее в наследство.
    – Это правда, – подтвердила Большая Сестрица Фэнн. – Ее родственники занимались ювелирным делом... на протяжении многих веков.
    – Сомнений в том, что она настоящая, быть не может, – задумчиво сказала хозяйка, продолжая меня изучать. – Меня удивляет только одно: почему столь редкое сокровище оказалось вне Запретного города.
    Избегая ее острого взгляда, я начала рассматривать настенные росписи.
    – Этой платы хватит за твою консультацию? – спросила Большая Сестрица Фэнн.
    – Ты слишком щедра. – Хозяйка снова взяла свою трубку и набила ее свежими листьями. – Меня волнует только одно: не слишком ли опасно ее у себя держать? Если эта вещь краденая... – Она сделала паузу и взмахнула рукой, жестом очерчивая в воздухе удавку.
    – Пошли в другое место, тетушка, – сказала я и потянулась к своей заколке.
    – Стой! – Хозяйка опустила свою руку на мою. Потом осторожно вытащила из под нее заколку. Лицо у нее при этом расплылось в лучезарной улыбке. – Моя дорогая девочка! Не ставь свою тетушку в дурацкое положение! Я ведь не сказала, что не хочу с тобой заниматься, не правда ли? Это прекрасно, что вы пришли ко мне, потому что в городе я единственный человек, который сможет вам предложить именно то, что вам надо. Доченька, я преподам тебе урок жизни. Я постараюсь быть достойной такого бесценного подарка.
    Мы прошли в другую комнату. Там стояла огромная кровать красного дерева с резными стойками едва ли не до потолка. Орнамент составляли пионы, баклажаны, помидоры, бананы и вишни, символизирующие женские половые органы. Занавески на кровати были белыми и надушенными. По стенам висели полки, уставленные миниатюрными скульптурами, большинство из которых изображало буддийских богов, совершающих акт совокупления. Все фигурки были очень изящны, позы весьма элегантны. Женщины восседали на мужчинах с просветленными, как в медитации, лицами. Глаза всех любовников были полуприкрыты. Свободные пространства между фигурками заполняли декоративные тарелки с одиноким цветком пиона или с баклажаном. У пионов были темные, похожие на волосы тычинки, а баклажаны имели продолговатую форму с наплывом ярко розового цвета
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:43 am автор Lara!

    – Это все для создания настроения, – сказала хозяйка, подавая нам чай. – Когда девушки впервые приходят в мой дом, я учу их искусству, которое называется «танец с веером». – Тут хозяйка открыла сундук и достала оттуда разные предметы: маленькую круглую подушку, стопку бумажных денег и десяток яиц на бамбуковом подносе. – Я кладу эти предметы один на другой, – продолжала хозяйка, – причем деньги должны быть внизу, подушка посередине, а яйца наверху. Девушка на все это садится, и ей дается одна минута, чтобы развернуть купюры в форме веера. Главное условие – не разбить яйца.
    – Разве это возможно?
    Хозяйка щелкнула пальцами.
    Из боковой двери в комнату вошли две молодые девушки, одетые в парчовые халаты. У них были красивые лица, однако без всяких признаков добродушия. Они грызли семечки подсолнечника. Сбросив с ног туфли, они вскарабкались на кровать, потом на корточках присели на яйца словно, две несушки.
    Хозяйка снова щелкнула пальцами, и девушки начали энергично вертеть задницами. Вид у них был при этом нестерпимо комичный, и я не смогла удержаться от хихиканья.
    Большая Сестрица Фэнн ткнула меня в бок локтем. Я извинилась, но все равно продолжала временами всхлипывать от смеха.
    – Поверь мне, когда ты сама приступишь к практическим занятиям, то тебе будет не до смеха, – сказала хозяйка. – Чтобы понять, в чем тут фокус, придется затратить много усилий.
    Я спросила, зачем это нужно.
    – Чтобы взять под контроль свое тело, – ответила хозяйка, – и повысить чувствительность нижних губ.
    – Нижних губ?!
    – Следуй моему совету и начинай практиковаться, и тогда ты поймешь, зачем это надо. Когда достигнешь мастерства, то мужчина под тобой получит такое удовольствие, что навсегда запомнит твое имя.
    Эти слова достигли своей цели. Именно этого я и хотела – чтобы император Сянь Фэн запомнил мое имя. Пусть Его Величество навсегда запомнит полученное им удовольствие вместе с именем той, которая его доставила.
    Я еще раз взглянула на мерно покачивающиеся задницы девушек и попыталась представить себе их в постели с мужчиной. К моему лицу прилила краска. Но скорей не стыда, а решимости попробовать все самой.
    – Своим делом я занимаюсь долго, – сказала хозяйка, пытаясь уничтожить последние мои сомнения. – Мужчины приходят сюда разные. Мы возвращаем их к жизни. В молодых пробуждаем зверя, а старых заставляем вспомнить молодость.
    Я безотрывно смотрела на девушек, которые теперь балансировали на всех четырех конечностях.
    – Эта позиция, проверенная временем, – сказала хозяйка с загадочной улыбкой на лице. – Ты же знаешь, девушки из хороших семей презрительно относятся к таким заведениям, как мое. Они даже не догадываются, что именно из за них мой бизнес процветает, потому что не умеют делать ничего из того, что прекрасно известно моим девушкам. Именно поэтому аристократкам в конце концов остается только одно: взяться за управление своим домом, в то время как мои девушки управляют их мужьями и их деньгами.
    – А сколько времени нужно, чтобы обучиться... этому «танцу»? – спросила я, желая как можно быстрее покинуть это заведение.
    – Три месяца.
    Хозяйка подвинула себе стул и села на него. Но ведь у меня всего десять дней!
    – Каждый день тебе надо будет присаживаться на яйца и вертеть задницей. – Хозяйка снова зажгла свою трубку и затянулась. – Через три месяца твои нижние губы станут гораздо плотнее, чем у обычной женщины. Когда мужчина почувствует эти губы, то сойдет с ума от восторга. Он захочет умереть ради тебя, и ты сможешь беспрепятственно опустошать его карманы.
    Я постаралась забыть о том, в каком месте нахожусь, но забыть было трудно.
    Большая Сестрица Фэнн сделала вид, что ничего не слышит. У Ань Дэхая был взъерошенный вид. Все увиденное произвело на него магическое впечатление.
    Девушки между тем поднялись с яиц. Тела их блестели от пота.
    – Взгляни поближе на то, что они сделали, – поманила меня хозяйка
    Я подошла ближе.
    Хозяйка сняла поднос с яйцами и подушку, под ними лежали купюры в форме идеального веера
    – А теперь попробуй сама, – сказала хозяйка, складывая обратно всю стопку в первоначальном виде.
    Я не могла сдвинуться с места
    – Когда нибудь тебе все равно придется с этим столкнуться, – подбадривала меня хозяйка. – Мир, в котором мы живем, это мужской мир.
    Девушки предложили помочь мне раздеться. Я чувствовала себя по идиотски. Тело словно одеревенело.
    – От твоего мастерства зависит твое будущее, – продолжала подбадривать меня хозяйка ровным, бесстрастным голосом. – Мужчина должен думать о тебе, как о колдунье, иначе он никогда не призовет тебя вновь.
    – Да, – выдохнула я едва слышно.
    – Тогда прекрати сопротивление и вливайся в общие ряды. Хорошая жизнь просто так пока еще никому не давалась. – Хозяйка подвела меня к кровати и помогла встать на четвереньки. – Легкую жизнь все зарабатывают себе тяжелым трудом
    В смущении я велела Ань Дэхаю и Большой Сестрице Фэнн покинуть комнату. Они повиновались без слов.
    Я присела на яйца по куриному. Поза оказалась очень неудобной. Я кругообразно подвигала задницей. От прикосновения к яйцам возникло странное ощущение. Чтобы удержаться в позе, я сильно напрягла колени и локти.
    – Продолжай! – скомандовала хозяйка, придерживая подо мной поднос с яйцами. – Чтобы достичь совершенства, требуется время.
    – У меня нет времени. – От чрезмерных усилий я задыхалась и говорила с трудом – Десять дней – вот все, что у меня есть.
    – Ты, наверное, сумасшедшая, раз думаешь, что за десять дней в этом деле можно чего то достичь!
    – Если бы я не была сумасшедшей, то сюда бы не пришла.
    – Только идиоту может прийти в голову одним глотком выпить всю горячую похлебку!
    – Понимаю, но мне нужно раньше... – Не успела я закончить эту фразу, как подо мной раздался треск.
    Я раздавила яйца
    Хозяйка быстро достала полотенце, чтобы не дать им растечься. И столь же быстро поменяла их на целые.
    Я снова встала в позу, стараясь сильнее опираться на руки. Свое тело я ощущала как чужое. Я покачивалась, но неразработанные мышцы не слушались и болели.
    – Десять дней действительно могут превратиться в одну сплошную пытку, – приговаривала хозяйка, в то же время стараясь не охладить ненароком мой пыл. – Придется делать перерывы. Ты же не хочешь снова разбить яйца?
    – Не хочу. Но другого выхода у меня нет.
    – Знаешь, что я тебе скажу? Есть еще один способ, как можно привлечь к себе мужчину. – Хозяйка вытащила изо рта трубку и выбила пепел о свой каблук. – Будешь слушать?
    Я кивнула.
    Девушки подали мне горячее полотенце. Я сползла с кровати и вытерлась.
    – Я не могу научить тебя, как побороть свою судьбу. – Хозяйка набила трубку свежими листьями и снова ее зажгла. Послышался сосущий звук: это она глубоко затянулась дымом. – С судьбой ничего не поделаешь, но тем не менее мой способ приносит хорошие результаты, потому что помогает женщинам лучше узнать саму природу мужчин. Ты должна понять, почему «розы в саду пахнут гораздо слабее, чем дикие розы».
    – Продолжайте, мадам, пожалуйста.
    – Ты хорошенькая девушка, тут ничего не скажешь, но когда лампа потушена, мужчина уже не разбирает, кто перед ним: красавица или урод. За долгие годы своей жизни я видела, как множество мужчин бросали своих очень милых с виду жен ради безобразных наложниц, а потом бросали наложниц ради еще более безобразных проституток.
    – А что может сделать женщина, чтобы мужчина ее не бросил?
    – Я же тебе говорю: все дело в игре ума. Мужчина может казаться с виду каким угодно сильным, но все равно ему необходима в жизни поддержка, – убежденно говорила хозяйка, внимательно глядя на рисунок, изображающий мужчину, который уставился на женские груди. – Надо забыть про его внешность, про его привычки. Постараться игнорировать его манеры. Надо подготовить себя ко всему: он может иметь лицо, как у панды, от него может вонять, как из конюшни, его детородный орган может быть похож на каштан или, наоборот, на редьку дайкон, а не на морковку, как полагается. Чтобы достигнуть удовлетворения, ему могут понадобиться долгие часы подготовительной работы. Женщине следует сконцентрироваться на музыке, звучащей в его голове. Чайник все время должен кипеть. Ты должна все время держать перед глазами рисунки из моего заведения. Они помогут тебе напустить чары. Посмотри на этого мужчину, который ухватился за женские груди, словно за два спелых персика. Его можно поощрить звуками. Не нужно слов. Одни только звуки. Пусть они льются на него, как мед. Составь из звуков букет. Где надо, вверни просто «Уx!» или «О!». Пусть он считает себя героем.
    – А разве он и так не считает себя героем? – спросила я. – Разве мое желание не расскажет ему об этом гораздо лучше, чем все звуки? Прежде чем мы с ним ляжем в постель, я повторю ему это тысячи раз.
    – Ты будешь сильно удивлена, моя дорогая.
    – Чем?
    – Ты ведь не разговаривала со своими половыми губами, когда пыталась станцевать «танец» с веером, не правда ли?
    – Правда
    – Так вот, примени свое искусство на практике!
    – Да, конечно. – Постепенно эти разговоры стали казаться мне забавными.
    – И о себе ты не должна при этом забывать, – улыбнулась хозяйка
    – А что, если... – Я остановилась, потому что не знала, смогу ли верно сформулировать свою мысль. Но потом все же решилась спросить. – А что, если ему не понравится то, что я делаю?
    – Такого просто не может быть. Как правило, всем мужчинам это нравится. Правда, здесь большую роль может играть время, а также состояние его здоровья.
    – А что, если он мне не понравится?
    – Так о чем я тебе тут все время толкую? Ты должна думать только о деле. Сам по себе он тебя не интересует – тебя интересуют только его карманы.
    – А что, если он меня оскорбит или прикажет покинуть его постель? А что, если я не смогу скрыть своего отвращения?
    – Слушай, детка, это дело не имеет ничего общего с твоими чувствами. Такого никогда не было, нет и не будет. Такова судьба женщины. Она должна приготовить ужин из тех продуктов, которые имеются у нее на кухне, а вовсе не мечтать о всяких деликатесах, которые продаются на рынке.
    – А как можно притвориться взволнованной, когда этого нет?
    – Надо сымитировать! Не такая уж это сложная наука. Самое худшее, что может с тобой случиться: пока ты будешь разбираться, что к чему, успеешь состариться. Юность – все равно что роса, утром рождается, днем умирает.
    После такой длинной речи хозяйка устало откинулась на спинку стула. Грудь ее тяжело вздымалась, словно она только что вынырнула из воды. Девушки сидели в стороне с каменными лицами. Я снова оделась и собралась уходить.
    – Еще одна вещь, последняя, – слабым голосом произнесла хозяйка – Никогда не смей показывать своего разочарования, неважно, насколько ты обижена или зла. Никогда не пытайся спорить с мужчиной.
    – Я даже не знаю, вступим ли мы друг с другом в разговор.
    – Некоторые мужчины любят поболтать после того.
    – Ну, если он захочет, то я постараюсь ему подыграть.
    – Хорошо.
    – Мне бы хотелось к тому же... то есть, я хочу сказать, если ситуация позволит... Одним словом, могу ли я задать ему кое какие вопросы?
    – Разве что самые тупые.
    – Тупые? Но почему?
    – Могу тебя заверить, что все без исключения женщины, которые пытаются доказать, что у них есть мозги, в один прекрасный день оказываются покинутыми.
    – Но почему?
    – То есть как «почему»? Потому что мужчина терпеть не может, когда ему бросают вызов. Для него это слишком унизительно.
    – И поэтому я должна прикидываться тупой?
    – Тем самым ты только сделаешь самой себе великое одолжение.
    – Но... – Я никак не могла себе представить, что смогу прикинуться тупой даже ради самой полезной цели. – У меня совсем другая натура
    – Так переделай свою натуру! – Хозяйка смотрела на меня большими глазами. В клубах табачного дыма ее кожа казалась совсем бледной, почти голубоватой.
    – Спасибо, мадам! – поблагодарила я.
    Она вытащила из внутреннего кармана мою заколку и протерла ее рукавом платья.
    – Мы же с тобой тут говорим о выживании. И я хочу достойно отработать твой подарок.
    – Урок был хорош. – Я слегка поклонилась. – Прощайте, мадам, и спасибо.
    Хозяйка лизнула заколку языком
    – А с каким мужчиной у тебя намечается встреча, если это, конечно, не секрет?
    – Я бы сама хотела это знать, – ответила я, направляясь к выходу.

    10

    С крыши каскадами спускалась цветущая глициния. Во всех кустах чирикали птички и стрекотали кузнечики. Решающий момент наступил – император Сянь Фэн призвал меня к себе.
    Чтобы немножко успокоиться, я пошла посидеть в пионовом саду. В моем дворце самым лучшим архитектурным украшением были террасы. На берегу пруда росли цветы самых глубоких оттенков. По мере подъема на холм оттенки цветов на террасах становились все светлее, что создавало иллюзию, будто ландшафт простирается на большое расстояние. Этот вид всегда вызывал во мне прилив вдохновения. Он, казалось, подтверждал: человек может достичь многого, если правильно распорядится тем, что предлагает ему жизнь.
    На обед я заказала свое любимое блюдо, лапшу со свининой. Вместе с Ань Дэхаем мы праздновали мою удачу. Я написала стихотворение и назвала его «Лапша со свининой»:

    Листья падают на воду, танцуют в воздухе,
    Листья растут на кончике поварского ножа.
    Вот серебряная рыбка плеснулась в белых волнах,
    А вот листья ивы летят с восточным ветром.

    Приготовления к знаменательному событию заняли несколько часов. Из императорского дворца на помощь моим слугам были присланы дополнительные евнухи. Все вместе они меня искупали и умастили ароматами, потом завернули обнаженную в белое шелковое покрывало и положили на носилки, которые подхватили на руки четыре евнуха. И вот я еду в спальню Его Величества императора Сянь Фэна, которая расположена во Дворце духовного воспитания, который находится к югу от Дворца сосредоточенной красоты, то есть от моего дома.
    Вот мы миновали Дворец высшей гармонии и Дворец блистательной доблести, потом по широкими коридорам прошли сквозь Дворец мира и долговечности. К ночи температура упала, и под тонкой тканью мне стало холодно. К счастью, Ань Дэхай оказался предусмотрительным: он прихватил с собой одеяло, которым и прикрыл меня на время пути.
    Но когда мы подошли к апартаментам Его Величества, Ань Дэхаю велели удалиться. Главный евнух Сым встретил мои носилки у входа и приказал евнухам внести их внутрь. После нескольких поворотов я оказалась в комнате, ярко освещенной большими красными свечами и задрапированной по стенам желтыми шелковыми занавесками. В центре стояла кровать Его Величества императора Сянь Фэна.
    Принесшие меня евнухи удалились, и им на смену вышла группа императорских евнухов, все в ярко желтых шелковых халатах. Они быстро поправили на кровати кружевные простыни и откинули одеяла После этого они бережно усадили меня на край этого грандиозного ложа и вышли из комнаты.
    Но тут же вошла новая группа евнухов. Они несли в руках горячие медные горшки, которыми согрели простыни и одеяла на кровати. Потом они развернули меня, уложили на тот конец кровати, который был ближе к стене, и прикрыли теплыми простынями. Их лица оставались совершенно непроницаемыми. Они дотрагивались до моего тела так же, как до подушек. Когда все было готово, они опустили полог кровати и тоже удалились.
    В комнате стояла мертвая тишина Сильный запах благовоний щекотал ноздри. Сквозь полог я осматривала комнату, которая вся была увешана картинами и произведениями каллиграфического искусства. На самой большой картине был изображен Будда, пересекающий реку. Тело его художник изобразил сплошь золотым. Этакий золотой гигант с огромным пузом, плывущий на маленьком листе лотоса. Никакого беспокойства по поводу того, что он может утонуть, он явно не испытывал: глаза его были полуприкрыты, на губах играла загадочная улыбка В руках он держал знаменитый кувшин мудрости. Слева от картины висела книжная полка, вся заставленная книгами. С высокого потолка свешивались фонарики, украшенные каллиграфическими надписями. Все в этой комнате было покрыто тонкой резьбой и позолочено. Из декоративных элементов постоянно повторялись драконы и журавли. На косяке окон можно было прочесть слова «Удача из года в год» и «Мир во всех делах». Возле кровати на полке лежал семиструнный музыкальный инструмент из полированного дерева – кин.
    Мне хотелось пить. Я вспомнила, что за обедом почти ничего не съела. Последние дни я плохо ела и плохо спала, потому что все время пыталась представить себе: что это – спать с Его Величеством? Я воображала, как он ко мне подойдет, с чего начнет любовную игру. Меня мучили сомнения, а вдруг ему во мне что нибудь не понравится? Наверняка он будет сравнивать меня с другими женщинами. И что будет, если он вдруг обнаружит, что я не в его вкусе? В таком случае он вызовет евнухов и прикажет меня унести? Или удалится сам?
    Главный евнух Сым однажды высказался по этому поводу весьма определенно: если Его Величество сочтет меня негодной, то мое удаление будет всецело на моей ответственности. Про Его Величество говорили, будто он имеет склонность к перепадам настроения. Ань Дэхай слышал от другого евнуха, что однажды император вызвал к себе одну за другой шесть наложниц и во всех нашел какие то изъяны. Он велел вышвырнуть их вон из своей спальни и сказал Сыму, что этих женщин к нему больше никогда не приносили. Слово «никогда» в устах Сына Неба имело такой вес, что женщины немедленно были выселены из их дворцов и переведены в дальний конец Запретного города, где им предстояло стареть и коротать свои дни за выращиванием тыкв и украшением их резьбой.
    Может быть, то же самое случится со мной сегодня ночью? И что нужно сделать, чтобы этого не случилось? Я вспомнила слова Большой Сестрицы Фэнн, которая говорила, что Его Величество считает наложниц едой, которую насильно впихивают ему в горло. Мысль об этом настолько меня обескуражила, что я даже потеряла способность молиться о даровании удачи. Я лежала, отвернувшись к стене, и мне было очень холодно.
    Красные свечи распространяли по комнате нежный жасминовый аромат. Я вдруг почувствовала себя совершенно обессиленной, усталость навалилась на меня тяжелой плитой. Зачем добавлять лишнюю тяжесть к тому грузу, который и так для меня слишком тяжел? Но юность не позволяла мне просто так сдаться. Я начала упрекать себя в том, что сама создаю себе морозную зиму, и мое тело похоже на ледышку. «Разбуди в себе солнечный свет! – кричала моя юность. – Ты предаешь саму себя, Орхидея! Со дня смерти твоего отца дорога долго была для тебя голой и бесплодной, и вот наконец под ногами появились живые семена! Опомнись!»
    Послышался мужской голос Он шел откуда то из смежной комнаты. И принадлежать он мог только одному человеку – Его Величеству императору Сянь Фэну.
    От этого голоса мне стало еще страшнее. Его Величество будто кого то ругал. Очевидно, у него было очень плохое настроение. Потом наступил момент тишины, а потом голос произнес:
    – Грязные императорские отбросы!
    Потом я услышала шаги. С головой нырнув под одеяло, я попыталась собрать все свои силы, чтобы достойно встретить своего мужа. С тех пор, как я его видела в последний раз, прошло много недель. Если честно, то я даже не могла как следует вспомнить его лица. Главный евнух Сым проинструктировал меня, чтобы я ни в коем случае с ним не здоровалась. Собственная нагота еще усиливала мою неуверенность в себе. Приготовленная для меня ночная сорочка лежала на стуле возле кровати, рядом с ней – сорочка Его Величества из голубого шелка.
    – Нет! За кого они меня принимают? Идите к черту! Я не позволяю! – продолжал между тем доноситься голос из соседней комнаты. Теперь я точно знала, что он принадлежит императору. – Только в случае, если они придут без армий.. Что делают эти французы и англичане? Они заставили меня заплатить на восемь миллионов таэлей больше, чем требовалось вначале! Теперь они требуют открыть Тянь Цзинь. Но Тянь Цзинь – это же ворота Пекина! Они просто затягивают мне на шее петлю!.. Я уже открыл порты в Кантоне, Шанхае, Фучжоу и на Тайване. Мне больше нечего открывать...
    Постепенно его голос слабел Мне даже показалось, что император начал всхлипывать.
    – Мне так стыдно... Достоинство Китая принесено в жертву. Я потерял лицо и больше не могу входить в алтарь. Почему вы ничего не можете предпринять? Я потерял сон. Пью, да, я много пью. А что еще надо сделать, чтобы избавиться от ночных кошмаров? Вы считаете, что со мной хотят покончить?
    Потом наступила пауза, во время которой слышался только звук разбитого фарфора.
    За окном свистел северный ветер. После долгого молчания я услышала, как Сянь Фэн высморкал нос. Потом послышался звук шаркающих ног. Я увидела, как тень Его Величества приблизилась к пологу. Сянь Фэн сел на край кровати и начал раздеваться. При этом он глубоко вздыхал.
    – Не хотите ли чаю, Ваше Величество? – спросил главный евнух Сым откуда то из дверей.
    – Я вдоволь напился своей собственной мочи, – был ответ императора
    – Желаем Вашему Величеству доброй ночи!
    Шаги евнухов затихли в отдалении. Меня начал волновать вопрос: а знает ли Его Величество о том, что я нахожусь совсем рядом с ним, в его постели? Мне не хотелось, чтобы мое появление стало для него сюрпризом. Может быть, надо подать о себе знак? Каким нибудь звуком обнаружить свое присутствие?
    Между тем Его Величество стащил с ног туфли, отбросил в сторону пояс, так что зазвенели все подвешенные к нему бусинки и колокольчики, и остался в белой рубашке. Черная косичка завивалась вокруг его шеи, как змейка. Не переодевшись в ночную сорочку, он лег.
    Он повернул голову, и наши взгляды встретились.
    На его лице не обнаружилось ни малейших признаков ни удивления, ни интереса. Девушка в постели для него, видно, все равно что лишняя подушка. Вблизи он был еще красивее, чем в воспоминаниях о нашей первой встрече, – большие раскосые глаза, выбритый подбородок, прямой маньчжурский нос и изящно, лодочкой, очерченные губы. Я в жизни не видела мужчину с такими правильными чертами лица и с такой нежной кожей.
    Мы продолжали разглядывать друг друга, и я чувствовала, как в моих жилах пульсирует кровь.
    – Желаю Вашему Величеству долгих лет жизни, и пусть ваши потомки исчисляются сотнями, – запинаясь, произнесла я, согласно проведенному со мной инструктажу, заранее подготовленную фразу.
    – Еще один попугай! – Император отвернулся и потер лицо обеими руками. – Попугай, выдрессированный тем же самым евнухом.. Вы мне все до смерти надоели.
    – Ваше Величество!..
    – Не смей до меня дотрагиваться!
    Что я могла сделать? Все мои надежды рушились еще до того, как у меня появился шанс начать. У меня потекли слезы. Я лежала, боясь пошевельнуться.
    Мужчина, лежащий рядом со мной, был погружен в собственные мысли, и я чувствовала, что его переполняют раздражение и тоска.
    Я решила оставить надежду завоевать его внимание. Чего можно добиться одним шахматным ходом, если игра заранее проиграна? Последние дни перед свиданием я по ночам занималась разучиванием «танца с веером». Кроме того, я брала у Ань Дэхая уроки игры на кине и могла уже сносно аккомпанировать себе во время исполнения нескольких песен. Мое пение нельзя было назвать соловьиным, однако голос я получила от природы приятный и нежный. Этот голос всегда вселял в меня большую уверенность. Если бы не родители, я бы наверняка выбрала стезю оперной певицы. Однажды актер, выступавший в нашем доме, когда мне было около десяти лет, сказал, что если приложить усилия, то из меня может выйти толк.
    Что же я скажу теперь своему отцу? Как часто он повторял: «Чтобы добыть тигрят, человек должен войти в пещеру с тигром». И вот я уже вошла в пещеру с тигром, но тигрят здесь нет! Я вспомнила еще одну историю, которую он мне рассказывал. Речь шла об обезьянах, которые пытались поймать в воде отражение луны. Они собрались на большом дереве и, схватившись за лапы и хвосты, образовали длинную цепочку. Нижняя обезьяна попыталась зачерпнуть отражение луны корзиной. Сам по себе план был очень хитроумным, однако вердикт отца был неумолим: есть вещи, которые просто невозможно исполнить, и в таком случае лучше сразу проявить мудрость и признать ограниченность своих возможностей.
    Неужели все для меня кончено? Лежащая под щекой подушка затвердела и захолодела Пускать мысли в этом направлении казалось мне невыносимым. Внутри меня зазвучала ария: «Как река, текущая в гору, как петух, отрастивший зубы...»
    Меня разбудило прикосновение к плечу.
    – Как ты посмела заснуть, когда Его Величество бодрствует?!
    Я села и некоторое время не могла сообразить, где нахожусь.
    – Куда ты улетала? – Мужчина рядом со мной усмехался. – В Сучжоу или Ханчжоу?
    Я была совершенно убита своим поведением.
    – Умоляю вас, простите меня, Ваш Величество, но я была сама не своя! Я ни в коей мере не желала вас оскорбить. Просто я устала и заснула по оплошности!
    – Все это не отговорки!
    Я ущипнула себя за ягодицу, пытаясь заставить работать мозги.
    – Отчего ты могла устать? – Император Сянь Фэн продолжал ухмыляться. – Разве, кроме вышивания, ты чем нибудь занимаешься?
    Я промолчала, но колесики в моем мозгу усиленно вертелись.
    – Отвечай на вопрос! – Император встал с постели и начал расхаживать по комнате. – Если ты занималась вышиванием, то расскажи мне об этом. Я хочу отвлечься.
    Я понимала, что разговоры о вышивании совершенно не интересуют Его Величество. Что бы я теперь ни сказала, мне все равно не избежать неприятностей. Он был словно разгорающийся пожар. А сказать ему, что я пришла сюда совокупляться, а не болтать о всякой чепухе, у меня язык не поворачивался.
    Его Величество в упор смотрел на меня.
    Сообразив, что я голая, я потянулась к стулу, чтобы подхватить лежащую на нем рубашку. Император толкнул стул ногой, и моя рубашка полетела на пол.
    – Разве тебе не нравится хоть немного побыть без платья?
    Его слова меня поразили. Теперь он напоминал мне знакомых деревенских мальчишек, которые всегда немного смахивали на молодых драчливых петушков.
    – А вот мне нравится, – ответил Сын Неба на собственный вопрос. – Хоть на минуту можно почувствовать себя счастливым!
    Меня разбирало любопытство, и я решила рискнуть.
    – Ваше Величество, не могли бы вы мне позволить задать вам вопрос?
    – Да, можешь просить что угодно, кроме моего семени.
    Я поняла, что он имеет в виду, и почувствовала себя уязвленной. И тут я же потеряла интерес к дальнейшей беседе.
    – Ну, что же ты, рабыня? Я ведь дал тебе свое разрешение.
    Но голос меня не слушался. Берега моего сердца захлестнула волна отчаяния. Я вспомнила о том, чего мне стоило добиться этого единственного свидания, и явственно услышала, как тикают часы и голос главного евнуха Сыма произносит:
    – Ваше время истекло, госпожа Ехонала!
    Я попыталась взять себя в руки и смириться с проигрышем, но душа моя не желала смириться. Каждый нерв моего тела восставал против очевидного, и мне хотелось тут же продемонстрировать все, чему меня научили за последние дни.
    – Пожалуй, я пошлю за кем нибудь тебе на смену, – склонился надо мной Его Величество. От него пахло апельсиновой коркой. – У меня сейчас такое настроение, когда мне хочется, чтобы меня развлекали. – Я чувствовала на своей щеке его дыхание. Казалось, ему нравилось держать меня в напряжении. – Мне нужен попугай. Ко ко! Ко ко! Пой или убирайся вон! Ко ко!
    От чувства безнадежности я закоченела еще больше и по прежнему не могла найти нужных слов.
    – Главный евнух Сым ждет за дверью, – продолжал Его Величество. – Я его сейчас позову, и он тебя унесет. – Он сделал движение по направлению к двери.
    И тут я позволила своей природе развернуться на полную мощь. Безнадежность воспламенила мои бойцовские качества, и внезапно весь мой страх куда то исчез. Перед моим мысленным взором возникла веревочная петля, свешивающаяся с перекладины императорского дворца. Она раскачивалась и плясала, словно лунная богиня. О радости по поводу неожиданно вернувшегося самообладания я едва не вскрикнула. Я решительно встала с постели и натянула на себя приготовленную для меня сорочку.
    – Желаю вам доброй ночи, Ваше Величество! – сказала я и направилась к двери.
    Будь я старше или хотя бы опытнее, я бы наверняка такого себе не позволила. Однако я была молода, и кровь во мне кипела и клокотала. Ситуация довела меня едва ли не до умопомрачения. Сознание того, что за мое поведение я буду подвергнута суровому наказанию, только подзадоривало меня еще сильнее: мне хотелось отыграть свой последний акт по своему.
    – Стой! – остановил меня из за спины возглас императора. – Ты только что нанесла оскорбление Сыну Неба!
    Я повернулась и увидела на его лице усмешку.
    – Если вы желаете меня наказать, – сказала я, стоя в гордой позе, – то прошу вас исполнить мое последнее желание: будьте милосердны и покончите со мной как можно быстрее.
    Говоря это, я завязывала шнурки своей рубашки. А чего еще мне было ждать? Переселившись в Запретный город, я перестала быть обычным человеком. Интересно, какой будет реакция Большой Сестрицы Фэнн, когда она узнает, что я обращалась к Сыну Неба, как к простому смертному? Представив себе ее лицо, я улыбнулась. Вот уж кто кто, а она начнет плести истории о «легендарной Орхидее» до тех пор, пока у нее типун на языке не вскочит.
    Едва ли не с вызовом я сказала Его Величеству, что готова к тому, чтобы за мной пришли евнухи.
    Сянь Фэн даже не пошевельнулся. Казалось, эта ситуация его удивила. Но его чувства больше не имели для меня никакого значения. Все надежды на вожделенный успех улетучились окончательно. Душа моя была совершенно свободна.
    – Знаешь, ты меня заинтересовала, – сказал император, и по его губам проскользнула насмешливая улыбка. Очевидно, таков был императорский стиль утонченного мучительства. – Скажи, что ты раскаиваешься в содеянном. – Он подошел ко мне едва ли не вплотную. И взгляд его не показался мне суровым. – Впрочем, – сказал он, – теперь уже поздно выражать сожаление. Все мольбы бесполезны. У меня нет настроения быть милосердным. Ни на йоту. Всякое милосердие во мне давно иссякло.
    Именно за это я тебя и жалею, подумала я. Но невысказанные слова ясно отпечатались в моих глазах. Какое счастье, что я не на месте императора! Он может приказать меня умертвить, но относительно самого себя он такой приказ отдать не может. Что же представляет собой в таком случае его власть? Да он просто заложник самого себя!
    Его Величество настаивал на том, чтобы я открыла ему свои мысли. С минуту поколебавшись, я решила повиноваться. Я сказала, что мне его жалко, хотя на первый взгляд он кажется могущественным. Я сказала, что это вовсе не доблесть – показать свою власть над неравным себе, а над такой ничтожной рабыней, как я. Я сказала, что не буду его проклинать, когда пойду на смерть, потому что вижу, как ему нужен кто то, на ком можно сорвать раздражение, и наложница в этом смысле – самый подходящий объект.
    Говоря это, я ожидала, что он вот вот вспылит по настоящему. Сейчас он призовет евнухов, которые выволокут меня вон из царских покоев, а там стража без разговоров проткнет меня своими мечами. Но Его Величество поступил прямо противоположным образом. Вместо того чтобы разгневаться, он вдруг успокоился. Казалось, мои слова ему понравились. Теперь лицо его мне показалось маской, которую вылепил плохой скульптор: он собирался придать ему веселое выражение, а получилось грустное.
    Его Величество медленно сел на край кровати и жестом пригласил меня сесть рядом. Я повиновалась. С улицы слышался громкий стрекот сверчков. Лунный свет проникал в комнату, отчего на полу шевелились тени от листьев магнолий. Я чувствовала себя как то странно умиротворенной.
    – Ты не против какого нибудь простого разговора? – спросил он.
    Мне не хотелось отвечать на такой вопрос, и я промолчала.
    – Ты больше ничего не хочешь мне сказать?
    – Я все сказала, Ваше Величество.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:44 am автор Lara!

    – Ты... ты улыбаешься!
    – Вам это кажется непозволительным?
    – Нет. Мне это нравится. Продолжай улыбаться... Ты слышишь, что я приказал?
    Вместо ответа я почувствовала, как улыбка сползает с моего лица.
    – Что случилось? Куда исчезла твоя улыбка? Верни ее назад! Я желаю снова видеть улыбку на твоем лице! Это моя улыбка. Верни ее сейчас же!
    – Я стараюсь, Ваше Величество.
    – Но ее нет! Ты украла мою улыбку! Как ты смеешь...
    – Посмотрите, а эта вам понравится, Ваше Величество?
    – Нет, это совсем не та улыбка. Это усмешка. Причем отвратительная. Может быть, тебе помочь?
    – Да.
    – Скажи мне, что для этого нужно сделать?
    – Пусть Ваше Величество соблаговолит назвать мое имя.
    – Твое имя?
    – Вы знаете, как меня зовут?
    – Что за дурацкий вопрос. Разумеется, не знаю.
    – Я ваша супруга четвертого ранга.
    – Неужели?
    – Так как же меня зовут, Ваше Величество?
    – Может быть, ты соблаговолишь мне напомнить?
    – Соблаговолю? Найдется ли в этом городе еще хоть один человек, который имел счастье услышать из уст Его Величества «Не соблаговолишь ли ты?»
    – Так как же твое имя? Скажи!
    – К чему такое беспокойство?
    – Его Величество желает испытать беспокойство!
    – Лучше я воздержусь. Мое имя станет для него причиной ночных кошмаров.
    – Каким образом?
    – Вряд ли из меня получится доброе привидение. А злое привидение имеет обыкновение являться после смерти. Вам наверняка это должно быть хорошо известно.
    – Понятно.
    Он встал и босиком подошел к столу. Там, на золотом подносе, лежала бамбуковая палочка с моим именем.
    – Госпожа Ехонала, – прочитал он. – А как называют тебя в семье, Ехонала?
    – Орхидея.
    – Орхидея, – повторил он несколько раз и бросил палочку обратно на поднос. – Ну что ж, Орхидея, может быть, ты попросишь меня даровать тебе последнее желание?
    – Нет, я хочу распроститься с жизнью как можно быстрее
    – Я уважаю это желание. Что нибудь еще?
    – Нет.
    – Ну, вот и хорошо, – сказал император. – Может, перед смертью ты захочешь узнать, как ты сюда попала? – Несмотря на желание казаться строгим, я заметила у него на губах улыбку.
    – Пожалуй, я не буду возражать.
    – Все началось с того, что главный евнух Сым рассказал мне историю... Иди сюда, Орхидея, ляг рядом со мной. Ничего страшного в этом нет, не правда ли? Может быть, это поможет превратить тебя в доброе привидение.
    Я вскарабкалась на постель, при этом рубашка завернулась вокруг моего тела.
    – Знаешь что? Сними это. – Император указал пальцем на рубашку.
    С трепетом я обнажилась перед Его Величеством. Что за странную игру мы здесь ведем?
    – Это история о императоре Ю Ди из династии Хань, – с чувством начал свой рассказ император. – Как и у меня, у него были тысячи наложниц, которых он никогда в жизни не видел. У него хватало времени только на то, чтобы отбирать их по портретам, которые рисовал для него придворный художник. Наложницы задабривали художника многочисленными подарками, только чтобы он изобразил их как можно привлекательнее и желаннее. Самой хорошенькой из всех наложниц была восемнадцатилетняя девушка по имени Ван Чаочун. Она обладала сильным характером и не верила в подкуп. Она решила, что будет лучше всего, если художник изобразит ее такой, какая она есть на самом деле. Но тот, разумеется, нарисовал вместо нее настоящую образину. Портрет ни в малейшей степени не передавал даже отблесков ее красоты. Результатом стало то, что император Ю Ди ее отверг.
    – В те дни, – продолжал Сянь Фэн, – ко двору прибывала многочисленная знать, чтобы выразить свое почтение императору, и среди них великий хан Шань Гу, стоящий во главе гуннов туркоманов. Желая укрепить связи с могущественным соседом, император Ю Ди предложил ему в жены одну из своих наложниц. Выбор пал на Ван Чаочун, которую сам император никогда в жизни не видел.
    Когда невеста пришла к нему для церемониального прощания, он был поражен ее красотой. Он и не знал, что в его гареме живет такая исключительная красота. Он пожелал овладеть ею немедленно, но было поздно – Ван Чаочун ему больше не принадлежала. Сразу же после отъезда своей бывшей наложницы император приказал обезглавить придворного художника. Но это его мало успокоило. Он навеки остался пленником далекой красавицы, до конца дней сожалея о своем несостоявшемся счастье.
    Тут император Сянь Фэн многозначительно взглянул на меня.
    – Я вызвал тебя потому, что не хотел уподобляться Ю Ди и нести груз сожалений до конца своих дней. Ты действительно красива, как описал тебя главный евнух Сым. Ты – перерожденная Ван Чаочун. Но Сым забыл мне сказать, что ты к тому же дама с характером. Ты гораздо лучше, чем этот чай из апельсиновой корки, которым они меня пичкают. Может быть, этот чай действительно полезен и изыскан, но мне его вкус не нравится. Впрочем, в последнее время мне ничего не нравится. Очевидно, появись сейчас передо мной живая Ван Чаочун, я бы тоже не смог ею насладиться. И насчет тебя у меня есть те же серьезные сомнения. Боюсь, что все мои мысли сейчас заняты только одним – неумолимо скукоживающейся картой Китая. Враги наступают со всех сторон. Они взяли меня за горло, плюют в лицо. Я словно побитый и подстреленный зверь. Как могу я сейчас спать со своими наложницами, когда меня постоянно преследуют кошмары, самые худшие из всех, какие только могут выпасть на долю мужчины? Я не способен произвести наследника. Между мной и евнухом сейчас нет никакой разницы.
    Он начал смеяться. В его смехе чувствовалась непередаваемая горечь. Я поняла, о какой карте он говорит. Эта была та самая карта, которую показывал мне когда то отец. Вообще, этот человек во многом напоминал мне отца, который так же безнадежно пытался вернуть былую славу и честь маньчжуров, а кончил тем, что был смещен со своего поста. Стыд, которым мучился сейчас Его Величество, был мне хорошо понятен. Тот же самый стыд убил когда то моего отца.
    Я посмотрела на Сянь Фэна и подумала, что вот передо мной настоящий человек знамени. Он прекрасно мог махнуть на все рукой, заняться своим садом или наложницами, но честь государства оказалась для него дороже всего, и беспокойство по этому поводу довело его до импотенции.
    Весь мой страх куда то улетучился, ему на смену пришло желание успокоить этого доблестного и несчастного человека. Я встала на колени и по матерински прижала его голову к своей груди. Он не сопротивлялся, и в такой позе мы просидели довольно долго.
    Потом он вздохнул и слегка отстранился, чтобы на меня взглянуть. Я схватила простыню, чтобы прикрыть голую грудь.
    – Да брось ты, – сказал он, сбрасывая с меня простыню. – Мне очень нравится то, что я вижу.
    – А как же мой смертный приговор?
    Он слегка усмехнулся:
    – У тебя есть шанс сохранить жизнь, если ты поможешь мне сейчас заснуть.
    Кромешную тьму моей души внезапно прорезал луч солнечного света, и я улыбнулась.
    – Вот и улыбка вернулась! – радостно закричал он, как ребенок, увидевший падающую звезду.
    – Вашему Величеству хочется спать?
    – Сейчас это для меня довольно трудное дело, – вздохнул он.
    – Для этого нужно выбросить вон тяжелые мысли.
    – Это невозможно, Орхидея.
    – Но, может быть, Ваше Величество любит игры?
    – Игры давно уже меня не интересуют.
    – А знает ли Ваше Величество песню под названием «Радость встречи»?
    – Это старая песня, еще периода Сунской династии?
    – У Вашего Величества превосходная память!
    – Должен тебя предупредить, Орхидея, что моей бессоннице пытались помочь множество докторов, и все они признали свое поражение.
    – А можно, я возьму ваш кин?
    Он потянулся, взял инструмент в руки и подал его мне. Я настроила струны и начала петь:

    На бастионе западной стены
    Я вижу города руины с вышины.
    С небес спустилось солнце вдалеке,
    Чтоб искупать лучи свои в реке.
    Страна преобразилась в поле брани,
    Знать разбежалась в горестных стенаньях.
    Кто встанет на защиту тех границ?
    Ветра Янчу омоют слезы с лиц

    Император Сянь Фэн напряженно слушал песню и вдруг начал плакать. Потом попросил меня спеть что нибудь еще.
    – Будь ты актриса королевской труппы, я бы наградил тебя сейчас тремястами таэлями, – сказал он, взяв меня за руку.
    И я снова запела. Мне больше не хотелось думать о том, как странно разворачиваются события этой ночи. Я уже спела «Прощай, Черная река» и «Пьяная наложница», но Его Величество требовал еще и еще. Я извинилась и объяснила, что не успела подготовиться.
    – Ну хоть одну, последнюю! – просил он, прижимая меня к себе. – Спой любое, что придет тебе в голову!
    Некоторое время я задумчиво перебирала струны кина, а потом вспомнила еще один мотив.
    – Песня называется «Бессмертные на Сорочьем мосту», – сказала я, откашливаясь. – Сочинение Чи Туана.
    – Подожди, Орхидея! «Бессмертные на Сорочьем мосту»? Почему я никогда не слышал о такой песне? Она популярна?
    – Была.
    – Это несправедливо, госпожа Ехонала! Китайский император должен быть осведомлен обо всем.
    – Именно для этого я здесь и нахожусь, Ваше Величество. По моему, лиричность этих стихов затмевает все прочие любовные поэмы. В песне рассказывается старая легенда о пастухе и служанке ткачихе – двух звездах, которые были разлучены, и между ними пролег Млечный Путь. Раз в году они могут встречаться на Сорочьем мосту. Это происходит в седьмой день седьмого лунного месяца, когда осенние ветры приносят на землю свежесть.
    – Да, боль разлуки известна многим, – задумчиво сказал император. – Эта история напомнила мне мать. Она повесилась, когда я был еще ребенком. Она была очень красивая, а теперь мы разделены с ней Млечным Путем.
    Его слова меня сильно тронули, но от комментариев я воздержалась. Вместо этого я запела:

    Плывут по небу золотые облака.
    Судьба упавших с неба
    Звезд горька.
    Служанка ждет на небе Пастуха,
    Их разделяет Млечная Река.
    Осенние ветра разбрасывают росы,
    Любовь земная улетает к звездам.
    Любовь бурлит, как горный водопад,
    Она не знает на земле преград
    Как пережить влюбленным расставанье,
    Когда к концу подходит нежное свиданье?

    Не успела я закончить песню, как император Сянь Фэн заснул.
    Я тихонько положила инструмент на пол рядом с кроватью, и мне захотелось, чтобы время длилось вечно. Но оно уже истекло. Согласно обычаю, в полночь наложница должна покинуть императорские покои. Это значило, что за мной вот вот придут евнухи. А дальше что? Вызовет ли меня император в другой раз? Скорей всего утром он про меня даже не вспомнит.
    Мне стало тоскливо. Судьба не даровала мне случая испытать близость с императором. Я постаралась не думать о своем жуи и навеки утраченной драгоценной заколке, а также обо всех усилиях и надеждах, связанных с этим днем. Случая продемонстрировать свой «танец с веером» мне также не представилось. А я чувствовала, что могла бы многое показать Его Величеству, захоти только он иметь со мной близость. Я могла бы сделать его счастливым.
    Я легла рядом с ним и наблюдала, как в комнате одна за другой гаснут свечи. Я чувствовала себя побитой, и в то же время старалась отогнать от себя грустные мысли. Что толку, если я позволю себе раскиснуть? Императора это приведет разве что в ярость. Но в темноте черная меланхолия не отступала. Мое сердце плавало в океане среди зарослей водяных растений. Последняя свеча несколько раз мигнула и погасла. Комната погрузилась в полную темноту. Оказалось, что, пока я пела, даже луна успела зайти за облака. С улицы слышался неумолчный стрекот сверчков, и симфония ночи, пожалуй, была даже приятна на слух. Я лежала в темноте и смотрела на императора Сянь Фэна, как он спокойно дышит во сне. Словно кисточкой, я обводила глазами контуры его тела.
    Вдруг на пол легла лунная дорожка, яркая, как язык пламени. Я вспомнила лицо матери, когда она смотрела на умирающего отца. С тех пор морщин на ее лице с каждым днем прибавлялось. Они пожирали ее красоту, пока однажды полностью не изменили любимый облик. Теперь ее кожу можно было сравнить с поверхностью земли после землетрясения. Моя мать внезапно перестала быть молодой женщиной.
    Медленно и осторожно я слезла с кровати. Убрала с дороги лежащий на полу кин. Снова надела на себя сорочку и выглянула в окно. Я смотрела на луну и видела в ней себя – большое, орошенное слезами лицо.
    Сянь Фэн перевернулся во сне. Очевидно, он смотрел теперь свои мужские сны. Как и все жители Китая, я считала Сына Неба богоподобным существом, драконом, чья энергия пронизывает всю вселенную. А сегодня я увидела человека, чьи слабые плечи не могли удержать на себе груз государства. Я увидела человека, который плакал над моими песнями. Он вырос без материнской любви. Что же в таком случае можно назвать страданием, если не это? Можно представить себе, что чувствовал ребенок, когда позорно повесилась его мать, и все окружающие лгали ему, что она просто умерла, а он с самого начала знал правду! Парадокс его судьбы заключался в том, что он всегда страстно желал быть простым человеком, и в то же время никогда не мог им стать. И завтра утром перед глазами множества людей ему снова придется притворяться.
    Пожалуй, сегодняшняя ночь стоила моего жуи и драгоценной заколки, подумала я. И даже почувствовала удовлетворение от достигнутых результатов. Пусть Его Величество завтра меня забудет, но все равно он не сможет вычеркнуть из своей памяти эту ночь. Она принадлежит мне. Если завтра меня ждет могила, то я унесу с собой в землю эту ночь.
    Лунная дорожка слегка передвинулась. Теперь на полу сплошь лежали кружевные тени. Я решила еще раз дотронуться до Его Величества, поблагодарить его за то, что он освободил нас обоих от всех наших титулов, позволил общаться друг с другом просто, как это делают простые смертные. При этой мысли я даже расслабилась. И в то же время приготовилась покинуть Дворец духовного воспитания и никогда сюда больше не возвращаться.
    Император Сянь Фэн снова зашевелился. Из под одеяла выскользнула его рука. В лунном свете она казалась тонкой и слабой, как у мальчишки. Я заглянула ему в лицо. Брови его больше не хмурились. Казалось, он смотрит сладкие сны.
    Постепенно пение сверчков потеряло свою стройность и гармоничность. Это был знак (по словам Ань Дэхая), что самцы закончили совокупление с самками, и теперь пытаются вытащить из них свои тельца. Самки издавали пронзительные звуки, словно в страшном волнении. Чем дольше я их слушала, тем, казалось, им становилось все хуже. Мне самой с каждой минутой становилось все тяжелее от мысли, что пора уходить. Боль разлуки казалась мне теперь невыносимой.
    А ведь я могу его поцеловать, подумала я. Причем тем способом, которому меня научили в Лотосовом доме. Мне захотелось, чтобы Его Величество хоть раз испытал то удовольствие, которое прекрасно знакомо всякому завсегдатаю этого заведения. Интересно, подумала я, испытывал ли император Сянь Фэн хоть раз в жизни настоящее счастье? Мне показалось, что нет. Судя по всему, ему вообще не знакома глубокая привязанность. Но разве можно его за это винить? Днем он должен управлять государством, а ночью без устали рассеивать свое семя по маткам многочисленных наложниц Может быть, со мной его тоже постигла бы неудача?
    Я услышала за дверью легкие шаги. Это евнухи пришли за мной. Император Сянь Фэн даже не пошевелился. Я молча попрощалась с ним в последний раз. В дверь раздался чуть слышный стук. Я встала с постели. Дверь мягко распахнулась. Фигура главного евнуха Сыма обрисовалась в лунном свете. Он упал на колени и поклонился спящему императору.
    – Ваше Величество, пришло время уносить госпожу Ехонала.
    С постели никакого ответа.
    Главный евнух Сым снова повторил свою фразу.
    В ответ только легкое похрапывание.
    Тогда, не колеблясь, он махнул рукой, и в комнату вошли четыре евнуха с носилками. Они приблизились ко мне, подхватили под руки, посадили на носилки и потащили вон из комнаты.
    Но не успел Сым прикрыть за собой дверь, как из комнаты послышался вскрик, похожий на стон:
    – Нет!
    Сым сделал знак всем носильщикам остановиться и сунул голову в спальню.
    – Ваше Величество? – тихо спросил он.
    В ответ ни слова.
    Он минуту поколебался, а потом сделал знак евнухам меня освободить. Я встала с носилок и босиком вернулась в императорскую спальню. Главный евнух Сым прикрыл за мной дверь. Я была на седьмом небе от счастья.
    Я легла рядом с императором и крепко его обняла. Прикосновение его кожи показалось мне очень волнующим. Судя по издаваемым им звукам, он так и не проснулся. Я пролежала рядом с ним в таком положении около часа. А потом вдруг вскрикнула от ужаса. Мне приснилось, что меня проглотил дракон с пастью акулы. Мы неслись по небу, и вокруг клубились облака. Я пыталась спастись от чудовища, но плечи мои задеревенели, грудную клетку сдавило. Дракон крепко держал меня в своих когтях. «С моей потенцией все в порядке!» – шептал он.
    И тут я проснулась. Император Сянь Фэн слегка меня поглаживал. Ощущение было похожим на то, что я чувствовала, сидя на яйцах. Руки его были холодны, но тело горячее, а движения нежные. Он прикидывал, какую позу ему лучше выбрать.
    Я обвилась вокруг него, как виноградная лоза вокруг дерева Он продолжал экспериментировать, и при этом тяжело дышал. Казалось, собственное возбуждение удивляло его самого. В какой то момент он оттолкнул меня, но потом тут же прижал к себе снова.
    Я попыталась вспомнить последовательность действий, которым меня обучили в Лотосовом доме. Но мозги отказывались работать, голова была как котел, в котором варилась бобовая похлебка
    – Ну, давай же, – шептал он. – Ты готова?
    – Готова к чему, Ваше Величество?
    – Не буди во мне отвращения. Подставляй свое влагалище. Разве ты сюда не за этим пришла?
    – Ваше Величество, чего вы от меня ждете?
    – Скажи какую нибудь банальную фразу, которой тебя заранее научили евнухи.
    – Научили? Но... я забыла все, чему меня научили. И не буду утомлять Ваше Величество словами, которые вы уже слышали тысячи раз.
    – Да успокойся ты наконец, во имя предков! – Сянь Фэн слегка отстранился от меня.
    Я оглядела его с ног до головы и нашла его наготу очень привлекательной. Хорошо, что мне попался такой мужчина, подумала я, раз уж других мужчин в своей жизни мне вряд ли разрешат когда нибудь увидеть.
    Он спросил, о чем я думаю, и я честно ответила.
    – Какие нечистые мысли! – задумчиво произнес он. – Ты смотришь на Сына Неба так спокойно, словно это дерево, и тебе ни капельки не страшно.
    Я решила не возражать.
    – Видишь ли, от меня требуется только одно – предъявить результат в виде окровавленной простыни. Сым ждет не дождется за дверью. Он собирает такие простыни, а потом передает их в императорскую канцелярию на освидетельствование. Тамошние чиновники записывают это событие в специальную книгу, а потом ждут признаков беременности. Они тщательно высчитывают даты и сроки. Приглашают докторов, которые день и ночь будут караулить у постели, пока не появится наследник
    Это горестное признание показалось мне многообещающим.
    – Вас сюда присылают целыми армиями, – продолжал император. – Вас не интересует, что я чувствую. Вы приходите в мою спальню для того, чтобы украсть у меня энергию и семя. Вы – эгоистичные, алчные кровососы, не женщины, а вампиры и волчицы!
    – Но меня привлекает само действие! – Слова сорвались у меня с языка сами собой, словно управляемые какой то внутренней силой.
    Император казался удивленным
    – Тебя?.. Действие?..
    – Я не боюсь выполнить все, что вы требуете. – Свои слова я подтвердила действием. – Я пришла сюда, чтобы стать вашей любовницей. И дорого заплатила за этот момент. Он стоил мне не только жуи и заколки с драгоценными камнями, но и разлуки с семьей. – Из глаз у меня полились слезы, но желания их утереть у меня не возникло. – Я не позволяла себе тосковать по своей матери и близким, а теперь тоскую, причем нестерпимо! Я не плакала, когда много дней и месяцев подряд оставалась в одиночестве, а теперь плачу! Возможно, я эгоистичная, но только не алчная и не волчица! И никакого семени мне от вас не нужно, но мне нужна любовь!
    – Ты... – Он снова придвинулся ближе и прижал меня к себе. – Пожалуй, таким словам тебя вряд ли заранее обучили. А кто их для тебя сочинил? Может быть, ты сама? Тогда у тебя в запасе должны быть еще и другие слова.
    Во мне нарастало желание доставить ему наслаждение.
    – Ваше Величество, избавьте меня от необходимости отвечать на ваш вопрос Я думаю... то есть если вы позволите, мне известны некоторые танцы...
    Сам собой в голове возник образ совокупляющихся бабочек шелкопряда, тот самый момент, когда половина брюшка самца как будто проглатывалась тельцем самки. Возбуждение мое не прошло, но к нему примешалось какое то отвращение.
    Лежа на мне, он рычал, шептал слова, которых я не понимала. Мне самой трудно было в это поверить, но никакой боли я не испытывала. Мое тело словно радовалось своему насильнику.
    Император Сянь Фэн старался так, словно выполнял трудную работу.
    Я тоже устала. Такие движения вовсе не входили в программу «танца с веером». Мы были похожи на двух обезьян, которые пытались заниматься любовью на ветке. В конце концов, я настолько измучилась, что откинулась на спину. Надо мной нависло его лицо, в рот капал его пот. Я выгнулась аркой, чтобы он не давил мне на грудь.
    – Продолжим, – прохрипел он, тяжело дыша
    Я словно слышала свои мысли: «Покажи, чему тебя научили в Лотосовом доме!» Но бедра отказывались повиноваться. Я ерзала, изворачивалась и в конце концов оказалась на животе.
    Сянь Фэн распростерся на мне, как одеяло. Мне вдруг стало так по домашнему уютно, что я заплакала
    Его движения подчинялись определенному ритму. Мне на память пришли строки из одной оперы: «Любовь моя, оставь томление по будущему, потому что лучи солнца вряд ли станут ярче, а дни счастливее...» И вдруг меня захлестнуло такое наслаждение, что я едва не умерла.
    Сын Неба между тем что то шептал мне на ухо. Я не могла точно сказать, но, кажется, расслышала слово «семя».
    Ближе к рассвету он захотел еще. У меня появился шанс показать свой «танец с веером». К моему удивлению, он сработал. И даже произвел сильный эффект. Его Величество был в восторге. Больше всего ему понравилось, что в моменты наивысшего наслаждения я называла его «любимый».
    После этого он продолжал вызывать меня подряд несколько ночей. Больше всего его удивляло, что он в состоянии многократно извергать семя. Немного смущаясь, он каждый раз просил меня это проверять. У меня возникли опасения насчет великой императрицы. Она обвинит меня в том, что я удерживаю императора при себе, делаю его своей собственностью. Наверняка она скажет, что я краду у нее возможность иметь внуков, «исчисляемых тысячами». Но любовь заставляла нас не расставаться все ночи напролет. Его Величество крепко прижимал меня к себе. Наша энергия казалась неиссякаемой, и мы снова и снова уносились на крыльях любви.
    По утрам мы смотрели друг на друга так, словно были любовниками уже долгие годы.
    – «Сорочий Мост», – сказал однажды Его Величество. – Это самая прекрасная история, которую мне когда либо приходилось слышать. Придворные наставники никогда не рассказывали мне ничего подобного. Они забивали мне голову всякой ерундой. Все, что они делали, это рисовали картины погибающей империи. Никакого смысла в этих уроках я не видел. Как могло все прийти к такому печальному концу, когда, по их словам, все прежние императоры были образцами мудрости? И почему мы оказались столько должны тем, кто сам же нас и обокрал?
    Я слушала его внимательно.
    – Наставники говорили, что мое жизненное предназначение – это месть, – продолжал он. – Они учили меня только ненависти. И угрожали, что если я не выполню своего предназначения, то места в храме предков для меня не найдется. Я должен восстановить в прежних размерах карту Китая. Но как же я могу это сделать? Китай весь раскромсан на куски, а мне предлагается воевать, не имея оружия! Такова уж моя судьба – все время терпеть унижения со стороны варваров.
    Он дал мне почувствовать, что мы с ним друзья. А однажды ночью он меня спросил:
    – Какое вознаграждение ты хочешь от меня получить?
    – Боюсь, что единственное, чего я желаю, это видеть вас снова, – ответила я, и слезы полились у меня из глаз.
    – Орхидея, не надо грустить. Я обладаю властью даровать тебе все, что угодно.
    Эти слова несколько успокоили мои чувства, но разум предупреждал, что не следует верить словам, произнесенным в момент страсти. Я сказала себе, что завтра на мое место будет вызвана новая наложница. Столь же отчаянная, как и я. И ради достижения своих целей она тоже предложит главному евнуху Сыму все свои сбережения.
    К восходу солнца я вернулась во Дворец сосредоточенной красоты, приняла ванну и вышла в сад. Погода стояла ясная, светило солнце. Розы и магнолии только начали цвести. С веток свешивались десятки клеток с птицами. В этот ранний час как раз пришли евнухи, чтобы заняться их дрессировкой. Птиц сюда собирали со всего мира и после дрессировки отправляли императору Сянь Фэну, который дарил их старым отцовским наложницам.
    Евнухи учили птиц петь, разговаривать и делать трюки. Большинство из этих птиц прибыли сюда из дальних стран и носили забавные имена, вроде Философ, Поэт, Доктор или Даосский Жрец. Тех, кто осваивал науку, поощряли сверчками и червями. Те же, кто не сумел ее одолеть, умирали с голоду. Среди других птиц здесь содержались и голуби. Они все были белыми, и им позволялось свободно летать. Дрессировка голубей была любимым занятием Ань Дэхая. Он привязывал к их лапкам свистки и колокольчики, а потом отправлял в полет. Они кружили над дворцом и создавали чудесную музыку. При сильном ветре эта музыка становилась более экзотической, но все равно казалась приятной.
    Среди птиц у нас был очень умный попугай, которому Ань Дэхай дал имя Конфуций. Этот попугай действительно мог запоминать и произносить вслух некоторые короткие изречения знаменитого философа. Например, он говорил: «Люди от рождения обладают доброй природой». На день рождения Ань Дэхай подарил попугая главному евнуху Сыму, а тот, в свою очередь, передарил его на день рождения императору Сянь Фэну. А император в конце концов вернул его в качестве подарка мне. Сделав такой круг, птица разучилась понимать, о чем толкует. Она коверкала слова, которые из за этого приобретали искаженный смысл. Теперь, например, то же самое изречение философа в исполнении попугая звучало так: «Люди от рождения обладают злой природой». Я размышляла: а вдруг это работа Его Величества? И попросила Ань Дэхая не заниматься исправлением птичьих заблуждений.
    Кроме того, Ань Дэхай разводил в моем саду павлинов, которых я очень любила. Они свободно бродили по всей территории дворца и прилегающих парков. Ань Дэхай научил их следовать за мной, когда я выходила в сад, и называл их поэтому «придворными дамами». Стоило мне выйти из покоев, как евнух свистел в свисток, и павлины немедленно сбегались со всех сторон и начинали меня приветствовать. Они издавали какой то кудахчущий звук, словно что то оживленно говорили. Это было замечательно. Пребывая в хорошем настроении, павлины распускали хвосты и хвастались друг перед другом красотой оперенья.
    В то утро Ань Дэхай приветствовал меня глубоким поклоном и словами:
    – Пусть удача следует рука об руку с вами, моя госпожа.
    – Пусть удача следует рука об руку с вами! – словно эхо, повторили за ним из каждого угла дворца все остальные евнухи, служанки и даже повара. Они уже знали, что я стала фавориткой Его Величества.
    – Скажи, Ань Дэхай, утренняя лодка уже выплыла на канал? Я хотела бы посетить храм на Панорамном холме.
    – Вы можете посещать что угодно и в любое угодное вам время, моя госпожа, – ответил Ань Дэхай. – В это утро император Сянь Фэн приказал, чтобы вас приносили к нему каждую ночь. Теперь вы стоите на самой вершине могущества в Запретном городе, моя госпожа. Стоит вам пожелать, и двор заставит все здешние деревья окаменеть в своем цветении, а перебродившее вино снова превратится в виноград.
    С Панорамного холма открывался лучший вид на все великолепие императорской столицы. Сам холм был искусственным, созданным для того, чтобы защитить Запретный город от нападения самых зловредных и агрессивных северных духов. С его вершины город казался сказочным лесом, более густым и зеленым, чем естественный зеленый массив где нибудь вдалеке от столицы. Сквозь листву то тут, то там просвечивали желтые черепичные крыши храмов, казарм и дворцов. Стоящие вблизи павильоны открывали наблюдательному взору свои фантастически разукрашенные стены и загнутые вверх карнизы.
    Стоя на вершине холма, я чувствовала себя так, словно на меня в избытке льется благословенная небесная энергия. Меня полюбил сам Сын Неба. И более того – это чудо продолжается!
    Я сделала глубокий вдох. Мне на глаза попалась крыша Дворца доброжелательного спокойствия, и тут же вспомнилась ревнивая злоба старших наложниц. Все они смотрели на меня в тот раз, словно стая голодных стервятников. Однажды Ань Дэхай рассказал мне историю о судьбе одной императорской фаворитки из династии Мин после смерти императора. Ее впутали в дворцовый заговор, составленный другими наложницами, и заживо закопали.
    В моем дворце появилась неожиданная гостья – Нюгуру. Раньше она никогда до таких визитов не снисходила.
    Я была уверена, что все дело в том, что Сянь Фэн целые ночи проводит со мной. Не возникало ни малейших сомнений, что ее евнухи шпионят для нее, точно так же, как Ань Дэхай шпионит для меня.
    Я встревожилась, однако в панику постаралась не впадать.
    Стройная, словно цветущая магнолия, она приветствовала меня легким поклоном головы и неглубоким приседанием. Ее красота снова произвела на меня ошеломляющее впечатление. Будь я мужчиной, то никогда бы с ней не расставалась. Она была одета в шелковое платье абрикосового цвета, которое делало ее похожей на богиню, спустившуюся с небес. Во всех ее движения сквозило прирожденное благородство. Блестящие черные волосы были зачесаны вверх в форме гусиного хвоста. На лбу красовалась золотая диадема, украшенная ниткой жемчуга. В ее присутствии я тут же потеряла уверенность в собственной красоте. Мне в сердце моментально закрались сомнения: взгляни Сянь Фэн на нее повнимательнее, и его любви мне больше не видать.
    Согласно правилам, я должна была упасть на колени и поклониться ей до земли. Но она быстро подошла и удержала меня под руку прежде, чем я смогла выполнить предусмотренный ритуал.
    – Моя дорогая младшая сестра, – сказала она, обозначая таким обращением свой ранг. На самом деле она была на год младше меня. – Я принесла тебе один удивительный травяной чай и грибы, присланные мне из Маньчжурии. – Она махнула рукой, и евнухи выступили вперед и подали мне красиво оформленную желтую коробку.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:44 am автор Lara!

    В голосе Нюгуру я не заметила ни малейших признаков тревоги или ревности.
    – Вот это прекрасный образец растения тан кью, – продолжала Нюгуру, вынимая из коробки какой то сухой корешок. – Его собирают высоко в горах, выше границы облаков. Он питается ветрами и дождями. Каждому такому корешку тридцать лет и даже больше. – Она села и взяла в руки чашку с чаем, которую подал ей Ань Дэхай. – А ты возмужал с тех пор, как я видела тебя в последний раз, – с улыбкой обратилась она к Ань Дэхаю. – Я и для тебя приготовила подарок. – Она снова махнула рукой, и евнухи принесли другую, на этот раз голубую коробочку.
    Ань Дэхай бросился на пол и, прежде чем принять подарок, долго стукался головой об пол. Потом наконец он взял коробочку и на коленях подполз к ногам Нюгуру.
    – Ань Дэхай не заслуживает такой чести, Ваше Величество! – сказал он.
    – Встань, – улыбнулась Нюгуру, – и порадуй себя немного.
    Я ждала, что она вот вот заговорит о нашем общем муже, что она выразит мне по этому поводу свое негодование. Мне даже хотелось, чтобы она сказала что нибудь оскорбительное. Но ничего подобного – она сидела совершенно спокойно и попивала свой чай.
    Я терялась в догадках, откуда у нее берется такая внутренняя сила, которая помогает ей держать себя столь величественно и спокойно. Будь я на ее месте, я бы наверняка не выдержала подобной роли. Я бы возненавидела свою соперницу и пожелала оказаться на ее месте. Что же заставляет ее вести себя столь сдержанно? А может быть, она уже разработала план моего уничтожения и теперь только прикидывается, чтобы ввести меня в заблуждение?
    Ее спокойствие совершенно меня доконало. Я больше не могла терпеть и сама начала исповедоваться. Я доложила ей, что император Сянь Фэн проводит ночи со мной. Я просила ее прощения и беспокоилась только о том, чтобы мой голос звучал как можно более искренне.
    – Но ты ведь не сделала ничего плохого, – ответила она безмятежным тоном.
    Совершенно обескураженная, я продолжала:
    – Ах, нет, сделала! Я не спросила вашего совета! – Мне было трудно продолжать в таком тоне. И своих эмоций я тоже не могла дольше скрывать. – Я... испугалась потому, что не знала, как лучше вам доложить. Потому, что придворный этикет для меня не слишком знакомая область. Очевидно, мне следовало держать вас в курсе событий. И теперь я готова подвергнуться вашему осуждению. – В горле у меня пересохло, и я сделала несколько глотков из чашки.
    – Ехонала. – Нюгуру поставила на столик свою чашку и вытерла губы уголком носового платка. – Ты беспокоишься по причине, которая не стоит беспокойства Я пришла сюда не для того, чтобы требовать обратно императора Сянь Фэна. – Она встала и взяла меня за руки. – Я пришла сюда по двум причинам. Первая, разумеется, связана с тем, что я хочу тебя поздравить.
    Внутренний голос шептал мне, что такого быть не может. Нюгуру не могла благодарить меня за то, что я увела у нее императора Сянь Фэна. Я не верила в ее искренность.
    Словно читая мои мысли, Нюгуру сказала:
    – Представь себе. Я счастлива за тебя и за себя.
    Я поклонилась ей, как того требовал этикет. Однако выражение лица меня выдало. На нем было явственно написано: «Я тебе не верю!».
    Впрочем, если Нюгуру и прочла эти чувства на моем лице, то не нашла нужным на них отвечать.
    – Видишь ли, сестра, – продолжала она мягким и бесстрастным тоном, – ранг императрицы значительно расширяет сферу моих забот. Тебе даже трудно себе это вообразить. Меня научили, что в тот момент, когда я войду в императорский дворец, то не просто стану женой Его Величества, но одновременно и покровительницей всей императорской семьи. Благополучие династии окажется всецело на моем попечении. В мои обязанности входит следить за тем, чтобы мой муж достойно выполнял свое предназначение. А одно из главных его предназначений – произвести на свет как можно больше наследников. – Она замолчала, но выражение ее глаз оказалось красноречивее слов: «Теперь ты понимаешь, Ехонала, что мне есть за что тебя благодарить?».
    Я почтительно поклонилась, но продолжала считать, что приход сюда был для нее не слишком приятной обязанностью. Хорошо, подумала я, пожалуй, если уж нет ничего другого, то я предложу ей в ответ слова понимания.
    Но, будто предвосхищая мои слова, она подняла руку и сказала;
    – А вторая причина, почему я сюда пришла, это сказать тебе о том, что госпожа Юн разрешилась от бремени.
    – Она... разрешилась? Как... замечательно!
    – Родилась девочка. – Нюгуру вздохнула. – При дворе все разочарованы. Особенно великая императрица. Я тоже чувствую сожаление по поводу госпожи Юн, но еще большее сожаление по поводу самой себя. Небеса не даровали мне счастья понести младенца. – Ее глаза затуманились слезами, и она начала вытирать их носовым платком
    – Но ведь есть еще время! – ободрила я ее. – В конце концов, император женат всего год.
    – Это не значит, что он не знал женщин с момента вступления в возраст мужественности. Сейчас ему двадцать два года. К этому возрасту император Дао Гуан имел уже семнадцать детей. Что касается меня, – она огляделась кругом и жестом приказала евнухам отойти подальше, – то здесь Его Величество оказался импотентом. Причем это не только мой опыт. То же самое говорят госпожа Ли, госпожа Юй и госпожа Мэй. Я не знаю, что испытываешь ты. Может быть, ты мне об этом расскажешь? – Она настороженно посмотрела на меня, и я поняла, что она не отступит, пока не удовлетворит свое любопытство.
    Я не хотела рассказывать ей о том, что между нами было, и поэтому, молча покивав головой, я подтвердила состояние Его Величества.
    Нюгуру с облегчением откинулась на спинку кресла
    – Если император так и останется без сыновей, то вся ответственность ляжет на меня. Я не могу даже в мыслях допустить возможность, чтобы трон по этой причине перешел к другому клану. Для всех нас это будет величайшим несчастьем. – Она встала. – Поэтому я рассчитываю на тебя, Ехонала: постарайся зачать наследника Его Величества.
    Я невольно поверила ее словам. С одной стороны, ей хотелось оказаться достойной своей великой судьбы и войти в историю добродетельной императрицей. Но, с другой стороны, она не могла скрыть облегчения, когда узнала, что и со мной император Сянь Фэн оказался импотентом. Интересно, что было бы, если бы я сказала ей правду?
    Ночью после визита Нюгуру мне снились кошмары. А утром Ань Дэхай разбудил меня ужасной новостью:
    – Снежинка, моя госпожа... Ваша кошечка пропала!

    11

    Об исчезновении кошки я рассказала императору Сянь Фэну и призналась в том, что не могу разрешить эту загадку.
    – Что может быть проще, – сказал он. – Заведи себе другую кошку.
    Обратиться к этой теме я позволила себе только после того, как не смогла от волнения удовлетворить просьбу Его Величества, который попросил меня спеть.
    – Не могла же ее украсть Нюгуру, – продолжал он. – Она не слишком умна, но ведь и не слишком коварна.
    Я с ним согласилась. Нюгуру множество раз удивляла меня своими поступками и замечаниями. Но через неделю император пригласил нас обеих и поведал, что на большей части территории страны идут столь сильные дожди, что население голодает. Особенно это касается провинций Хэнань, Хубей и Аньхой.
    – С начала зимы уже четыре тысячи смертей от голода! – говорил он, расхаживая взад вперед между троном и напольной вазой с цветами. – А что я могу сделать, кроме как приказать обезглавить тамошних губернаторов? Крестьяне уже собираются в шайки и грабят на дорогах. Скоро они поднимут восстание по всей стране.
    Нюгуру сняла с шеи и с рук свои украшения, вытащила из волос драгоценные шпильки и сказала:
    – Ваше Величество, возьмите эти украшения и продайте на аукционе, а на вырученные деньги купите крестьянам пищу. – Лицо ее при этом светилось благородной решимостью.
    Сянь Фэн, судя по всему, не хотел оскорблять ее чувства, однако попросил надеть свои украшения обратно. Потом он обернулся ко мне и спросил:
    – А что ты бы сделала на моем месте?
    Я вспомнила, как однажды отец обсуждал похожую проблему со своими друзьями.
    – Я бы повысила налоги, собираемые с богатых землевладельцев, купцов и правительственных чиновников. Я бы сказала им, что возникла чрезвычайная ситуация и стране требуется помощь.
    Сянь Фэн не стал давать оценку моему предложению в присутствии Нюгуру, однако позже он меня вознаградил. Ночью мы имели с ним долгий разговор. Он сказал, что это настоящее благословение предков – иметь наложницу не просто красивую, но и умную. Я затрепетала, совсем не от страха, и решила, что должна работать над собой, чтобы соответствовать похвале Его Величества.
    Это была первая ночь, когда я не танцевала «танец с веером». Мы сидели на кровати и разговаривали. Его Величество рассказывал мне о своей матери, а я ему о своем отце. Мы утирали друг другу слезы. Он спросил, что мне больше всего запомнилось из моей жизни в провинции. Я рассказала ему один случай, который перевернул мои представления о крестьянах. Когда мне было одиннадцать лет, я участвовала в кампании, которую организовал мой отец для спасения урожая от саранчи.
    – Лето выдалось жарким и влажным, – рассказывала я. – Зелень буйно разрослась повсюду. Рис, пшеница и просо тоже вытянулись вверх и день ото дня набирали зерно. Отец был счастлив, потому что знал, что если все пойдет гладко и урожай будет собран, то крестьяне, населяющие в его округе едва ли не пять сотен деревень, благополучно переживут зиму.
    И тут прошел слух о саранче. Она напала как раз в тот момент, когда приблизилось время сбора урожая. За одну ночь весь район был ею заражен. Создавалось впечатление, что она падала из облаков или вылезала откуда то из недр земли. Эти коричневые родственники обыкновенных кузнечиков носили под крыльями что то наподобие маленьких барабанчиков. Когда они шевелили крыльями, то возникал звук, похожий на постукивание пальцев по деревянной поверхности. Они летели черными тучами, которые затмевали солнце, потом падали на посевы и обгладывали их похожими на ножницы зубами. Через несколько дней зелень с полей исчезла.
    Отец собрал всех своих людей и отдал приказание помогать крестьянам бороться с саранчой. Слуги снимали с ног туфли и били ими саранчу. Отец увидел бессмысленность таких действий и сменил тактику. Он объявил чрезвычайное положение и велел крестьянам копать рвы на пути у движущейся по посевам саранчи. Когда один ров был готов, то отец приказывал одной группе крестьян загонять туда саранчу. «Снимайте одежду и махайте ею в воздухе», – говорил он. Другая группа крестьян должна была стоять вдоль рва и засыпать его сухой соломой.
    Тысячи людей носились по полям, махали одеждой и что есть мочи кричали. И я вместе с ними. Мы загоняли саранчу во рвы. Как только ров наполнялся, отец приказывал поджигать лежащую сверху солому. Саранча жарилась. Я научилась бить насекомых с такой скоростью, что они не успевали спасаться от меня. Таким способом мы сражались пять дней и ночей подряд и уберегли по крайней мере половину урожая. Когда пришла пора объявить о победе, отец был весь покрыт мертвыми скорлупками и крылышками. Я доставала их даже из его карманов.
    Император Сянь Фэн зачарованно слушал мой рассказ. Он сказал, что может даже представить себе моего отца, как живого, и пожалел, что не был с ним знаком.
    На следующий день мне приказали переехать во дворец к Его Величеству. Я должна была там жить до конца года, и для этого мне подготовили покои возле зала аудиенций, так что Его Величество заходил ко мне в перерывах между заседаниями и в часы отдыха.
    Я не смела просить у судьбы, чтобы мое счастье продлилось до конца дней. Я очень старалась довольствоваться тем, что есть, и ничего не ждать в будущем. Однако глубоко в душе я, конечно, надеялась удержать то, что выпало мне.
    Когда император Сянь Фэн расставался со мной по причине неотложных государственных дел, я немедленно начинала по нему скучать. И из за этого становилась раздражительной и нетерпеливой. Гуляя по саду, я мало думала о его красоте или благоустройстве – всеми своими помыслами я возвращалась к тому, что происходило накануне ночью. Деталями нашей близости я упивалась без устали.
    Каждый день я ставила в календаре галочку, которая напоминала мне о том, что вот, судьба даровала мне еще один счастливый день жизни. Вообще, оглядываясь назад, могу сказать, что май 1854 года стал лучшим временем всей моей жизни. Для девушки из средних слоев общества, какой была я, все складывалось до неправдоподобия благоприятно. В то же время я не позволяла своему счастью притупить во мне чувство реальности. Стоило мне хоть на минуту увидеть Нюгуру или другую наложницу, как я старалась забыть об обожании императора и брала себя в руки. Я говорила себе, что счастье может закончиться в любую минуту, и старалась проводить каждое мгновение как можно лучше.
    На переломе сезонов Его Величество переехал в Большой круглый сад и взял меня с собой. Из всех летних императорских резиденций здесь находилась самая лучшая. Целые поколения императоров приезжали сюда в поисках уединения, оттого само место это стало легендой. Оно располагалось к северо западу от Запретного города, в восемнадцати милях от Пекина. Здесь тоже было множество садов, озер, лугов, росистых ложбин, красивых пагод, храмов и, разумеется, дворцов. Можно было бродить по аллеям от восхода до заката и ни разу не встретить одинаковый пейзаж. Прошло довольно много времени, прежде чем я узнала, что площадь Большого круглого сада – двенадцать квадратных миль!
    Основные парки были заложены здесь императором Кан Си в 1709 году. Из уст в уста передавалась легенда о том, как Кан Си нашел это место. Однажды он совершал прогулку верхом и набрел на таинственные руины. Их дикость и таинственность показались ему очаровательными и убедили в том, что это место не простое. Так оно и выяснилось из дальнейших изысканий. Император узнал, что в древности здесь располагался парк, позже погребенный под песками из пустыни Гоби. Он принадлежал одному принцу из династии Мин и служил ему в качестве охотничьих угодий.
    Завороженный открытием, император Кан Си решил построить на руинах летний дворец. Позже этот дворец превратился в его любимую резиденцию, в которой он на склоне лет жил безвыездно, а в конце концов и умер здесь. С тех пор наследники только добавляли этому месту красот. Они строили здесь все новые павильоны, дворцы, храмы, закладывали все новые сады. Больше всего меня поразило то, что ни один дворец здесь не был похож на другой. И в то же время все вместе они не производили впечатления дисгармонии. Это было высшей целью китайского искусства и архитектуры – создать нечто абсолютно совершенное и гармоничное из того, что на первый взгляд казалось абсолютно случайным. Большой круглый сад стал отражением даосской любви к естественности и непосредственности и одновременно конфуцианской веры в способность человека исправить природу.
    Чем глубже я изучала архитектуру и ремесла, тем больше восхищалась их произведениями. Скоро моя гостиная стала напоминать императорское хранилище ценностей. Я собирала в ней все: от огромных напольных ваз до фигурок, вырезанных из зернышка риса В ней стояли две чаши, инкрустированные бриллиантами. По стенам висели полки, похожие на выставочные витрины: на них хранились счастливые пряди волос, изысканной работы часы, коробки с карандашами, красивые сосуды для духов. Чтобы меня порадовать, Ань Дэхай для каждого предмета сделал рамку или подставку. Но самой любимой моей вещью на всю жизнь остался чайный столик, инкрустированный крупными пластинами перламутра
    Не справляющийся с тяготами правления, император Сянь Фэн заболел. После заседаний он приходил ко мне с измученным лицом, и мрачное настроение не покидало его ни на минуту. По утрам он не желал вставать с постели, в течение дня всячески избегал аудиенций. Если требовалось подписать какой нибудь указ или постановление, он становился особенно нерешительным.
    Когда зацвели персиковые деревья, потребность Его Величества в интимной близости начала катастрофически таять. К тому времени крестьянские восстания приняли открытую форму, о чем император с грустью сообщил мне. Собственная неспособность исправить положение казалась ему самому унизительной. Самые худшие его опасения превратились в реальность: крестьяне начали присоединяться к восставшим тайпинам. Со всех концов страны шли донесения о грабежах и разбоях. И в довершение всего – и это, очевидно, было самым страшным, – иностранные государства не прекращали требовать открытия для торговли все новых и новых портов. После Опиумной войны Китай должен был платить огромные репарации, но опаздывал с платежами, и за это победители грозили ему новыми вторжениями.
    Вскоре депрессия императора дошла до того, что он отказывался покидать свою комнату. Однажды он зашел ко мне, чтобы попросить меня сопровождать его к императорским святыням. Погода стояла ясная, и мы начали совершать такие прогулки в окрестностях Пекина. Мне приходилось долгие часы проводить в паланкине, причем натощак, потому что к церемониям требовалось приступать «с неоскверненным телом». Когда мы приезжали в храмы, он просил своих предков о помощи. Я следовала за ним повсюду, вместе с ним бросалась на землю и кланялась до тех пор, пока у меня на лбу не появлялись синяки.
    После таких поездок на обратном пути Его Величество, как правило, чувствовал себя лучше. Ему казалось, что его молитвы обязательно будут услышаны и очень скоро он наконец то получит хорошие новости. Однако предки ничем не смогли ему помочь, и вместо хороших новостей к нему со всех сторон поступали доклады о том, что к китайским портам приближаются варварские корабли, причем с таким количеством оружия, которое могло уничтожить нашу армию меньше чем за час.
    Постоянно пребывая в страхе за здоровье Его Величества, великая императрица требовала, чтобы он больше отдыхал. «Не засиживайся долго в кабинете, мой сын, – говорила она – Истощенным корням твоей жизни надо дать время на восстановление».
    – Ляг со мной в постель, Орхидея, – говорил Его Величество, стягивая с себя тяжелое царское одеяние. Однако стать таким, как прежде, у нею уже не получалось, несмотря на все усилия. Вкус к удовольствиям, казалось, покинул его навсегда
    – Во мне больше не осталось ни капли энергии ян, – говорил он, указывая на себя. – Теперь я всего лишь кожный мешок. Взгляни на это жалкое зрелище!
    Я перепробовала все, что могла: исполняла «танец с веером», превращала постель в эротический театр. Каждую ночь я изобретала что нибудь новенькое. Обнажалась, показывала акробатические этюды. Заимствовала позы из императорской учебной книги, которую Ань Дэхай где то раздобыл специально для меня. Но что бы я ни делала, это не производило ни малейшего эффекта: Его Величество внутренне сдался. При взгляде на него у меня разрывалось сердце.
    – Я евнух, – улыбался он, и эта улыбка казалась мне хуже самых горьких слез.
    После того как он засыпал, я отправлялась на кухню, чтобы поговорить с поварами. Я считала, что Его Величество должен получать более здоровую и питательную еду. Я настаивала на том, чтобы ему готовили преимущественно деревенскую пищу: свежие овощи и мясо вместо сильно прожаренных и заготовленных впрок продуктов. Я уверяла Его Величество, что если он хочет доставить мне удовольствие, то лучше всего для этого активнее работать за столом палочками. Но у него не было аппетита Он жаловался, что внутри у него все болит. Доктора говорили: «У вас столь сильный внутренний жар, что по всей длине пищевода у вас образовались язвы и волдыри».
    По целым дням Его Величество оставался в постели.
    – Кажется, Орхидея, я долго не протяну, – говорил он, подняв глаза к потолку. – Но, может быть, это и к лучшему.
    Я помнила, что отец чувствовал себя точно так же, когда его сняли с должности. Мне хотелось сказать императору Сянь Фэну, что он эгоистичен и безжалостен к своим близким.
    – Умереть, легко, а вот жить – для этого нужно благородство, – как пьяная, бубнила я.
    Чтобы поднять ему настроение, я приказала разыгрывать дома его любимые оперы, прямо в гостиной. Актеры размахивали мечами и скакали на воображаемых лошадях едва ли не у самого императорского носа. На некоторое время он увлекался, но не надолго. Однажды он встал и вышел из гостиной прямо посреди представления. На этом спектакли и закончились.
    Император жил только на вытяжках из жень шеня. Он был настолько слаб, что иногда он засыпал прямо на стуле. Зато по ночам часто просыпался и сидел на постели в одиночестве. Но бессонница его больше не страшила – теперь он боялся заснуть из страха перед ночными кошмарами. Когда такое сидение становилось невыносимым, он подходил к столу и начинал просматривать стопки документов, которые каждый вечер приносили ему евнухи. Так он мог работать до полного изнеможения. Ночь за ночью я слышала, как он плачет от полной безнадежности своего положения.
    В сад рядом с императорским дворцом доставили красивого петуха, чтобы он будил Его Величество на рассвете. Сянь Фэн предпочитал петушиное пение бою часов. Оперенье петуха было черно зеленым, на голове красовалась высокая красная корона. Клюв его, загнутый наподобие крючка, и когти на лапах были как у стервятника. Он бросал на всех злобные, воинственные взгляды. По утрам он будил нас громкими криками, причем часто еще до рассвета. Эти крики казались мне очень энергичными и бодрящими, однако у Его Величества все равно не появлялись силы, чтобы подняться.
    Однажды ночью Сянь Фэн швырнул кипу с документами на кровать и попросил меня на них взглянуть. При этом он бил себя в грудь и причитал:
    – Любое дерево сойдет для того, чтобы на нем повеситься! Так чего же мне ждать?
    Я принялась читать. Моего скудного образования едва хватало на то, чтобы разбирать смысл самых употребительных иероглифов, однако обсуждаемые в документах вопросы были у всех на слуху и уловить их суть не составляло труда. С тех пор, как я вошла в Запретный город, все разговоры здесь вертелись вокруг одних и тех же проблем.
    Мне трудно вспомнить, когда точно император Сянь Фэн стал регулярно просить меня читать его документы. Мне так страстно хотелось ему помочь, что я игнорировала правила, согласно которым наложницам запрещалось совать нос в государственные дела. А император чувствовал себя настолько усталым и больным, что тоже не обращал внимания на запреты.
    – Я только что приказал обезглавить нескольких евнухов, опиумных наркоманов, – однажды вечером сообщил мне Его Величество.
    – А что они натворили? – спросила я.
    – Чтобы добыть денег на опиум, они обворовывали императорскую сокровищницу. Я долго не мог поверить, что эта зараза проникла в мое окружение. В таком случае даже трудно себе представить, что творится во всей стране!
    Я встала с кровати и подошла к столу. Он перелистывал страницы, лежащие толстой стопкой, и сказал:
    – Я тут пытаюсь вникнуть в статьи договора, который навязывают нам англичане, но никак не могу сосредоточиться, потому что меня все время отвлекают разные мелочи.
    Я почтительно спросила, могу ли я чем нибудь помочь. Он бросил договор мне.
    – Тебе тоже очень скоро опротивеет это чтение.
    Я прочла весь документ с начала до конца не отрываясь. Меня всегда интересовало, какой силой владеют иностранцы, если с ее помощью они могут заставить Китай делать все, что им угодно, будь то открытие портов или продажа опиума. Почему, спрашивала я себя, мы не можем попросту ответить им «нет» и выгнать вон из страны? Но тут я понемногу начала понимать. Китайский император не вызывает у них ни малейшего уважения. Им казалось аксиомой, что император Сянь Фэн является слабым и беспомощным правителем. Однако тут же передо мной вставал другой вопрос: каким образом двор пытается справиться с ситуацией? И отыскать смысл в его действиях я не могла. Те люди, которые считались великими умами нации и стояли у руля правления, все время повторяли, что китайская цивилизация, которой больше пяти тысяч лет, сама по себе является силой. Они верили, что Китай по самой своей сути неуязвим. Вновь и вновь я читала в их слезливых докладных записках, что «Китай не может проиграть, потому что на нем покоится благословение Небес и он строится на Небесных моральных принципах».
    Однако правда была столь очевидной, что даже я могла ее увидеть: несмотря на небесные предначертания, Китай многократно подвергался нападениям извне, и его император утрачивал свое достоинство. В отчаянии мне хотелось бросить в лицо всем этим сановникам и грамотеям «Неужели вы считаете, что указы императора Сянь Фэна способны остановить иностранное вторжение или обуздать крестьянских бунтовщиков?» Сколько времени потратил Его Величество на то, чтобы воплотить в жизнь фантастические планы своих советников!
    День за днем я наблюдала за работой своего царственного мужа, как он изучает разные постановления и договоры. Каждый параграф в них доставлял ему нестерпимые мучения. Мускулы его лица напрягались, пальцы скрючивались, он хватался руками за живот, словно пытаясь выдавить из него внутренности. Он просил, чтобы я кипятила ему чай и подавала огненно горячим. И пил эту обжигающую жидкость, не дожидаясь, пока она остынет.
    – Вы же обварите все нутро! – в ужасе кричала я.
    – Зато это помогает, – отвечал он, глядя в пространство безжизненным взглядом.
    Я убегала в туалетную комнату и выплакивала там свое горе. Но стоило императору вернуться к работе, и боли начинали его мучить с новой силой.
    – Что мне делать со своим телом? – спрашивал он каждую ночь, перед тем как лечь в постель.
    – Завтра утром запоет петух, взойдет солнце, и все станет по другому, – отвечала я, заботливо укутывая его простынями и одеялами.
    – Петушиное пение мне уже опротивело, – жаловался он. – Впрочем, я его почти не слышу. Потому что гораздо явственнее слышу, как умирает мое тело. Стоит повернуть шею, и она скрипит. Пальцы рук и ног по утрам немеют. Легкие отказываются дышать. Очевидно, в них образовались какие то дыры, которые с каждым днем увеличиваются. У меня такое чувство, словно в них поселились слизняки.
    Однако видимость благопристойности мы должны были соблюдать неукоснительно. Пока император Сянь Фэн не умер, он должен был присутствовать на аудиенциях. Я забыла про сон и еду, только чтобы побыстрее читать документы и кратко пересказывать их Его Величеству. Мне хотелось превратиться в его шею, в его сердце и в его легкие. Мне хотелось, чтобы он вновь услышал петушиное пение и почувствовал тепло солнечных лучей. И в те моменты, когда я была с ним рядом и когда Его Величество чувствовал себя отдохнувшим, я позволяла себе задавать ему вопросы.
    Я спрашивала о происхождении опиума. Мне казалось, что закат династии Цин начался тогда, когда в страну завезли это зелье. Частично история была мне известна, однако далеко не до конца.
    Его Величество мне объяснял, что проникновение опиума в Китай началось на шестнадцатом году правления его отца, императора Дао Гуана
    – И хотя мой отец запретил опиум, однако продажные министры и торговцы продолжали тайно заниматься своим бизнесом. К 1840 году ситуация начала выходить из под контроля, половина придворных сама пристрастилась к опиуму или поддерживала политику по его легализации. Или делала то и другое одновременно. В гневе отец приказал положить конец опиуму раз и навсегда. Он призвал к себе самого надежного министра и возложил это дело на него. – Тут император сделал паузу и вопросительно посмотрел на меня. – Тебе известно имя этого министра?
    – Специальный уполномоченный Лин?
    Его Величество одобрительно покивал головой. Я рассказала ему все, что знала сама о специальном уполномоченном Лине, как он арестовал сотни торговцев опиумом и сжег многие тысячи фунтов контрабанды. Не то чтобы Его Величеству не были известны все эти детали, однако мне казалось, что, слушая меня, он вновь переживает тот далекий момент и испытывает от этого удовольствие.
    – От имени императора Лин назначил определенный срок и приказал всем иностранным купцам к этому времени сдать весь свой опиум. – Я рассказывала с выражением, словно профессиональная актриса. – Но никто его не послушался. Тогда специальный уполномоченный Лин, который не собирался сдаваться, начал отбирать опиум силой. 22 апреля 1840 года Лин предал огню двадцать тысяч ящиков с опиумом и провозгласил, что Китай прерывает торговлю с Великобританией.
    Император Сянь Фэн молча кивал.
    – Как рассказывал мне мой отец, яма для сжигания была величиной с озеро. Лин оказался настоящим героем
    Внезапно у Его Величества перехватило дыхание. Он закашлялся, забарабанил себя в грудь и повалился на подушки. Глаза его были закрыты. А когда он снова их открыл, то спросил:
    – А что случилось с петухом? Сым сказал, что вчера стража видела в парке куниц.
    Я призвала Ань Дэхая и с ужасом узнала, что петуха больше нет.
    – Его съела куница, моя госпожа. Я видел это собственными глазами сегодня утром. Огромная куница величиной с поросенка.
    Я рассказала Его Величеству о петухе, и лицо его вновь омрачилось.
    – Это знак Небес, – сказал он. – Перст судьбы, который указывает конец династии. – Он с такой силой закусил губу, что на ней выступила кровь. При дыхании в легких его слышался какой то свистящий звук. – Подойди сюда, Орхидея, – продолжал он, – я хочу кое что тебе рассказать.
    Я села возле него.
    – Ты должна запомнить все, что я тебе сейчас расскажу. Если у нас родится сын, то ты передашь ему мои слова.
    – Хорошо, передам. – Я дотронулась до ног Его Величества и поцеловала их. – Только бы у нас родился сын!
    – Расскажи ему вот что. – Он с трудом подбирал слова. – После мер, принятых специальным уполномоченным Лином, варвары объявили Китаю войну. Они переправились через океан на шестнадцати военных кораблях, на которых находилось четыре тысячи солдат.
    Мне не хотелось, чтобы он продолжал, и я сказала, что дальнейшая история мне также известна. И когда Его Величество мне не поверил, я решила подтвердить свои слова:
    – Иностранные корабли вошли в устье Жемчужной реки и разгромили наши войска в Кантоне, – сказала я, вспоминая то, что рассказывал мне отец.
    Его Величество смотрел в пространство. Казалось, он внимательно рассматривал скульптурную драконью голову, которая свешивалась с потолка
    – Двадцать седьмое июля было самым печальным днем в жизни моего отца, – словно в забытьи, подхватил он. – Это был день, когда варвары потопили наши корабли и захватили Каулун. – Тут император жестоко закашлялся.
    – Прошу вас, Ваше Величество, отдохните.
    – Дай мне закончить, Орхидея. Наш сын должен это знать... В следующие два месяца варвары взяли подряд порты Амой, Нинбо, Чжоу Шань, Тяньхай...
    Тут снова историю подхватила я:
    – Не задерживаясь, варвары направились на север страны и захватили Тяньцзинь.
    Император кивал.
    – К счастью, факты тебе хорошо известны, Орхидея, но я хочу рассказать тебе побольше о своем отце. К концу жизни ему было за шестьдесят. От природы он не мог пожаловаться на здоровье, однако плохие новости действовали на него хуже всякой болезни. Последние годы у него глаза не высыхали от слез. И умер он с открытыми глазами. Можно сказать, что я плохой сын, потому что не обладаю должной сыновней почтительностью, и моя жизнь только добавила ему позора
    – Уже поздно, Ваше Величество, – сказала я, поднимаясь с постели в надежде, что это заставит его замолчать.
    – Орхидея, боюсь, что другого случая поговорить у нас уже не будет. – Он схватил меня за руки и приложил их себе к груди. – Ты должна мне верить, когда я говорю, что нахожусь на полпути к могиле. Последнее время я вижу своего отца даже чаще, чем раньше. У него красные и опухшие глаза, причем огромные, как персиковые косточки. Он приходит напомнить мне о моем долге. Когда я был мальчиком, отец брал меня с собой на аудиенции. Я помню, как в зал вбегали гонцы в грязной и промокшей от пота одежде. Чтобы добраться до Пекина, они загоняли лошадей. Я помню, как они выкрикивали безумными голосами, словно это были последние слова в их жизни: «Бао Шан пал!», «Шанхай пал!», «Чжан Нин пал!», «Ханчжоу пал!». Помнится, я даже придумал в детстве стихотворение, все строки которого рифмовались со словом «пал». Отец, глядя на них, только горько улыбался. Иногда, не в силах более терпеть эту пытку, он вставал посреди аудиенции и уходил. Вечерами он долго стоял на коленях перед портретом своего деда. А однажды собрал нас всех, своих детей, жен и наложниц, во Дворце духовного воспитания и представил нам всю картину своего позора. После этого он подписал договор, согласно которому Китай должен был выплачивать Великобритании репарации за первую войну. Сумма составляла двадцать один миллион таэлей. Англичане также потребовали передать им во владение Гонконг на сто лет. С этого момента иностранные купцы приезжали и уезжали от нас, когда хотели. Отец умер 5 января 1850 года. Госпожа Цзинь еле еле закрыла ему глаза. Монахи сказали, что душа отца не успокоилась и, если я не покончу с его врагами, не успокоится никогда.
    Мой муж уже почти засыпал, но все равно продолжал говорить. Он рассказывал историю восстания тайпинов, которое началось через месяц после его коронации. Он описывал его как шальной огонь, перекидывающийся с провинции на провинцию, в конце концов охвативший всю страну и даже дальние острова.
    – Это как дурное поветрие, от которого нет средства. Таково было наследство, полученное мной от отца. Дурное поветрие. Я уже не помню, о скольких сражениях я отдавал приказы, сколько генералов я обезглавил за их неспособность принести мне победу.
    Всю ночь Его Величество ворочался под одеялом и выкрикивал во сне: «О Небо, помоги мне!»
    Я тоже очень плохо спала и все время боялась, что наутро меня отошлют вон. Я уже много месяцев подряд находилась при Его Величестве и составляла ему единственную компанию. Он превратил свою спальню в рабочий кабинет и часами просматривал здесь всякие письма и бумаги. Я растирала ему чернила и заботилась о том, чтобы его чай был достаточно горяч. Он чувствовал себя таким слабым, что иногда засыпал прямо над каким нибудь важным документом. Когда я замечала, что голова его постепенно клонится на грудь, то потихоньку вытаскивала из его рук кисточку, чтобы он ненароком не испортил то, над чем работал. Иногда моя помощь приходила слишком поздно, и он успевал наставить на рисовой бумаге чернильных пятен. Чтобы спасти документ, я брала чистый лист и переписывала на него его иероглифы. При этом я научилась копировать его каллиграфию, и даже достигла в этом определенных успехов. Он даже не замечал, проснувшись, что лежащая перед ним страница не является оригиналом, и не верил мне, пока я не показывала ему испорченную страницу.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:45 am автор Lara!

    Наши интимные отношения снова возобновились, и во время близости он всегда был внимательным и нежным. Однако стоило нам закончить с любовной игрой, как он снова впадал в беспокойство. Он говорил, что за последний год его двор не получил ни одной хорошей новости, и от этого у него опускались руки. Возникало ощущение, что, работай он хоть до умопомрачения, спасение Китая все равно за пределами его возможностей.
    – Китай приговорен судьбой! – мрачно говорил он.
    Поэтому он все чаще отменял аудиенции, уходил в себя и проводил долгие часы, воображая себя императором другой эпохи. Он сидел без движения с затуманенным взглядом, грезил наяву и оживлялся только тогда, когда описывал мне свои блистательные видения.
    Глядя на то, как быстро растет груда нетронутых документов, я нервничала и тоже впадала в отчаяние. Его внимание не казалось мне столь желанным, когда я знала, что рядом с нами министры и генералы ждут императорских указаний. Я боялась, что за это сочтут ответственной меня – наложницу, которая соблазнила императора, и молила Сянь Фэна не относиться к своим обязанностям столь небрежно.
    И когда мои усилия ни к чему не приводили, я сама брала документы и начинала их читать. Некоторые параграфы из них я читала вслух. Потом ждала, пока Сянь Фэн обдумает ответ. Когда ответ был готов, я ставила на донесении резолюцию императорским почерком. Чаще всего встречались такие резолюции: «Я просмотрел», «Мне все ясно», «Я принял к сведению» или «Дарую вам разрешение продолжать». Император просматривал то, что я написала, и ставил свою подпись.
    Такая форма работы ему даже стала нравиться. Он хвалил мои способности и быстрый ум. Спустя несколько недель я превратилась в неофициального императорского секретаря и просматривала все, что поступало к нему на стол. Мне стал близок и понятен его стиль мышления и способы ведения дискуссий. В конце концов я наловчилась составлять письма, столь похожие на императорские, что даже он сам иногда затруднялся сказать, в чем разница.
    Летом у нас возникли трудности: некоторые министры имели право входить к императору без доклада, кроме того, в жару мы оставляли окна и двери распахнутыми настежь. Тогда Сянь Фэн приказал мне переодеться в одежду мальчика слуги, ответственного за письменные принадлежности. Я спрятала свои длинные волосы под шапочкой, переоделась в простое платье и притворилась, что я молодой евнух, который растирает чернила. В таком виде никто на меня внимания не обращал: головы министров были слишком заняты другими проблемами.
    К концу лета мы покинули Большой круглый сад и перебрались обратно в Запретный город. По моему настоянию император Сянь Фэн снова начал вставать на рассвете. Умывшись и одевшись, он пил чай и съедал чашку каши из красных бобов, кунжута и лотосовых семян. Потом в разных паланкинах мы отправлялись во Дворец духовного воспитания. К тому времени двор уже успел осознать всю серьезность болезни императора. Придворные были в курсе, что его легкие и сердце слабы, что черные мысли забирают его жизненную энергию, – и приняли его пожелание, чтобы я сопровождала его на аудиенции.
    От нашей спальни и до зала аудиенций можно было пройти пешком за полминуты, однако этикет требовал другого: император ни в коем случае не должен был передвигаться на собственных ногах. По моему, это было пустой формальностью, на которую родило к тому же непростительно много времени. Однако позже я поняла, какое значение имеет ритуал в глазах министров и других подданных империи. Главная идея заключалась здесь в том, чтобы отделить благородных людей от простых, потому что соблюдение дистанции порождает миф, а миф укрепляет власть.
    Как и его отец, Сянь Фэн очень строго относился к пунктуальности своих министров, однако совершенно не считал нужным заботиться о своей. Представление о том, что в Запретном городе все только для того и существуют, чтобы удовлетворять потребности Его Величества, внедрялось в его сознание с самого детства и со временем только укреплялось. Он требовал от других абсолютной преданности и совершенно не обладал чувствительностью к нуждам других. Часто он назначал аудиенции на рассвете, забывая о том, что в таком случае вызванный им человек должен был отправляться в путь еще ночью. При этом никаких гарантий относительно соблюдения времени назначенной аудиенции никому не давалось. По правде говоря, император принимал даже не всех вызванных им самим на аудиенцию людей, когда дела шли не так, как предполагалось, первоначально назначенные встречи откладывались и отменялись вовсе, иногда про вызванных чиновников просто забывали, и они могли часами простаивать в темноте или под дождем. Такое ожидание порой длилось неделями, а потом несчастному без всяких объяснений приказывали возвращаться домой.
    Впрочем, нередко, когда Его Величество понимал, что назначил слишком много аудиенций, он награждал обойденных подарками и автографами. Однажды, когда вызванные в столицу люди после нескольких дней пути долго мокли под дождем, но так и не были приняты императором, Сянь Фэн наградил каждого из них штукой шелка, чтобы они сшили себе новую одежду взамен испорченной.
    Пока Его Величество работал в зале, я находилась совсем близко от него, в задней комнате, предназначенной для отдыха. Теперь эта комната называлась библиотекой, потому что сплошь была завешена книжными полками. Они были на каждой стене от пола до потолка. Над моей головой висело черное панно с каллиграфически выведенными китайскими иероглифами, обозначающими «прямоту» и «честность». Снаружи трудно было охватить всю грандиозность этого здания. Она стала открываться мне только изнутри. Построенное в пятнадцатом веке, оно располагалось возле Дворца доброжелательного спокойствия, в пределах внутренней стены, ближе к Воротам императорской справедливости, Воротам славной доблести и Воротам оберегаемого счастья. Как раз через эти последние можно было пройти к группе объединенных между собой зданий, в которых располагались императорские канцелярии.
    Здесь же недалеко находилось помещение Великого совета, значение которого за последние годы все больше усиливалось. Отсюда император мог в любое время вызвать к себе советников, чтобы обсудить с ними не требующие отлагательства вопросы. Чаще всего Его Величество предпочитал принимать министров в центральном зале Дворца духовного воспитания, а читать, писать или принимать особо доверенных лиц и близких друзей любил в его западном крыле. Восточное крыло за лето было перестроено и превращено в нашу новую спальню.
    Для многих прием у Его Императорского Величества становился событием, о котором он потом вспоминал всю жизнь. Сянь Фэн должен был соответствовать ожиданиям своих подданных. Церемониальным деталям в его жизненном обиходе не было конца. Ночью, накануне приема, евнухи тщательно чистили и мыли весь дворец. Одна жужжащая муха могла стоить кому то головы. Тронный зал должен быть наполнен ароматом цветов и благовоний. Коврики для преклонения колен должны были лежать ровными и аккуратными рядами. Приблизительно в полночь в зал заходила стража и проверяла в нем каждый дюйм. В два часа ночи вызванных чиновников или генералов встречали у Ворот небесной чистоты. До Дворца духовного воспитания они должны были прошагать значительную дистанцию. Перед тем как войти в тронный зал, они проходили гостевую комнату западного крыла. Придворный чиновник регистрировал их в специальной книге. Здесь им подавали только чай. В тот момент, когда император усаживался в свой паланкин, все вызванные оповещались об этом событии. Им полагалось встать и ждать прибытия Его Величества, повернувшись лицом на восток.
    В зале присутствующие выстраивались в ряды согласно своему рангу. Старшие советники, принцы крови и другие представители императорской семьи занимали первый ряд. Перед тем как император выходил из своею паланкина, один из евнухов трижды щелкал бичом, призывая всех присутствующих к полной тишине. В самый момент щелканья все должны были упасть на колени. Когда император садился на трон, все должны были девять раз удариться лбом о пол.
    Император не любил работать в тронном зале, потому что трон был неудобным. Его спинка представляла собой резное панно очень тонкой работы, на котором переплетались между собой многочисленные драконы. Приемы могли длиться часами, и к концу их у Сянь Фэна начинала болеть спина.
    Сам тронный зал был похож на музей, в котором выставлено напоказ множество произведений искусства. Сам трон стоял на небольшом возвышении, словно на сцене, к которой с двух сторон вели ступени. За троном высились резные деревянные панели, каждая из которых была украшена золотым драконом. Возвышение позволяло императору окидывать взглядом сразу всех присутствующих, которых могло быть до ста человек. Каждый вызванный поднимался к трону по восточной лестнице и подавал императору свое донесение в напечатанном и переплетенном виде.
    Сам император Сянь Фэн не дотрагивался до книги с донесением. Ее принимал секретарь и клал на желтый сундук, стоящий возле трона. Теперь чиновник имел право изложить императору свое донесение устно. Когда он заканчивал, император высказывал по поводу услышанного свое мнение. Если по ходу беседы возникала такая необходимость, император мог обращаться к книге, уточнять некоторые детали. После такой аудиенции чиновник спускался по западной лестнице и возвращался на свой коврик.
    Как правило, Сянь Фэн поощрял дискуссии между старшими сановниками, принцами и наиболее влиятельными представителями родовой знати. Каждый из них предлагал свое видение проблемы и при этом пытался перещеголять другого в уме и красноречии. Иногда в зале закипали нешуточные страсти, и тогда слова приобретали остроту и выходили за рамки благопристойности. Был даже случай, когда один министр умер от сердечного приступа во время такого горячего спора. Но по идее вызванные чиновники должны были молчать, пока император не обратится к ним с вопросом. Потом они должны были отвечать, разумеется, сдержанно и почтительно. После достижения согласия император Сянь Фэн выражал готовность запечатлеть принятое решение в форме постановления. Придворному эрудиту отдавалось приказание составить этот документ на китайском и маньчжурском языках. Потом вызывался следующий по рангу чиновник и так далее. Процедура длилась без перерыва до полудня.
    Что касается меня, то мне интереснее было слушать о том, что происходит в провинциях, нежели внимать долгим речам министров, которые за всю свою жизнь ни разу шагу не сделали за пределы Пекина. Их дискуссии казались мне утомительными, а принимаемые решения – лишенными здравого смысла. Меня поражала разница между принцами крови и представителями высшей маньчжурской знати, с одной стороны, и теми генералами и губернаторами, которые в большинстве своем были китайцами и насквозь пропахли порохом – с другой. Китайцы производили сильное впечатление хотя бы потому, что вносили в обсуждаемую проблему ноту реалистичности. Чиновники маньчжуры любили спорить по поводу идеологии. Они, словно школьники, выкрикивали патриотические лозунги. А ханьские чиновники в это время предпочитали помалкивать и не вмешивались, когда при маньчжурском дворе вспыхивал конфликт. Любое мнение, идущее вразрез с мнением двора, они в себе бесстрастно давили, и свои выступления, как правило, ограничивали сообщением голых фактов.
    Побывав на нескольких таких заседаниях, я заметила, что китайцы далее не пытаются спорить с императором. Если их предложения отводились, они воспринимали это как должное. Очень часто они выполняли приказания Его Величества, даже если знали, что ни к чему хорошему это не приведет. А потом, потеряв тысячи жизней, они докладывали при дворе о потерях, надеясь, что уж теперь то император прислушается к их словам. Если это происходило, то от счастья они едва ли не плакали. Меня очень трогала их преданность, и я хотела, чтобы Сянь Фэн больше прислушивался к китайцам, нежели к маньчжурам.
    Тем не менее постепенно я начала понимать, почему император ведет себя таким образом. Множество раз он мне повторял, что только от маньчжуров ждет полной преданности Цинской династии. И если возникали разногласия, то всегда становился на сторону маньчжурских чиновников. Он всячески поддерживал чистоту правящей касты и постоянно внушал своему двору, что только министр маньчжурского происхождения будет пользоваться его полным доверием. Веками китайские чиновники пытались изменить столь унизительное для них положение, и их сила и терпение заслуживали самого высокого уважения.

    12

    Вникая в государственные дела вместе с императором Сянь Фэном, я познакомилась с двумя людьми, которые имели при дворе большой вес. Если сравнивать их с основной массой придворных, то они придерживались диаметрально противоположных взглядов. Одного звали Су Шунь, он стоял во главе Великого совета, другого – принц Гун, он был единокровным братом императора.
    Су Шунь был очень амбициозным и надменным маньчжуром лет сорока с небольшим. Высокого роста, сильного телосложения, лицом он напоминал сову благодаря большим, выпуклым глазам и слегка крючковатому носу. Брови у него были кустистыми и неровными, одна выше другой. Он был известен своим умом и взрывным темпераментом и представлял при дворе консервативную партию. Мой муж называл его «купцом, торгующим фантастическими идеями». Меня поражал талант Су Шуня произносить цветистые речи, в которых он приводил примеры из истории, философии и даже из классических опер. Часто я ловила себя на мысли: «Есть ли что нибудь на свете, чего не знает этот человек?»
    Су Шунь питал особую склонность к деталям и был превосходным рассказчиком, причем эффект от его рассказов многократно усиливался благодаря свойственной ему способности к драматизации. Часто, сидя за своей занавеской, я полностью подпадала под влияние его речей, хотя, по существу, его точку зрения не разделяла ни по одному пункту.
    При дворе Су Шунь считался ходячей энциклопедией пятитысячелетней истории Китая. Широта его знаний казалась неохватной: он был единственным министром, который прекрасно говорил по маньчжурски, по мандарински и хорошо владел древнекитайским языком. Среди влиятельных маньчжурских кланов, где антиварварские взгляды неизменно получали широкую поддержку, он пользовался большой популярностью.
    Будучи седьмым внуком одного титулованного чиновника и прямым потомком основателя Цинской династии Нюрачжи, Су Шунь имел связи в самых высших государственных сферах. Кроме того, его власть базировалась на дружбе с влиятельными лицами китайского происхождения. С раннего возраста он много путешествовал. Широта его взглядов позволяла ему общаться с представителями самых разных слоев общества. Про него рассказывали, что он питает особый интерес к древнему искусству и владеет несколькими гробницами в Сиане, где, по поверьям, был похоронен первый китайский император.
    Су Шунь считался человеком великодушным и беззаветно преданным династии. Про него рассказывали, что, когда он начал свою карьеру при дворе в качестве помощника чиновника низшего ранга, то продал украшения своей матери, чтобы иметь возможность устраивать банкеты для своих новых друзей. Позже выяснилось, что эти банкеты он использовал для сбора информации из разных сфер государственной и частной жизни: от сплетен по поводу самых популярных пекинских актеров до сведений о том, кто сколько золота закопал в собственном саду, от военных реформ до политических браков.
    Недавнее продвижение Су Шуня вверх по государственной лестнице и фактическое превращение его в правую руку императора Сянь Фэна объяснялось тем, что Его Величество испытывал разочарование в придворной бюрократии. Двор был настолько коррумпирован, что не занимался ничем другим, кроме как – пользуясь своими титулами – получением государственного жалованья. Большинство чиновников были потомками членов императорской фамилии, которые когда то воевали под командованием могущественных князей или предводителей кланов. Другие представляли собой худородных, но зажиточных маньчжуров, которые купили свои посты с помощью «пожертвований» в пользу провинциальных наместников. Вместе они составляли элиту, которая сообща правила государством. Годами они опустошали государственную казну, и, когда страна испытывала экономические трудности, они без зазрения совести продолжали вести привычный образ жизни, то есть воровать. Когда перед императором Сянь Фэнем открылась глубина проблемы, он решил возвысить Су Шуня, чтобы тот «вымел из избы сор».
    На новом посту Су Шунь оказался результативным и безжалостным. Прежде всего он сконцентрировался на самой заметной сфере коррупции, а именно на императорской системе государственных экзаменов. В Китае экзамены проводились ежегодно, и эта система затрагивала жизни многих тысяч людей по всей стране. В своем докладе императору Су Шунь обвинил пятерых высокопоставленных судей в том, что они получали взятки. Кроме того, он представил доказательства по девяносто одному случаю, когда результаты экзаменов были подтасованы. В том числе это касалось и прошлогоднего победителя, который завоевал первое место. Чтобы восстановить репутацию государственной экзаменационной службы, император приказал обезглавить всех пятерых судей, а заодно и прошлогоднего победителя. В народе эту акцию очень одобряли, а имя Су Шуня стало популярным во всех слоях общества.
    Но еще большую популярность ему принесла следующая кампания. Су Шунь обвинил многих банкиров в том, что они печатают фальшивые деньги. Один из обвиняемых оказался близким другом самого вершителя правосудия, спасшим его когда то от безжалостного кредитора. Все предсказывали, что Су Шунь непременно изобретет предлог, чтобы реабилитировать своего друга, однако этого не произошло. Своим поведением Су Шунь доказал, что на первое место в своей жизни ставит верность государству и императору.
    Другим человеком, чьим мнением император Сянь Фэн чрезвычайно дорожил, был принц Гун. Император как то с горечью мне признался, что его собственный государственный талант не идет ни в какое сравнение с талантом принца Гуна. Все остальные единокровные братья, принц Цзэ и принц Чун, также не могли тягаться умом с принцем Гуном. Про Цзэ говорили, что это «неудачник, который мнит себя победителем», а про Чуна – что это «честный малый, но без изюминки».
    И тут впервые я не согласилась со своим мужем. Серьезность принца Гуна и его чрезмерная любовь к спорам казались мне отталкивающими. Однако со временем мое мнение о нем кардинально изменилось. Он ясно видел проблемы и находил пути их разрешения. Он любил бросать вызов другим. Император Сянь Фэн был слишком деликатным, чувствительным и, самое главное, неуверенным в себе человеком. Не все это видели, потому что очень часто император прятал свою неуверенность под маской высокомерия и решительности. Когда приходилось решать проблемы, связанные с людскими потерями, ум Сянь Фэна погружался в фатализм. Его единокровный брат выбирал в этом случае более реалистический путь мышления.
    Проводить время с такими высокими государственными умами казалось мне странным. Как и миллионы китайских девушек, я выросла, слушая истории из их частной жизни в народной интерпретации. Прежде чем Большая Сестрица Фэнн наполнила эти истории деталями, я уже знала основную версию трагической смерти императрицы Чу Ань. Когда Сянь Фэн описал мне то же событие своими словами, его рассказ показался мне плоским и бесцветным, в некотором смысле даже недостоверным Он вообще не запомнил прощания со своей матерью. «Никто из евнухов не стоял за дверями с шелковой веревкой в руках и не торопил ее поскорее пройти свой путь», – говорил он, и при этом тон Его Величества оставался спокойным и бесстрастным. «Мать уложила меня спать, а когда я проснулся, то мне сказали, что она умерла И больше я никогда ее не видел».
    Император Сянь Фэн считал трагедию естественным законом жизни, в то время как для меня трагедия была сродни печальному театральному зрелищу. Очевидно, в детстве Сянь Фэн много страдал и, став взрослым человеком, продолжал испытывать страдания, но при этом не позволял себе им отдаваться со всей силой чувств. Вполне возможно, что он просто не мог.
    Однажды император мне сказал, что, по его мнению, Запретный город – это всего лишь охваченная огнем соломенная хижина, стоящая посреди огромной дикой пустыни.

    Носильщики паланкина медленно взбирались на холм. Вслед за нами евнухи тянули связанных веревками корову, козла и оленя. Путь был очень крут. Иногда нам приходилось выходить из паланкина и идти пешком. Когда мы прибыли в обиталище предков на вершине холма, евнухи установили алтарь, воскурили на нем благовония и положили еду и вино. Император Сянь Фэн поклонился Небу и произнес монолог, который я уже слышала много раз.
    Я тоже стояла рядом с ним на коленях, стукалась головой о землю и молила, чтобы отец проявил к нему милосердие. А совсем недавно Сянь Фэн захотел отправить послание на Небеса, для чего решил использовать голубей Ань Дэхая. Он приказал евнуху заменить привязанные к ногам птиц свистящие трубочки на письма к своему отцу, которые он заранее собственноручно и очень тщательно составил. Естественно, никакого ответа он не получил.
    Я очень надеялась, что император наконец сможет перенаправить свою энергию в более практичное русло. Вернувшись с горы, он сказал, что желает посетить своего брата, принца Гуна, в его резиденции, называемой Садом проницательности и расположенной приблизительно в двух Милях от Запретного города Такое решение едва не заставило меня признать, что дух его отца действует. Я спросила, смогу ли я его сопровождать, и когда он ответил «да», то впала в некоторое беспокойство. Самого принца Гуна я уже видела несколько раз, но ни разу с ним не разговаривала.
    Паланкин Сянь Фэна был очень большим, величиной едва ли не с комнату. Стенки его были затянуты солнечного цвета шелком, так что внутри все пространство казалось наполненным мягкими солнечными лучами.
    – О чем ты думаешь? – спросил он.
    Я улыбнулась:
    – Я пытаюсь догадаться, что на уме Его Величества
    – Я сейчас тебе покажу, что у меня на уме, – ответил он, поглаживая мои бедра.
    – Но ведь не здесь же, Ваше Величество! – Я оттолкнула его прочь.
    – Никто не может остановить Сына Неба!
    – Но ведь носильщики узнают!
    – Ну и что?
    – Пойдут разные слухи, обрастут подробностями. Завтра утром, за завтраком, Ее Величество великая императрица при упоминании моего имени начнет плеваться.
    – Просто она забыла, что когда то занималась тем же самым с моим отцом.
    – Но, Ваше Величество, я не хочу, чтобы в таких поступках была уличена я.
    – Тем не менее я это сделаю.
    – Подождите, пока мы вернемся во дворец, прошу вас!
    Но в ответ он только рывком притянул меня к себе. Я боролась и старалась от него ускользнуть.
    – Ты что, не хочешь меня, Орхидея? – задыхаясь, говорил он. – Подумай об этом, я ведь предлагаю тебе свое семя!
    – Вы говорите о своем бессильном семени? О семени, которое никогда никого не оплодотворяет?
    Паланкин вздрагивал и раскачивался в разные стороны. Я пыталась держаться стойко, однако это было невозможно: китайский император не привык себя сдерживать. Головные носильщики и главный евнух Сым начали переговариваться. Мне показалось, что один из носильщиков обеспокоен, не грозит ли Его Величеству какая нибудь опасность. Он собрался остановиться и проверить, что происходит в паланкине. Сым между тем прекрасно знал, что там происходит. Они с носильщиком начали спорить.
    Из паланкина выпала моя туфля. Главный евнух Сым ее поднял и поднес к самым глазам носильщика, который наконец все понял. Все препирательства между ними прекратились. Именно в этот момент Его Величество достиг кульминации. Паланкин затрясся с новой силой. Сым деликатно надел туфлю на мою ногу.
    Я радовалась тому, что эта выходка вывела Его Величество из депрессии. После нее он наговорил мне кучу комплиментов. Но они не показались мне убедительными. Внешне я действительно казалась очаровательной, сильной и самоуверенной, но за этой маской скрывались чувства одиночества, беспомощности и – как ни странно это звучит – неудовлетворенности. Страх не покидал меня ни на минуту, присутствие многочисленных соперниц я чувствовала рядом с собой постоянно. Сколько еще продлятся наши отношения с императором, прежде чем мое место займет другая? Ревнивые лица других наложниц всплывали передо мной, как лягушки в зимнем пруду.
    Я была уверена, что соперницы засылают для слежки за мной своих шпионов. Таким «глазом» мог быть, к примеру, любой из личных императорских слуг. Если это так, то он наверняка донесет куда следует о наших подвигах в паланкине. У этого маленького скандала могут быть далеко идущие последствия. Для трех тысяч молодых женщин, живших в Запретном городе, я была воровкой, укравшей у них единственного жеребца. По их мнению, я была преступницей, которая лишает их единственного шанса познать материнство и стать счастливыми.
    Первым предупреждением было исчезновение моей кошечки, Снежинки. Ань Дэхай нашел ее в колодце неподалеку от моего дворца. Вся ее прекрасная белая шерстка была ощипана. Никто не рискнул назвать имя убийцы, и даже никто не пришел выразить мне сочувствие. По странному стечению обстоятельств очень скоро в Великом театре были поставлены сразу три оперы. Я была единственной наложницей, которую на них не пригласили. Было ли это празднованием победы? Или предупреждением о мести? Я одиноко просидела в своем саду, прислушиваясь к звукам музыки, долетавшими до меня из за стены.
    Ань Дэхай между тем принес мне новую порцию сплетен. Во дворец приходил астролог, который предсказал, что до конца зимы со мной случится нечто ужасное. Ко мне во сне придет привидение, которое забьет меня до смерти. Когда я проходила мимо других наложниц, то выражение их лиц ясно говорило, о чем они думают. В их глазах был написан единственный вопрос: «Когда же наконец?»
    Я не собиралась никому причинять вреда – и вместе с тем занимала позицию, которая сама по себе всем причиняла вред. У меня был выбор: либо разрушить множество чужих жизней, либо позволить другим разрушить мою.
    Я хорошо знала, чего от меня хотят. И в то же время не могла добровольно отказаться от любви Его Величества. Перед тем, как главный евнух Сым получил из моих рук взятку, моя постель месяцами оставалась холодной. И сейчас я решила, что никогда по собственному желанию не откажусь от преимуществ своего положения.
    Сидя на аудиенциях за своей занавеской, я обнаружила, что самые правильные решения всегда вертятся на кончике языка у тех, кто докладывает императору о постигших страну напастях. Эти люди проводят на месте событий много времени и способны делать практические выводы. Но, с другой стороны, меня чрезвычайно беспокоило, что министры, как правило, к этим правильным мнениям не прислушиваются. Гораздо больше они полагаются на Сына Неба – «глаза божества».
    Просто поразительно, что император Сянь Фэн сам верил в то, что он является «глазами божества». Когда в очень редких случаях он вдруг сомневался в этом, то начинал искать знаки, подтверждающие его божественный статус. Такими знаками могли стать разбитое молнией дерево в саду или падающая звезда на ночном небе. Су Шунь только поддерживал в императоре эту очарованность самим собой и убеждал императора в том, что он находится под защитой Неба. Но когда за пределами Запретного города дела принимали оборот, противоречащий решениям Сянь Фэна, то он становился похож на прохудившийся мех – вся его самоуверенность постепенно из него вытекала.
    Император разрывался на части. Здравый смысл то и дело его покидал, настроение колебалось со страшной амплитудой. В одну минуту он принимал решение о противодействии варварам и приказывал выслать из страны иностранных послов; но в следующую минуту он впадал в отчаяние и соглашался подписать договор, который ввергал Китай в еще более глубокую экономическую пропасть. На публике я старалась поддерживать иллюзию могущества своего мужа, но саму себя морочить не могла. Под золотыми одеждами я оставалась все той же Орхидеей из Уху и точно знала, что посевам несдобровать, если на них нападет саранча.
    Когда аудиенции проходили гладко, император говорил мне, что я помогла ему восстановить его логическую силу. А между тем я только и делала, что слушала таких людей, как Су Шунь и принц Гун. Будь я мужчиной и имей я право хоть на шаг отлучаться из дворца, то непременно поехала бы на передний край событий, на место боев, и вернулась бы оттуда со своей собственной стратегией действий.
    Перед окнами нашего паланкина проплывали голые холмы. Его Величество опустил занавеску и устало откинулся на подушки.
    – Мятежники тайпины повсюду вызвали развал и беспорядки. Я могу рассчитывать теперь только на своего брата. Если уж принц Гун не сможет с ними справиться, то и никто не сможет, в этом я абсолютно уверен. В прошлом я очень часто его унижал вольно и невольно, но потом использовал всякую возможность, чтобы загладить свою вину и восстановить наши отношения. Отец не сдержал своего обещания по отношению к нему, и эта вина лежит теперь на мне. Как только меня провозгласили императором, я даровал принцу Гуну самый высший титул, какой только существует в государстве. Потом я даровал ему для проживания лучший дворец, который только существует за пределами Запретного города, и ты в этом очень скоро убедишься сама. – Он задумчиво покивал головой. – Кроме того, я предложил ему большую сумму в серебряных монетах, на которую он смог перестроить дворец. Всех остальных своих братьев и кузенов я фактически отодвинул в сторону. Сад проницательности не менее прекрасен, чем все дворцы Запретного города.
    Я уже была в курсе, что сделал для своего единокровного брата император Сянь Фэн. Чтобы убедить принца Гуна в своих добрых чувствах, Сянь Фэн нарушил традицию, гласящую, что маньчжурский принц не имеет права занимать военную должность. Он назначил Гуна главным советником при императорском военном министерстве. Власть Гуна фактически сравнялась с властью Су Шуня. Несмотря на протесты последнего, Его Величество даровал Гуну право нанимать к себе на работу любого, кого ему заблагорассудится, что привело к тому, что в кабинете у принца оказался его собственный тесть, государственный секретарь Кью Лянь, по случаю оказавшийся врагом Су Шуня.
    В Сад проницательности мы приехали около полудня. Принц Гун и его фуцзинь, по маньчжурски жена, уже были в курсе и ждали нас у ворот. По всей видимости, Гун был рад видеть своего брата. Роста он был почти такого же, как Сянь Фэн, а возрастом на два года его младше, так что теперь ему было двадцать два года. Я заметила, как он тайком окинул меня оценивающим взглядом. Впрочем, таково было скорей мое интуитивное ощущение, потому что я чувствовала по отношению к себе подозрительность и недоверие принца. Без всякого сомнения, его удивляло, с какой это стати император привез меня с собой, особенно если учесть множество циничных слухов, которые ходили по всему Запретному городу.
    Согласно установленным порядкам, принц Гун приступил к ритуалу приветствия, который, по моему, у него получился довольно искусственно. Двое мужчин вели себя не как родные братья, выросшие вместе, а как господин и слуга, причем последний униженно умолял первого принять от него дань уважения.
    Но император Сянь Фэн прервал формальный ритуал приветствия и, прежде чем фуцзинь закончила свою сопровождаемую поклонами фразу «Желаю Вашему Величеству десять тысяч лет жизни», он взял брата под руку.
    Я тоже старательно выполнила свои поклоны, а потом встала в сторонке, чтобы все хорошо видеть и слышать. В манере поведения обоих братьев я заметила несомненное сходство: оба держали себя с утонченной изысканностью и вместе с тем высокомерно и гордо. У обоих черты лица были типично маньчжурские: враскос посаженные глаза с одним веком, прямой нос и четко очерченный рот. Но было и различие: у принца Гуна была фигура монгольского всадника. Он ходил с совершенно прямой спиной, однако ноги его отличались кривизной. А император Сянь Фэн своим видом больше напоминал старого школьного учителя.
    Мы обменялись подарками. Я подарила фуцзинь пару туфель, которые приняла из рук Ань Дэхая. Они были расшиты жемчугом и зелеными нефритовыми бусинами, составляющими прихотливый узор. Фуцзинь осталась довольна подарком. В свою очередь она подарила мне медную курительную трубку. Ничего подобного я в жизни своей не видела. На маленькой трубке была изображена иностранная батальная сцена – с кораблями, солдатами и морскими волнами. Все крошечные фигурки были тщательно проработаны, а поверхность трубки была отполирована не хуже фарфора. Фуцзинь сказала, что ее сделали с помощью машины, изобретенной англичанами. Это был дар от одного из работников принца Гуна, британца по имени Роберт Харт.
    Вошли слуги с ковриками в руках и положили их у наших ног. Принц Гун бросился на колени и снова поклонился брату до земли. То же самое сделала и его жена. Потом принц позвал остальных своих наложниц и детей, которые ждали где то поблизости, нарядно одетые и причесанные. Фуцзинь смогла убедиться, что дети научились выполнять ритуал приветствия без запинки.
    После приветствий нас ввели в гостиную, и я почувствовала облегчение. Фуцзинь извинилась и вышла из комнаты. Не дожидаясь, пока я сяду, принц Гун спросил, не желаю ли я пройтись вместе с его женой по саду. Я ответила, что предпочитаю остаться в комнате, если, конечно, он не возражает. Он удивился, но действительно не стал возражать.
    Император Сянь Фэн тоже позволил мне остаться на своем месте. Братья начали беседу. Принц Гун полностью сосредоточил внимание на своем брате, как будто меня вообще не существовало.
    Я никогда не видела человека, который говорил бы так откровенно и эмоционально, как принц Гун. Он сыпал словами с такой скоростью, словно от этого зависела сохранность его дома и семьи. Прежде чем император смог сделать глоток из своей чашки с чаем, принц положил перед ним письмо.
    – Новости, полученные мной вчера от губернатора провинции Шаньдун, с пометкой крайней срочности. Как вы видите, они адресованы как мне, так и Су Шуню, и вызывают крайнее беспокойство.
    Император Сянь Фэн поставил на блюдце свою чашку:
    – Что случилось?
    – Дамбы на Желтой реке на границе провинций Шаньдун и Гуанси разрушены. Затоплено двадцать деревень, погибло четыре тысячи человек.
    – За это кто то должен понести наказание. – Император казался скорей скучающим, нежели заинтересованным.
    Принц Гун бросил письмо на стол и вздохнул
    – Отрубить голову парочке губернаторов или других чиновников слишком просто, – сказал он. – А вот жизни вернуть уже невозможно. Мы должны заставить местную власть взять на себя заботу о бездомных и организовать спасение.
    Сянь Фэн закрыл лицо руками:
    – Ради бога, я не желаю слышать больше никаких плохих новостей! Оставь меня в покое!
    Словно у него не было времени отвлекаться на жалобы брата, принц Гун продолжал с тем же жаром:
    – Кроме того, мне нужна ваша поддержка в деле учреждения комиссии «Цзюньли ямен».
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:45 am автор Lara!

    – Что это еще за комиссия? – устало спросил император. – Такого названия я никогда не слышал.
    – Это государственное министерство иностранных дел.
    – Ах, проблемы иностранцев! Так почему же ты его не учреждаешь, если считаешь нужным?
    – Я не могу.
    – Кто тебе мешает?
    – Су Шунь, двор, многие влиятельные сановники. Они вместе оказывают мне сильное противодействие. Говорят, что предки никогда такого не имели, стало быть, и нам не нужно.
    – Все ждут, что дух нашего отца явит нам чудо. – Император нахмурился.
    – Да, Ваше Величество. Между тем к нам прибывает все больше иностранцев. Лучшее, что мы можем сделать в таких условиях, – это установить для них некоторые ограничения, чтобы хоть частично вернуть себе контроль над ситуацией. Возможно даже, что наступит день, когда мы сможем их отсюда выдворить. Но вначале мы должны обращаться с ними так, как сами же заранее установили. Иностранцы называют такие установления «законами», что довольно грубо соответствует нашему понятию «государственные устои». Так вот, заботой «Цзюньли ямен» станет как раз разработка таких законов.
    – А что же ты в таком случае хочешь от меня? – В голосе императора Сянь Фэна не чувствовалось ни малейшего энтузиазма.
    – Как только вы мне даруете оперативные деньги, я тут же начну организацию этой комиссии. Мои люди должны изучать иностранные языки. И, разумеется, я должен буду нанять иностранцев, чтобы они стали учителями. Иностранцы...
    – Я больше не могу выносить этого слова – «иностранцы»! – перебил его император. – Меня возмущает сама возможность знакомства с интервентами. Про них я могу сказать только одно: что они приехали в Китай, чтобы навязать мне свой образ жизни.
    – Но и для Китая из их присутствия можно извлечь кое что полезное, Ваше Величество! – возразил принц Гун. – Открытая торговля положительно скажется на нашей экономике.
    Император Сянь Фэн поднял руку, заставляя принца Гуна замолчать.
    – Я не могу предлагать кому то дары, когда моя честь поругана, а я сам унижен до последней степени. Я потерял лицо!
    – Я все понимаю и вполне с вами согласен, брат, – мягко продолжал принц Гун. – Однако у вас нет ни малейшего представления о том, каким унижениям подвергался я сам. На меня оказывают давление с двух сторон, снаружи страны и изнутри. Мои собственные слуги и офицеры прозвали меня «прислужником дьявола».
    – Ты вполне заслужил такое имя.
    – Видите ли, очень легко закрывать глаза, но исчезнет ли от этого реальность? – Принц Гун сделал паузу, но потом решился все же закончить фразу. – А реальность в том, что нас атаковали, а у нас нет сил, чтобы защищаться. Боюсь, что высокомерная слепота двора будет стоить нам династии.
    – Я устал! – сказал Сянь Фэн, минуту поразмыслив над словами принца.
    Принц позвонил слугам, и те внесли большое плетеное кресло. С их помощью Сянь Фэн пересел в кресло и, уже засыпая, сказал:
    – Мои мысли порхают, как бабочки. Прошу тебя, не заставляй меня больше думать.
    – Только скажите, даруете ли вы мне разрешение на открытие «Цзюньли ямен»? Будут ли на это из казны отпущены деньги?
    – Кажется, тебя больше всего интересуют в этом деле деньги, – пробормотал Сянь Фэн, окончательно смыкая глаза.
    Принц Гун покачал головой, и на его лице появилась горькая улыбка. В комнате воцарилась полная тишина. Через окно я увидела, как дети принца прыгают с разбегу в пруд, а служанки гоняются за ними и пытаются их остановить.
    – Ваше Величество, мне нужен официальный указ, – сделал еще одну попытку принц Гун, и при этом голос его звучал почти умоляюще. – Брат, мы не можем себе позволить ждать дольше.
    – Хорошо, – еще тише пробормотал Сянь Фэн, отвернувшись к стене.
    – В вашем указе «Цзюньли ямен» должна быть делегирована реальная власть.
    – Хорошо, но в ответ ты должен мне обещать, – произнес Сянь Фэн, заставляя себя слегка выпрямиться в кресле. – Ты должен обещать, что тот, кому ты заплатишь деньги, должен принести нам реальную пользу, иначе он лишится головы.
    Принц Гун облегченно вздохнул:
    – Смею вас заверить, что качество отобранных мной людей будет самым лучшим. Но дело гораздо сложнее. Самые серьезные препятствия мои люди встречают при дворе. В этом месте я не пользуюсь уважением. В тайне все они аплодируют, когда крестьяне нападают на посланников или убивают миссионеров. Мне трудно вам передать, насколько опасным может быть такое поведение. Оно может разжечь войну. С политической точки зрения родовая знать слепа.
    – Так просветите ее, – сказал Сянь Фэн, открывая глаза. Вид у него был крайне усталый.
    – Я пытался, Ваше Величество. Собирал советы, на которые не являлся ни один сановник. Посылал даже своего тестя, чтобы тот лично всех приглашал, в надежде, что его возраст вызовет уважение. Но и это не сработало. Они слали мне письма, в которых называли всякими оскорбительными прозвищами и предлагали повеситься. Я бы хотел попросить вас самолично прийти на очередной совет, если это, конечно, возможно. Я хочу, чтобы при дворе знали, что я пользуюсь полной вашей поддержкой.
    На этот раз император вообще не ответил. Он крепко спал.
    С глубоким вздохом принц Гун отвернулся к окну. Вид у него был глубоко расстроенный.
    Солнце раскалило крышу, и в комнате становилось жарко. Запах жасмина из открытых окон стал еще сильнее и слаще. Стояла тишина, и тени на полу постепенно перемещались.
    Император Сянь Фэн между тем похрапывал. Принц Гун потер руки и оглядел комнату. Вошли слуги и убрали наши чайные приборы, а взамен поставили тарелки с китайскими сливами.
    Никакого аппетита я не чувствовала. Принц Гун тоже не дотронулся до фруктов. Мы оба смотрели на спящего императора. Случайно наши глаза встретились, и я решила извлечь пользу из этой не слишком благоприятной ситуации.
    – Будьте так любезны, шестой брат, – начала я, – я хотела бы узнать подробнее об убийстве иностранных миссионеров. Мне что то трудно в это поверить.
    – Как бы мне хотелось, чтобы у Его Величества тоже возникло желание узнать об этом подробнее, – сказал принц Гун. – Вы, наверное, знаете пословицу, длинная сосулька за одну зимнюю ночь не вырастает? Так что корни данного явления уходят в правление императора Кан Си. К тому времени, когда императрица Сяо Чуань достигла осени своей жизни, она подружилась с немецким миссионером по имени Иоганн Адам Шалл фон Белл. Именно он обратил Ее Величество в католицизм.
    – Как такое стало возможным? Я имею в виду обращение Ее Величества?
    – Не за одну ночь, разумеется. Шалл фон Белл был ученым, преподавателем и священником. В то же время он был очень красивым человеком, и великой императрице его представил придворный философ Сю Гуанчжи. Шалл обучался под руководством Сю в императорской Ханлинской академии.
    – Я слышала о Сю. Кажется, именно он правильно предсказал затмение солнца
    – Да. – Принц Гун довольно улыбался. – Да, это был Сю, но таких результатов он добился не в одиночку. Отец Шалл стал его учителем и напарником. Император выписал его для того, чтобы тот реформировал лунный календарь. Когда Шаллу это удалось, император приказал ему стать военным советником. Шалл организовал производство оружия, которое помогло подавить самый крупный крестьянский бунт.
    – И как же великая императрица познакомилась с Шаллом?
    – Видите ли, Шалл предсказал, что ее сын принц Ши Чун взойдет на трон. Это произойдет потому, что мальчик переживет оспу, в то время как другие императорские дети умрут. Разумеется, в те времена никто не понимал, что такое оспа, и Шаллу никто не поверил. А через несколько лет брат Ши Чуна Ши Цзу действительно умер от оспы. Тогда Ее Величество поверила, что Шалл имеет особую связь с Небом, и попросила его обратить ее в свою религию. Она стала пламенной католичкой и пригласила в страну других иностранных миссионеров.
    – И проблемы возникли, когда миссионеры начали строить церкви? – спросила я.
    – Да. Миссионеры начали присматривать для своих храмов места, которые местные считали лучшими с точки зрения фэн шуй. Крестьянам казалось, что тени, падающие от храмов на гробницы предков, могут потревожить их покой. Кроме того, католики всячески чернили китайскую религию, что оскорбляло чувства китайцев.
    – А почему иностранцы не проявили большей рассудительности?
    – Потому что они считали, что их бог – это единственный бог.
    – Наши люди никогда не примут такой религии.
    – Это правда, – согласился принц Гун. – Между вновь обращенными и теми, кто придерживался старых верований, начались столкновения. Люди с сомнительной репутацией, даже преступники, присоединились к католикам и совершали преступления во имя своего бога.
    – Можно не сомневаться, что это привело к еще большему насилию.
    – Так и было. Когда миссионеры попытались защитить преступников, местные поднялись тысячами. Они жгли храмы и убивали миссионеров.
    – Не оттого ли во всех договорах с иностранцами говорится, что контрибуции на Китай будут налагаться до тех пор, пока он не сможет утихомирить восстания?
    – Эти контрибуции приведут нас к полному краху.
    Наступило молчание, и принц Гун вновь повернулся к императору, но тот глубоко дышал во сне.
    – А почему бы нам не приказать миссионерам убираться вон? – спросила я после того, как тщетно пыталась побороть в себе желание задать этот вопрос. – Мы можем сказать им, чтобы они возвращались к нам только после того, как ситуация здесь успокоится.
    – Его Величество так и сделал. Он даже назначил им дату.
    – И каков был ответ?
    – Угрозы начать войну.
    –А почему иностранцы так стараются навязать нам свое присутствие? Будучи маньчжурами, мы же не навязываем свои взгляды китайцам. Мы не говорим им, чтобы они перестали бинтовать своим женщинам ноги.
    Принц Гун саркастически рассмеялся.
    – Разве нищий может что либо требовать? – Он посмотрел на меня так, словно действительно ждал от меня ответа на свой вопрос.
    В комнате становилось прохладно. Я смотрела, как нам снова сервируют стол для чая.
    – С Сыном Неба обращаются, как с последним нищим! Со всей страной обращаются, как с последней нищенкой! И все вокруг слишком пристыжены, чтобы это признать!
    Принц Гун сделал мне знак рукой, чтобы я не слишком повышала голос.
    Во сне щеки императора Сянь Фэна порозовели. Очевидно, у него снова начиналась лихорадка. Дышал он с трудом, как будто ему не хватало воздуха.
    – Ваш брат верит в восемь диаграмм и фэн шуй, – сказала я принцу Гуну. – Он верит, что находится под защитой богов.
    Гун пригубил чашку с чаем:
    – Каждый верит, во что хочет. Но реальность как камень со дна выгребной ямы. Она воняет!
    – Каким же образом западные люди стали такими могущественными? – спросила я. – Чему мы должны у них научиться?
    – А почему вам заблагорассудилось об этом побеспокоиться? – улыбнулся в ответ принц. Очевидно, он считал, что такую тему нельзя обсуждать с женщиной.
    Я сказала принцу Гуну, что в таком знании заинтересован Его Величество. И что я могу стать для него полезной.
    Между нами проскочила искра симпатии. Ему показалось, что в моих словах есть смысл.
    – Эта тема весьма обширная. Вы можете начать с чтения моих писем Его Величеству. Там я излагаю свои мысли о том, что мы должны избегать ловушки самообмана и... – Тут он поднял на меня глаза и внезапно остановился.
    Именно благодаря принцу Гуну я узнала о третьем важном человеке в империи – генерале Северной армии и наместнике провинции Аньхой Цзэнь Гофане.
    Впервые это имя я услышала от императора Сянь Фэна. Тот охарактеризовал его как честного, уравновешенного и весьма упрямого китайца лет пятидесяти. Цзэнь Гофань происходил из бедной крестьянской семьи и в 1852 году был назначен командующим армией в своем родном Хунане. Еще он был известен суровыми методами муштровки своих людей и успешным форсированием тайпинских крепостей по реке Янцзы, что принесло ему известность и похвалу со стороны нетерпеливой и истосковавшейся по хорошим новостям столицы. Он продолжал усиливать свою армию, так что его солдаты даже получили прозвище «хунаньских храбрецов». В империи они составляли самые дееспособные военные части.
    После долговременных поощрений и с легкой руки принца Гуна император даровал генералу Цзэню личную аудиенцию. «Орхидея, – позвал император, облачаясь в свою драконью робу. – Пойдем со мной сегодня утром на аудиенцию: ты выскажешь свое мнение о генерале Цзэнь Гофане».
    И я отправилась со своим мужем во Дворец духовного воспитания.
    Генерал поднялся с колен и приветствовал Его Величество. Я заметила, что от волнения он даже не в состоянии поднять на императора глаза. На первой императорской аудиенции такое поведение не казалось редкостью. Чаще всего так себя чувствовали все китайцы. Скромные до чрезмерности, они едва могли поверить своему счастью, что их правители снизошли до разговора с ними.
    По правде сказать, уверенности в себе как раз больше не хватало маньчжурам, нежели китайцам. Наши предки два века назад смогли завоевать эту страну, но в искусстве управления ею мы так и не достигли успеха. Нам не хватало «принципов» – фундаментальных основ управления, таких, например, как конфуцианская философия, которая объединила бы нацию с помощью морали и религии. У нас не было системы, которая могла бы эффективно централизовать власть. Кроме того, мы плохо знали язык, а это не позволяло императору эффективно общаться со своим народом, восемьдесят процентов которого составляли китайцы.
    Конечно, наши предки поступили мудро, когда переняли китайский образ жизни. На мой взгляд, такой подход вообще был неизбежен. Китайская культура была настолько утонченной и разработанной, что она одновременно захватила нас и оказала нам неоценимые услуги. В народе продолжали доминировать конфуцианские принципы. Что касается меня, то моим первым языком был китайский, пищевые традиции – китайскими, начальное обучение – китайским, любимым развлечением – пекинские оперы!
    Я вообще начала приходить к выводу, что чувство превосходства, свойственное маньчжурам, сослужило нам дурную службу. Сегодня маньчжуры походили на гнилое, изъеденное термитами дерево. Мужчины, так те в подавляющем большинстве были развращенными и испорченными. Они уже не могли скакать на лошадях и выигрывать сражения. Большинство из них превратилось в своих собственных врагов. Под гордой внешностью скрывались ленивые и неуверенные в себе души. Моему мужу они создавали неисчислимые трудности, особенно когда у него возникало желание продвинуть кого нибудь действительно талантливого, кто по воле случая оказывался китайцем.
    К несчастью, в политике маньчжуры оставались доминирующей силой, и на императора Сянь Фэна их мнения оказывали решающее влияние. Цзэнь Гофань мог быть лучшим генералом в империи, но продвигать его дальше по службе Его Величество боялся. И такую ситуацию я бы назвала типичной. Любой высокопоставленный китаец в любой момент мог лишиться своего поста, причем без всяких объяснений.
    Принц Гун неоднократно советовал императору прекратить дискриминацию в своем правительстве. Его точка зрения была весьма определенной: пока Его Величество не станет демонстрировать в своем поведении истинной справедливости, он не дождется ни от кого истинной верности.
    И Цзэнь Гофань служил этому мнению хорошей иллюстрацией. Заслуженный генерал не мог поверить, что его пригласили во дворец с целью поощрения. Когда император обратился к нему с безобидной шуткой: «Генерал, кажется, твое имя – Цзэнь – отсекатель голов?» – он бросился на землю и затрясся от страха.
    Услышав, как дробно звенят его украшения, я едва не захихикала за своей занавеской.
    Император постарался его успокоить:
    – Почему ты не отвечаешь на мой вопрос, генерал? – спросил он.
    – Прежде чем я оскверню уши Его Величества своим именем, пусть меня накажут, и я умру десять тысяч раз! – ответил генерал.
    – Нет нет, я на тебя не гневаюсь, – улыбнулся Сянь Фэн. – Встань, пожалуйста. Мне просто нравится имя Цзэнь – отсекатель голов. Объясни, как ты его получил.
    Прежде чем ответить, мужчина глубоко вздохнул:
    – Ваше Величество, это имя сперва было придумано моими врагами, а потом его переняли и подчиненные.
    – Ваши подчиненные должны гордиться, что служат под вашим руководством..
    – Да, так оно и есть.
    – Ты прославил меня, Цзэнь Гофань. Хотел бы я, чтобы среди моих генералов было побольше таких отсекателей голов!
    Когда император Сянь Фэн пригласил Цзэня к своей трапезе, то тот ударился в слезы. Он сказал, что теперь может спокойно умереть и с гордостью предстать перед лицом своих предков, потому что принес им большую честь.
    За столом, приняв некоторое количество горячительного, генерал Цзэнь расслабился. Тут меня ему представили в качестве любимой наложницы императора, и он тут же бросился на колени и поклонился мне до земли. Меня это очень тронуло. Много лет спустя, когда мой муж уже умер, а мы с Цзэнь Гофанем оба стали старыми, я спросила его, что он подумал про меня, когда впервые увидел. Он принялся изворачиваться и льстить, сказав, что настолько был сражен моей красотой, что вообще ни о чем не мог думать. В то же время он спросил меня, помню ли я, как он выпил грязную воду из чаши, предназначенной для мытья рук после еды.
    Меня очень радовало, что император Сянь Фэн счел возможным познакомить меня со своими высокопоставленными друзьями. В его глазах я все еще оставалась наложницей, хотя и любимой. И тем не менее такой поворот событий оказался решающим для моего будущего политического развития и возмужания. В будущем персональное знакомство с такими людьми, как Цзэнь Гофань, сослужило мне хорошую службу.
    Слушая разговор между императором Сянь Фэном и генералом, я погружалась в сладчайшие воспоминания о днях моего детства, когда отец рассказывал мне истории из китайской старины.
    – Ты сам человек ученый, – говорил император Цзэню. – Я наслышан, что ты предпочитаешь брать к себе на службу грамотных офицеров.
    – Ваше Величество, – отвечал тот, – я считаю, что человек, знакомый с учением Конфуция, гораздо лучше понимает, что такое верность и справедливость.
    – Я также слышал, что ты не нанимаешь к себе бывших солдат. Почему?
    – Видите ли, на собственном опыте я убедился, что у профессиональных солдат, как правило, очень дурные привычки. Когда начинается сражение, их первая мысль – как спасти свою шкуру. Они бессовестно дезертируют с поля боя.
    – А как же тебе удается находить достойных солдат?
    – Я трачу деньги на то, чтобы рекрутировать крестьян из бедных и отдаленных горных районов. У этих людей более цельные и чистые сердца. А обучаю их я сам, и при этом стараюсь воспитать в них чувство братства.
    – Говорят, что многие из них родом из Хунани.
    – Да. Я сам оттуда родом. Так гораздо легче для них находить между собой общий язык, а заодно и со мной. Мы ведь говорим на одном диалекте. Получается что то вроде одной большой семьи.
    – А ты, разумеется, отец?
    Цзэнь Гофань улыбнулся, одновременно польщенный и озадаченный.
    Император Сянь Фэн покивал головой.
    – Мне доложили, – сказал он, – что ты экипировал свою армию превосходным оружием, даже лучшим, чем императорская армия. Это правда?
    Цзэнь Гофань поднялся с кресла и упал на колени.
    – Это правда, – сказал он. – Но самое главное, что Ваше Величество не сомневается, что я тоже часть императорской армии. По другому я себя не представляю. – Он склонился к полу и долго оставался в таком положении, подкрепляя такой позой свои слова.
    – Встань, пожалуйста, – обратился к нему Сянь Фэн. – Давай я перефразирую свои слова, чтобы между нами не оставалось недоразумений. Я считаю, что императорская армия, особенно те дивизионы, которые находятся под руководством маньчжурских военачальников, превратились в сборище бесхребетных лентяев и кровососов. Они пьют кровь королевской династии и ничего не дают взамен. Именно поэтому я столько времени потратил на то, чтобы побольше узнать о тебе.
    – Да, Ваше Величество. – Цзэнь Гофань поднялся с пола и снова сел на свое место. – Кроме того, я считаю, что не менее важно правильно экипировать солдатские умы.
    – Что ты имеешь в виду?
    – Крестьяне, перед тем как стать солдатами, совершенно не умеют воевать. Как и для большинства людей, вид крови им невыносим. И такое отношение нельзя изменить наказанием, но существуют и другие пути. Я не могу позволить своим людям привыкнуть к поражениям
    – Понимаю. Я сам привык к поражениям – На губах императора заиграла саркастическая улыбка.
    Ни я, ни Цзэнь Гофань так и не поняли, шутит ли Его Величество или обнаруживает свои истинные чувства. Палочки, не достигнув рта, так и замерли в руках у генерала.
    – Я несу бремя стыда, которое для меня невыносимо, – продолжал Его Величество как бы в пояснение своих предыдущих слов. – Разница с твоими солдатами лишь в том, что я не могу дезертировать.
    Печаль Его Величества произвела на генерала сильное впечатление. Он снова упал на колени.
    – Клянусь моей жизнью, Ваше Величество, – взволнованно заговорил он, – что верну вам вашу честь. Моя армия готова умереть за династию Цин.
    Император Сянь Фэн встал с кресла и помог генералу подняться с пола.
    – Как велики силы под твоим командованием?
    – У меня тринадцать дивизионов сухопутных сил и тринадцать морских. Плюс местные храбрецы. В каждом дивизионе по пятьсот человек.
    Присутствуя на таких аудиенциях, как эта, я постепенно поняла, о чем мечтает Его Величество. Совместная работа сделала нас настоящими друзьями, а также любовниками и кое чем еще. Поток плохих государственных новостей не иссякал, но Сянь Фэн стал гораздо спокойнее и поэтому мог достойно смотреть в лицо невзгодам. Депрессия его тоже не ушла, однако перепады настроения перестали быть столь резкими. В этот период, – к сожалению, короткий, – он чувствовал себя достаточно хорошо, Когда события нас разлучили, я по нему очень тосковала.

    13

    – Слышу многообещающие удары, – раздался из за занавески голос доктора Сан Баотяня. – Они указывают мне на то, что у вас шемаи.
    – Что такое шемаи? – нервно спросила я.
    Между мной и доктором висела занавеска Я лежала на постели и не могла видеть его лица, только его тень, образуемую на занавеске свечой. Его рука просунулась за занавеску и взяла меня за запястье, слегка надавливая. Очень красивая и нежная рука с удивительно длинными пальцами. От нее пахло какими то лекарственными травами. В Запретном городе никто, кроме императора, не смел открыто смотреть на женщин, и поэтому императорский доктор ставил диагноз по пульсу.
    Мне казалось странным, что доктор может обследовать больного, не видя его собственными глазами, однако в Китае в течение многих тысячелетий все телесные болезни диагностировались исключительно по пульсу. Сан Баотянь считался лучшим врачом в стране. Он происходил из китайской семьи, в которой в течение пяти поколений все были врачами. Именно он обнаружил в кишках великой императрицы Цзинь камень величиной с персиковую косточку. Императрицу мучили нестерпимые боли, и она не поверила доктору относительно камня, однако согласилась все же попить выписанные им травяные настои. Через три месяца служанка обнаружила в экскрементах Ее Величества тот самый камень.
    Голос доктора Сан Баотяня был очень тихим и ласковым.
    – Ше означает счастье, а маи – пульс. Шемаи – это счастливый пульс. Леди Ехонала, вы беременны.
    Мой ум еще не успел воспринять сказанное доктором, а он уже убрал руку.
    – Что что?
    Я села и импульсивно попыталась отдернуть занавеску, но, к счастью, Ань Дэхай ее крепко зашпилил. Я не была уверена, что действительно слышала слово «беременна». По утрам меня мучили приступы тошноты, но все равно разговор о беременности застиг меня врасплох.
    – Ань Дэхай! – закричала я. – Пусть доктор вернет свою руку!
    За занавеской послышалось некоторое движение, а потом на ней вновь обрисовалась тень доктора. Несколько евнухов усадили его на стул и помогли просунуть руку под занавеску. На этот раз его рука не казалась нежной и ласковой. Доктор скрючил пальцы, словно паучьи лапы, и вцепился ими в край кровати. Но я многого не просила – мне всего лишь надо было услышать еще раз слово «беременна». Я взяла доктора за руку и вновь положила ее на свое запястье
    – Прошу вас, доктор! Убедитесь еще раз! – умоляюще произнесла я.
    – Во всех областях вашего тела произошли изменения к лучшему, – неторопливо зазвучал голос доктора Сан Баотяня. Каждое слово он произносил очень отчетливо. – Вены и артерии светятся. Все холмы и долины окутаны прекрасными элементами...
    – Что? Что это значит? – Я нетерпеливо подергала его за руку.
    Рядом с тенью доктора появились контуры Ань Дэхая. Он перевел для меня слова доктора. В его голосе тоже чувствовалось искреннее волнение.
    – Моя госпожа, семя дракона дало ростки!
    Тогда я отпустила руку Сан Баотяня. Я благодарила Небо за его благословение и не могла дождаться, пока Ань Дэхай снимет с занавески булавки. Остальную часть дня я только тем и занималась, что ела. Ань Дэхай был тоже настолько переполнен чувствами, что забыл покормить своих птиц. Он сходил на императорскую рыбную ферму и попросил дать ему ведро с живой рыбой.
    – Давайте праздновать, моя госпожа, – сказал он, вернувшись.
    Мы отправились к пруду и одну за другой выпустили в него рыбу из ведра. Этот ритуал, называемый «фэн шен», должен был продемонстрировать наше милосердие. Каждую рыбу, которой мы давали шанс пожить, я напутствовала добрыми пожеланиями.
    На следующее утро я проснулась от льющихся с небес звуков музыки. Это над моей крышей кружили голуби Ань Дэхая. Звуки, издаваемые привязанными к их лапкам трубочками, снова вернули меня в Уху, где мы делали такие же трубочки из тростника и тоже привязывали их к нашим птицам и к воздушным змеям. В зависимости от толщины, они издавали звуки разной высоты. Я помню, как один старый крестьянин привязал к огромному воздушному змею две дюжины трубочек, причем установил их в таком порядке, что в полете они наигрывали популярную народную мелодию.
    Я встала и вышла в сад, где меня поприветствовали павлины. Ань Дэхай занимался кормлением попугая Конфуция. Тот разучил новую фразу и теперь ради тренировки повторял ее на разные лады:
    – Поздравляем, моя госпожа!
    Я была довольна. Орхидеи по всему саду все еще были в цвету. Их длинные, тонкие стебли изящно извивались. Сами цветы напоминали танцоров с поднятыми вверх руками. Белые и голубые лепестки жадно подставляли свои личики под поцелуями солнечного света. Их бархатные сердцевинки напоминали мне глаза моей кошечки Снежинки.
    Ань Дэхай сообщил, что по предложению доктора Сан Баотяня мне следует скрывать новость о своей беременности вплоть до третьего месяца. Я решила последовать его совету. И как можно больше времени проводила в саду. Эти сладкие часы безделья вновь заставили меня вспомнить о семье: мне страстно захотелось поделиться новостью со своей матерью.
    Но, несмотря на предосторожности, все императорские жены и наложницы во всех дворцах Запретного города очень скоро узнали о моем «секрете». На меня обрушился поток поздравлений, цветов, украшений из нефрита и аппликаций с благоприятными символами. Почти все женщины делали попытки меня навестить, а те, кто не хотел, присылали своих евнухов все с новыми и новыми подарками.
    В комнатах эти подарки образовывали стопки высотой до потолка. Но я то знала, что за всеми улыбками и пожеланиями скрывается злоба и ревность. Распухшие глаза других наложниц красноречивее слов свидетельствовали о проводимых ими бессонных ночах и плаче. Я точно знала, что они чувствуют, потому что прекрасно помнила свою собственную реакцию на беременность госпожи Юн. Конечно, я не желала госпоже Юн зла, но ведь и добра тоже не желала! И помнила, с каким облегчением я услышала от Нюгуру новость о том, что она родила девочку, а не мальчика.
    Представить себе, что именно могло случиться, мне было трудно, однако я точно знала, что на меня уже расставлены многочисленные капканы. Мне казалось вполне естественным, что все наложницы меня ненавидят.
    Мой живот рос, а страх усиливался. Я мало ела, пытаясь уменьшить тем самым риск быть отравленной. Мне постоянно снилось ощипанное тельце Снежинки, плавающее в колодце. Ань Дэхай предупреждал, что особую осторожность мне следует проявлять во время еды, когда мне подают суп, и во время прогулок по саду. Он считал, что мои соперницы непременно подошлют своих евнухов, чтобы те набросали на тропинках камней или вырыли на них ямы, чтобы я оступилась и упала. Я укоряла Ань Дэхая в чрезмерной подозрительности, и он рассказал мне историю об одной завистливой наложнице, которая приказала своему евнуху разбить крышу своей соперницы, чтобы черепица упала ей на голову. И ведь так оно и вышло!
    Прежде чем мне подняться в паланкин, Ань Дэхай всегда проверял, не спрятана ли в какой нибудь подушке иголка. Он был уверен, что соперницы пойдут на все, лишь бы вызвать у меня выкидыш.
    Я понимала причину таких поступков, но если бы кто нибудь действительно попытался причинить вред моему будущему ребенку, ему бы не поздоровилось! Я бы не простила никого! Если разрешение от бремени пройдет благополучно, то мой статус немедленно поднимется, причем в ущерб другим. Мое имя впишут в Императорскую регистрационную книгу. А если к тому же ребенок будет мужского пола, то я получу ранг императрицы и разделю этот титул с Нюгуру.
    Глубокой ночью мы лежали с Его Величеством бок о бок. Он очень обрадовался, когда узнал о моей беременности. Мы проводили ночи во Дворце сосредоточенной красоты к северу от Дворца духовного воспитания. Мне спокойнее спалось в своем дворце, потому что там никто не будил нас среди ночи с неотложными делами. Его Величество ночевал в обоих дворцах, в зависимости от того, сколь долго ему приходилось засиживаться за работой. Предостережения Ань Дэхая не давали мне покоя, и я попросила Его Величество усилить ночную стражу у дверей в мою спальню.
    – На всякий случай, – сказала я. – Просто мне так спокойнее.
    Его Величество вздохнул:
    – Орхидея, ты разрушаешь мой самый счастливый сон.
    Я испугалась таких слов и попросила объяснений.
    – Мои мечты о процветающем Китае терпят крах, причем раз за разом все более неотвратимо. Более того, я вообще начинаю сомневаться в своих способностях правителя. Но в Запретном городе никакого противодействия моей власти нет и быть не может. Все евнухи и наложницы мне искренне преданны. Никакие восстания здесь невозможны по сути. Все должны любить меня и любить друг друга. Особенно желательны безоблачные отношения между тобой и Нюгуру. Запретный город – это поэзия чистейшей формы. Это духовный сад, где я могу нежиться среди цветов и наслаждаться покоем.
    Но действительно ли здесь все безоблачно и напоено любовью? – подумала я. По моим представлениям, здешняя атмосфера давно уже дышит ядом
    – Какой прекрасный был вечер, когда ты и Нюгуру вместе гуляли по саду! – мечтательным тоном продолжал Его Величество. – Я помню его очень ясно. Ты вся была наполнена светом заходящего солнца и несла в руках цветы. Вы обе были одеты в весенние одежды. С охапками пионов в руках, улыбающиеся и щебечущие, как сестры, вы подошли ко мне. От этого зрелища я тут же забыл о своих страданиях. Я желал только одного – целовать цветы в твоих руках...
    Мне хотелось сказать ему, что нарисованной им картины никогда в реальности не было, что вся эта красота и гармония существует только в его воображении. Он просто вплел меня и Нюгуру в свои фантазии. Мы с Нюгуру действительно могли бы стать друзьями и любить друг друга, если бы наша жизнь полностью не зависела от его любви.
    – А сегодня, когда я вижу что нибудь прекрасное, мне хочется, чтобы так все и застыло. – Его Величество приподнялся на подушках и повернулся ко мне. – Вы ведь с Нюгуру симпатизировали друг другу раньше, почему же перестали теперь? Почему тебе обязательно нужно разрушать мой сон?
    На третьем месяце моей беременности придворным астрологам было приказано нарисовать па куа – восемь диаграмм. На мраморном полу были рассыпаны деревянные, металлические и золотые палочки. В комнату доставили ведро с кровью разных животных. Стены обрызгали водой и присыпали песком, чтобы на них образовались разные рисунки. Астрологи в длинных черных одеждах, разрисованных звездами, опустились на четвереньки и едва ли не носом чиркали по полу, изучая расположение палочек и объясняя таинственные знаки на стенах. В конце концов они провозгласили, что ребенок, которого я вынашиваю, обладает золотом, деревом, водой, огнем и землей в нужном соотношении.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:46 am автор Lara!

    Ритуал продолжался. В отличие от провинциальных предсказателей судьбы, придворные астрологи не спешили выражать свои истинные мысли. Я заметила, что все, что они говорили, было направлено единственно к тому, чтобы доставить удовольствие императору Сянь Фэну, от которого зависело их вознаграждение. Пытаясь имитировать бурную деятельность, они целый день плясали вдоль испачканных стен. К вечеру они сели и закатили к небу глаза. Тут я нашла предлог и покинула комнату. Чтобы меня наказать, астрологи передали великой императрице ужасное предсказание: если после заката солнца я не буду лежать абсолютно спокойно, причем с приподнятыми вверх ногами, то потеряю ребенка. Меня стали привязывать к кровати, а под ноги подкладывать стулья. Я мучилась, но ничего не могла с этим поделать. Моя свекровь свято верила в астрологию па куа.
    – Моя госпожа, – сказал Ань Дэхай, заметив, что я в дурном настроении. – Раз уж у вас сейчас так много свободного времени, не хотите ли послушать о том, что такое па куа? Вы сможете узнать, к какому типу относится ваш будущий ребенок: горному или океаническому.
    Как всегда, Ань Дэхай почувствовал, что именно мне нужно. Он пригласил эксперта, «самого достойного во всем Пекине», и сказал:
    – Он сможет пройти в Запретный город, потому что я замаскировал его под мусорщика.
    Мы втроем заперлись в моей комнате, и этот эксперт, у которого был всего один глаз, принялся читать песчаные рисунки, которые нарисовал на подносе. Его слова меня смутили, и я прикладывала неимоверные усилия, чтобы их понять.
    – Па куа не сработает, если его объяснить, – сказал он. – Вся философия сосредоточена в множественности смыслов.
    Ань Дэхай проявил нетерпение и приказал ему «прекратить базар». Тот сразу же перестал юлить и превратился в обычного деревенского предсказателя судьбы. Он сказал, что у меня хорошие шансы за то, что ребенок будет мужского пола.
    После этого я потеряла интерес к дальнейшему углублению в хитрости па куа. Самое главное было сказано, и от этого у меня забилось сердце. Но я постаралась сдержаться и приказала эксперту продолжать.
    – Вижу, что у ребенка есть все в совершенной пропорции, кроме металла, который в избытке. Это значит, что он будет упрямым. – Он подбросил вверх камешки и палочки и рассыпал их по подносу. – Лучшим качеством ребенка будет его способность следовать своим мечтам. – Тут он сделал паузу, поднял взгляд к потолку и сдвинул брови. Потом наморщил нос и сощурился. Из пустой глазницы вывалился кусочек засохшей корки. Он замолчал.
    Ань Дэхай придвинулся к нему поближе.
    – Вот вознаграждение за твою честность, – сказал он, вкладывая в широкий рукав предсказателя мешочек с таэлями.
    Предсказатель немедленно отреагировал и продолжил:
    – Я вижу темноту, а это значит, что его появление на свет навлечет проклятие на его ближайшего родственника.
    – Проклятие? Какого рода проклятие? – опередил Ань Дэхай мой вопрос – Что именно случится с этим ближайшим родственником?
    – Она умрет, – ответил мужчина
    Я вздрогнула и спросила, почему именно она. На это он ничего не ответил, только сказал, что так прочитал знаки. Я начала умолять его пояснить.
    – Это буду я? – настойчиво расспрашивала я. – Я умру при родах?
    Он покачал головой и сказал, что в этом месте картина не совсем ясна, и больше ничего не добавил.
    После того как одноглазый ушел, я попыталась забыть о его предсказании. Я говорила себе, что он сам не мог подтвердить того, о чем говорил. В отличие от Нюгуру, которая была очень набожной буддисткой, я относилась к религии равнодушно, а все предсказания считала несерьезными. Казалось, что в Запретном городе все просто одержимы мыслью о загробном существовании и все свои надежды возлагают на «тот свет». Евнухи толковали о возвращении к «телесной целостности», а наложницы предвкушали, что в будущей жизни у них будет собственный муж и дети. Буддийское образование Нюгуру включало в себя обязательное изучение загробной судьбы. Она точно знала, что со всеми нами случится после смерти. Она говорила, что после того, как мы достигнем преисподней, нас будут допрашивать и судить. Того, кто запятнал себя при жизни грехами, приговорят к аду, где их будут варить, жарить, пилить или рвать на куски. А того, кого признают безгрешным, вернут на землю для новой жизни. В то же время эта жизнь не обязательно будет для них такая, какую они себе пожелают. Только самые счастливые возродятся людьми, а остальные превратятся в животных – в собак, свиней, блох.
    Все наложницы Запретного города, особенно самые старшие, были до предела суеверны. Кроме пения, молитв и разведения сверчков они целыми днями занимались тем, что мастерили разные магические предметы. Для них вера в потусторонние силы сама по себе была оружием. Это оружие они применяли для того, чтобы насылать несчастья на своих конкуренток. В отношении разнообразных проклятий, которые они посылали на головы своих врагов, они проявляли необыкновенную изобретательность.
    Нюгуру показала мне книгу под названием «Календарь китайских духов» с очень яркими и причудливыми иллюстрациями. Все изложенное там было мне незнакомо. В Уху я видела перекопированные от руки экземпляры этой книги и слышала содержащиеся в ней истории. Деревенские рассказчики использовали эту книгу как пособие. На Нюгуру самое сильное впечатление произвела старинная история о «красных расшитых туфлях», в которых рассказывалось об обутом в эти туфли привидении.
    Но еще в детстве я видела предсказателей судьбы, которые делали ложные предсказания, в результате чего многие людские судьбы попросту разрушались. Тем не менее Ань Дэхай не хотел рисковать. Я знала, что он был совершенно уверен в том, что эта несчастная «она» – не кто иная, как я.
    В последующие дни его волнение все возрастало. Он стал суеверен до глупости.
    – Каждый день может стать последним днем вашей жизни, – провозгласил он как то утром.
    Он прислуживал мне с повышенным вниманием и следил за каждым моим движением. Он принюхивался к воздуху, как собака, а ночью отказывался смыкать глаза. Когда после обеда я ложилась отдохнуть, он выскальзывал из Запретного города и возвращался ко мне с докладом о том, что встречался с деревенскими холостяками. Он предлагал им деньги и спрашивал, не усыновят ли они моего еще не рожденного ребенка.
    Я спросила, зачем он это делает.
    Он объяснил, что, раз уж мой сын несет на себе проклятие, то наша обязанность – переложить это проклятие на других людей. Согласно «Книге колдовства», если проклятие возьмут на себя многие люди, то оно потеряет силу.
    – Холостяки жаждут иметь кого нибудь, кто унаследует их родовое имя, – говорил он. – Не беспокойтесь, моя госпожа. Я же не объяснял, кем на самом деле является этот ребенок, а усыновление – это всего лишь устный договор между нами.
    Я вознаграждала Ань Дэхая за преданность и просила прекратить столь бурную деятельность. Но он не слушался. На следующий день я увидела, как он кланялся хромой собаке, которая ковыляла мимо нашего сада. Еще через день он проделал тот же самый ритуал перед связанной свиньей, которую несли в храм для принесения в жертву.
    – Мы должны обезвредить проклятие, – говорил он. – Если мы оказываем уважение хромой собаке, то тем самым признаем, что она страдает. Кто то побил ее, поломал ей кости. Такие животные могут послужить нам заместителями, снижающими силу проклятия, а в лучшем случае – даже переносящими его на других.
    После того как свинья была принесена в жертву, Ань Дэхай поверил, что я освободилась от проклятия, потому что в духе свиньи я сама стала привидением.
    Однажды утром по всему Запретному городу пронеслась весть: великая императрица госпожа Цзинь умерла.
    Мы с Ань Дэхаем невольно пришли к выводу, что все это непременно должно быть как то связано с па куа. В то же утро произошло еще одно странное событие. Когда часы во Дворце духовного воспитания пробили девять, прикрывающее их стекло разбилось. Придворный астролог объяснил, что смерть госпожи Цзинь произошла оттого, что она слишком заботилась о своем долголетии и очень любила число девять. Во время торжеств по случаю своего сорокадевятилетия императрица украсила свою постель красными лентами и шелковыми простынями, вышитыми сорока девятью китайскими цифрами девять.
    – Да, она болела – сказал астролог, – но до девяноста лет никто не ждал ее смерти.
    К тому времени, когда мой паланкин прибыл во дворец госпожи Цзинь, ее тело уже обмыли. Из спальни ее перенесли на «постель души», которая имела форму лодки. Ноги Ее Величества были связаны красными ремнями. Одета она была в полное императорское серебряное облачение, покрытое разными символами. Здесь были и колеса судьбы, представляющие принципы Вселенной; и морские раковины, в которых можно услышать голос Будды; и зонтики, долженствующие защитить землю от потопа и засухи; и пузырьки, содержащие флюид мудрости и магии; и цветы лотоса, представляющие поколения мира; и золотые рыбки для придания парадному одеянию изящества и легкости; и знаки бесконечности. От груди до колен тело императрицы прикрывала золотая простыня с вышитыми изречениями Будды.
    Возле Ее Величества лежало зеркало величиной с ладонь на длинной ручке. Считалось, что оно защитит мертвого от нападений злых духов. Это произойдет благодаря тому, что оно отразит их лики. Привидения понятия не имеют о том, как они выглядят, и рассчитывают увидеть себя такими же, какими были при жизни. Однако злые поступки, совершенные ими в прошлом, настолько исказили их внешность, превратили в скелеты, монстров или еще во что нибудь похуже, что собственные отражения в зеркале их напугают, и они убегут.
    От толстого слоя пудры лицо госпожи Цзинь было похоже на кусок сырого теста. Ань Дэхай сказал, что в последние дни его сплошь покрывали нарывы. В своем заключении доктор написал, что бутоны на теле Ее Величества «расцвели» и начали источать «нектар». Цвет этих нарывов был черно зеленым, как ростки гнилого картофеля. Весь Запретный город шептался, что это, должно быть, работа ее покойной соперницы, императрицы Чу Ань.
    Чтобы придать лицу Ее Величества гладкость, его долго обрабатывали перламутровым порошком. Тем не менее если приглядеться, то явственно были заметны выступающие шишки. Возле головы Ее Величества с правой стороны стоял поднос с позолоченной керамической чашей. В ней находилась последняя земная пища императрицы – рис. С левой стороны стояла зажженная масляная лампа – «вечный свет».
    Вместе с Нюгуру и другими женами императора Сянь Фэна мы подошли к телу. Все мы были в белых шелковых одеяниях. Нюгуру наложила косметику, однако красную точку на нижней губе не поставила. При виде госпожи Цзинь она заплакала, даже сорвала с головы кружевную накидку и зажала ею рот, чтобы сдержать эмоции. Такое изъявление печали меня очень растрогало, и я предложила Нюгуру руку. Перед мертвой императрицей мы стояли плечом к плечу.
    Прибыла траурная команда Они плакали и рыдали на разные голоса, однако издаваемые ими звуки больше напоминали пение, нежели рыдание. Мне они показались неслаженной игрой деревенского оркестра. Может быть, это мне лишь казалось, потому что я только что сама избежала проклятия. Настроение у меня было приподнятым, и особой печали я не испытывала.
    Госпожа Цзинь никогда меня не любила. Узнав, что я беременна, она открыто говорила, что радовалась бы гораздо больше, если бы эта новость пришла от Нюгуру. Она считала, что императора Сянь Фэна я украла у Нюгуру.
    Я вспоминала свою последнюю встречу с госпожой Цзинь. Ее здоровье явно ухудшалось, но она отказывалась это признавать. Несмотря на то, что все знали о камне величиной с персиковую косточку в ее кишках, она говорила, что никогда еще не чувствовала себя более здоровой и полной сил. Она щедро платила докторам, которые лгали ей и уверяли, что ее долголетию ничто не угрожает. Но тело отказывалось ей повиноваться, и на нем проступили пятна. Указав на меня пальцем, она попыталась сказать, как плохо я себя веду, и ее рука тряслась, будто она хочет меня ударить. Пытаясь унять эту дрожь, она откинулась навзничь, а потом не смогла сесть без помощи своих евнухов. Правда это не помешало ей вновь накинуться на меня с проклятиями: «Ты безграмотная невежда!» Я не совсем поняла, почему ей пришло в голову избрать именно этот эпитет. По сравнению с другими императорскими женами – за исключением, разумеется, Нюгуру – я была весьма развитой и начитанной.
    В тот раз я пришла к выводу, что безжизненного взгляда госпожи Цзинь лучше избегать. Обращаясь к ней, я пыталась смотреть поверх ее бровей: широкий морщинистый лоб напомнил мне ландшафт пустыни Гоби, виденный когда то. Под подбородком ее кожа собиралась в многочисленные складки, а потеря зубов с правой стороны перекосила лицо и сделала его похожим на испорченную дыню.
    Госпожа Цзинь очень любила магнолии. Даже во время болезни она носила платье, сплошь расшитое розовыми цветами магнолии. «Магнолия» было детское имя императрицы. С трудом верилось, что когда то она обратила на себя внимание императора Дао Гуана. До чего же пугающим может быть старение женщины! И кому дано представить, как буду выглядеть я к моменту своей смерти? В тот день госпожа Цзинь на меня накричала:
    – Зачем тебе беспокоиться о своей красоте? Лучше побеспокойся о том, чтобы тебя не обезглавили! – Эти слова она выкрикнула, задыхаясь от возмущения. – А еще лучше побеспокойся о том, о чем беспокоилась я с того самого дня, как стала супругой императора! И буду беспокоиться до дня своей смерти! – Стараясь сохранить хладнокровие, она попросила евнухов себя приподнять. Ее вытянутые вперед руки напоминали крылья стервятника, сидящего на вершине скалы.
    Мы все, ее невестки, стояли, боясь пошевельнуться. Нюгуру, Юн, Ли, Мэй, Юй и я – все терпеть не могли ее напыщенных речей и с нетерпением ждали, когда она наконец нас отпустит.
    – Вы слышали об одной далекой стране, где живут люди с выцветшими глазами и с волосами цвета соломы? – Тут леди Цзинь сузила глаза. Ландшафт на ее лбу перестал напоминать песчаные холмы и превратился в ступенчатые террасы. – Там подданные развалили империю и всю императорскую семью перерезали! Всю, включая детей!
    Видя, что ее слова нас напугали, она почувствовала себя удовлетворенной.
    – Вы, сборище невежд! – завопила она. Но тут с ее горлом что то случилось, и из него полились странные квакающие звуки: – О хо хо хва! О хо хо хва! – Я не сразу поняла, что она смеется. – Страх – это хорошо! О хо хо хва! Страх заставит вас вести себя подобающим образом! Без этого вам не достичь бессмертия! И моя задача – вселить в вас страх! О хо хо хва! О хо хо хва!
    Этот смех я слышала до сих пор. И думала о том, что сказала бы госпожа Цзинь, узнай она, что стала жертвой моего ребенка, то есть фактически проклятия своего внука. Даже хорошо, что свекровь считала меня невежественной. Узнай она про мою любовь к знаниям или побеспокойся о том, чтобы проследить источник проклятия, и меня наверняка по ее приказу немедленно бы обезглавили.
    Но, глядя теперь на нее, лежащую на «постели души», я не мучилась угрызениями совести. Кроме Нюгуру, я не питала здесь симпатии ни к кому. Вот, у всех теперь на лицах словно надеты деревянные маски. Евнухи сожгли в зале тростниковую бумагу, и теперь толпа устремилась прочь, чтобы то же самое сделать вне зала. Во дворе стояли сделанные из бумаги в натуральную величину паланкины, лошади, повозки, столы, стулья, ночные горшки, люди и животные. Бумажные люди были одеты в дорогие шелка и лен, мебель тоже задрапирована шелком. Следуя маньчжурской погребальной традиции, императрица должна была взять с собой все, что принадлежало ей при жизни. Ее собственная бумажная фигура выглядела очень реалистичной, хотя скорей представляла императрицу в молодом возрасте. На ней было платье, расшитое цветами магнолии.
    Перед началом церемонии посередине двора была поднята тридцатифутовая мачта. На вершине ее развевалась красная шелковая лента со словами «на память». Подобный ритуал я наблюдала впервые в жизни. В течение долгих веков маньчжуры населяли обширные степные пространства, где с оповещением родственников о смерти одного из членов рода возникали определенные трудности. Когда умирал маньчжур, перед палаткой его семьи ставился шест с красной лентой на вершине, чтобы все проходящие мимо пастухи или скачущие мимо всадники останавливались и оказывали умершему уважение вместо отсутствующих родственников.
    Чтобы не отступать от традиции, в Запретном городе установили три большие палатки. В одной поставили тело, в другой разместились пришедшие издалека монахи, ламы и жрецы, а третья предназначалась для приема родственников и высокопоставленных гостей. Кроме больших, были и другие палатки, поменьше, в которых принимались посетители попроще. Опорные шесты всех палаток были сделаны из бамбука и украшены шелковыми цветами магнолии. Каждой из нас, невесток, выдали по дюжине носовых платков для утирания слез. Но в моих ушах все еще звучали крики госпожи Цзинь «Невежды!» – и мне хотелось не плакать, а смеяться. Чтобы себя не выдать, я прикрывала лицо руками.
    Сквозь пальцы я увидела, как приехал принц Гун. Он был одет во все белое: платье и туфли, и вид у него был исключительно расстроенный. Поскольку женщины императора должны были избегать своих двоюродных братьев и свояков, мы все удалились в комнаты и наблюдали за происходящим из окон. Ради принца Гуна крышку гроба приоткрыли, сверкнули драгоценные камни и золотые украшения на груди у императрицы. Кроме упомянутого зеркала на длинной ручке, ей в дорогу дали также ларчик с косметикой.
    Принц Гун торжественно постоял рядом с гробом своей матери. Искренняя печаль, казалось, его состарила. Потом он упал на колени и несколько раз ударился лбом о пол. В последний раз он долго не хотел поднимать лица от земли. Когда он наконец встал, к гробу подошли евнухи и бережно разняли губы леди Цзинь, а затем вложили ей в рот большую жемчужину на красной нитке. Когда они закрыли рот, конец нитки оставался болтаться на подбородке. Жемчужина служила символом жизненной энергии и к тому же была знаком чистоты и благородства. Красную нитку оставили для принца Гуна как знак того, что он не хочет расставаться со своей матерью. Вот он взял конец этой нитки и привязал к верхней пуговице платья императрицы. Тут евнухи вручили ему пару палочек для еды с зажатым между ними влажным ватным тампоном, и принц Кун осторожно протер этим тампоном веки императрицы.
    Гости приносили между тем коробки с церемониально украшенными булочками. Этих булочек набиралось такое количество, что тарелки перед алтарями приходилось менять каждые несколько минут. Кроме того, гости приносили тысячи свитков. Из за них вся церемония очень скоро стала напоминать праздник каллиграфии. Во дворце на каждой стене висело по нескольку двустиший или изречений, и к балкам приходилось привязывать все новые и новые веревки. На кухне стряпали еду для более чем двух тысяч гостей.
    Вот принц Гун снова упал на землю, и похоронный хор взвыл с новой силой, набирая громкость и темп. Трубы тоже старались что есть мочи, и их звук становился оглушающим. Я подумала, что это конец церемонии, но не тут то было: оказалось, что только теперь произошло ее официальное открытие.
    Обряд сжигания фигур должен был произойти на седьмой день церемонии. Для этого за городом построили три бумажных дворца и две горы. Дворцы были высотой двенадцать футов каждый, и на вершине их установили по золоченой пагоде. Народу собралось столько, что, пожалуй, такого количества я не видела и на Новый год. Дворцы копировали образцы времен династии Сун. Традиционно изломанные крыши были раскрашены под ярко голубую черепицу. Со своего места я могла даже видеть внутреннее убранство дворцов: стулья, украшенные орнаментами, бумажные посеребренные палочки для еды и позолоченные винные бокалы на обеденном столе – все очень тонкой работы.
    Горы были покрыты утесами, ручьями, цветущими кустами магнолий и зеленой травой. Но более всего меня поразило, что на кустах сидели цикады, а в траве – бабочки и кузнечики. Чтобы создать весь этот бумажный мир, тысячи мастеров должны были работать много лет подряд, и в несколько минут он станет пеплом.
    Вот снова началось пение, и бумажные декорации были подожжены. Когда пламя взвилось достаточно высоко, монахи, ламы и жрецы начали бросать через головы аплодирующей толпы ритуальные булочки. Предполагалось, что они предназначаются для бездомных «голодных духов». Это был жест щедрости со стороны госпожи Цзинь.
    С начала и до конца император Сянь Фэн не присутствовал на погребальной церемонии. Он сослался на болезнь.
    Однако я то знала, что он ненавидел эту женщину, и не могла его за это укорять. Именно госпожа Цзинь стала причиной самоубийства его родной матери. Не появившись на ее похоронах, император сделал демонстративный жест.
    Гости и наложницы тоже оказались плохими плакальщиками. Они ели, пили и болтали между собой. Я даже слышала, как люди обсуждали мою беременность.
    Я так и не смогла убедить императора Сянь Фэна в том, что мои соперницы плетут против меня заговор. Я говорила Его Величеству, что в моем пруду дохнет рыба, что орхидеи в саду вянут в самый разгар цветения. Ань Дэхай обнаружил, что их корни обгрызли какие то очень редкие грызуны. Кто то специально запустил их в мой сад.
    Но жалобы только сердили моего мужа. Он считал Нюгуру ангелом милосердия и убеждал меня оставить бессмысленные страхи. Со своей стороны я считала, что с одной Нюгуру я действительно смогу справиться, но не с тремя тысячами других женщин. И если они все решат сделать мой живот своей мишенью, то может случиться всякое. Мне уже почти исполнился двадцать один год, и на своем веку я слышала о многих страшных преступлениях.
    Я умоляла императора Сянь Фэна снова переехать в Большой круглый сад и жить там до моего разрешения от бремени. Его Величество сдался. Но я знала, что должна учиться прятать свое счастье, как мышка прячет еду. В последние недели, когда меня посещали другие наложницы, я пыталась избегать разговоров о беременности. Но это удавалось с трудом, особенно когда они приносили подарки для будущего ребенка. Недавно император повысил мне жалованье, и я тратила все дополнительные средства на то, чтобы отдаривать их равноценными подарками. Мне уже опротивело изображать, как я счастлива их видеть в своем дворце.
    Для Ань Дэхая мой живот был божеством. По мере развития беременности он сосредотачивался на ней все больше и больше. С каждым днем его волнение нарастало, он радовался и боялся в одно и то же время. По утрам, вместо того чтобы приветствовать меня, он приветствовал мой живот.
    – Доброе утро, Ваше Юное Величество! – торжественно говорил он и глубоко кланялся. – Что бы вы хотели съесть на завтрак?
    Я начала изучать буддийские манускрипты и молилась о том, чтобы ребенок чувствовал себя хорошо, чтобы он радовался тому, что растет внутри меня. Еще я молилась о том, чтобы мои кошмары никак не повлияли на его рост. Если родится девочка (я заранее настраивала себя на это), то я тоже буду чувствовать себя счастливой, и разочарование не застигнет меня врасплох. По утрам я сидела в наполненной солнечным светом комнате и читала, днем занималась каллиграфией, которая считалась в буддизме хорошим средством для достижения равновесия и гармонии. И действительно мир и гармония постепенно начали ко мне возвращаться. С того момента, как Его Величество обратил внимание на меня, он посещал Нюгуру всего дважды. Первый раз – по случаю смерти госпожи Цзинь. После похорон он вызвал Нюгуру к себе на чай. Шпионы Ань Дэхая доложили, что они разговаривали только о церемонии и больше ни о чем.
    Второй раз Его Величество посетил Нюгуру по ее просьбе. Об этом посещении она сама мне рассказала. Она сделала то, что, по ее понятиям, должно было понравится Его Величеству, и попросила его разрешения пристроить к гробнице госпожи Цзинь еще одно крыло. Нюгуру рассказывала, что собирает деньги со всех, и сама от себя вложила большую сумму.
    Императора Сянь Фэна эта затея не очень воодушевила, однако он похвалил Нюгуру за преданность. Чтобы продемонстрировать свое расположение, он выпустил эдикт, в котором присваивал своей главной жене еще один титул. Теперь она называлась Добродетельная госпожа великого благочестия. Однако Нюгуру это мало утешило. Она ждала от императора совсем другого. Я точно знала, она хочет, чтобы император вернулся в ее спальню. Но в этом смысле она его не интересовала. Его Величество, нарушая все дворцовые правила, оставался у меня каждую ночь до самого рассвета. И я погрешу против истины, если скажу, что намеревалась делить императора с другими наложницами. Страдания Нюгуру были мне абсолютно понятны. В будущем мне сполна придется «походить в ее туфлях», но тогда я пыталась извлечь для себя максимальную выгоду. О завтрашнем дне я старалась думать, как о тайне, предоставляя ему самому позаботиться о себе. При слове «будущее» у меня возникала ассоциация с той войной, которую отец вел в Уху против саранчи, когда зеленые поля за одну весеннюю ночь внезапно стали безжизненными.
    На публике Нюгуру старалась держаться как ни в чем не бывало и одаривала всех лучезарными улыбками, однако слухи, идущие от ее евнухов и служанок, подтверждали, что она в отчаянии. Она все глубже погружалась в буддийскую веру и трижды в день посещала храм, где пела молитвы вместе со своим наставником.
    Император Сянь Фэн посоветовал мне «не смотреть на людей сквозь игольное ушко». Но инстинкт подсказывал мне, что к ревности Нюгуру нельзя относиться легкомысленно. В этом смысле переезд в Большой круглый сад, без сомнения, оказался нелишней мерой. На поверхности мы с Нюгуру оставались друзьями. Она тоже деятельно участвовала в приготовлениях к появлению на свет младенца, посещала императорские мастерские, где следила за пошивом детских вещей, заходила в императорские кладовые, чтобы удостовериться, что в них хранятся только свежие продукты. Последнее, что она сделала, это посетила рыбную ферму. Считалось, что рыба способствует обилию грудного молока, и Нюгуру удостоверилась, что в императорских прудах рыбы достаточно для целой армии кормилиц.
    Выбор кормилиц стал для Нюгуру предметом особого внимания. Она познакомилась со множеством беременных женщин, у которых сроки родов приблизительно совпадали с моим. После этого она предприняла поездку в Большой круглый сад, чтобы рассказать мне о результатах своей деятельности.
    – Я изучила состояние здоровья трех поколений их семей, – сообщила она мне.
    Чем больше волновалась Нюгуру, тем сильнее меня охватывал страх. Мне очень хотелось, чтобы у нее был собственный ребенок. Все живущие в Запретном городе, кроме самого императора, понимали, в какой тоске живет Нюгуру все годы своего замужества, не имея ни малейших шансов на беременность. Именно эта тоска заставляла многих бездетных женщин совершать странные поступки. Маниакальное увлечение разведением сверчков было лишь одним из таких поступков. Гораздо страшнее, когда эти женщины прыгали в колодец. Что касается Нюгуру, то я не могла сказать, чего от нее ждать.
    После того, как доктор Сан Баотянь еще раз меня осмотрел и сказал, что я выношу ребенка до полного срока. Его Величество вызвал к себе астрологов. Он как раз молился в Храме Неба о том, чтобы ребенок был мужского пола, когда пришли два астролога. После совещания с ними император отправился к Нюгуру, чтобы принести ей свои поздравления.
    – Почему ей? – безмолвно кричала я. – Разве это она мать твоего ребенка?
    Однако Нюгуру хорошо играла свою роль. Она выразила свою радость слезами. Я даже подумала: «А вдруг я ошибаюсь в отношении нее? Может быть, надо изменить мнение о ней? Может быть, Нюгуру постепенно стала настоящей буддисткой?»
    На пятом месяце моей беременности Нюгуру предложила императору Сянь Фэну снова вернуть меня во Дворец сосредоточенной красоты.
    – Госпожа Ехонала нуждается в абсолютном покое, – сказала она ему. – Ее надо оградить от всех волнений, включая и те плохие новости из провинции, которые сообщаете ей вы.
    Я заставила себя поверить, что Нюгуру печется исключительно о моем здоровье, и согласилась переехать обратно в Запретный город. Но стоило мне покинуть спальню Его Величества, как я поняла, что совершила ошибку. Правда очень скоро открылась во всей своей неприглядности, и больше в императорскую спальню мне не суждено было вернуться.
    Как будто для того, чтобы добавить еще больше хаоса в мою жизнь, главный евнух Сым сказал, что ребенка мне воспитывать не разрешат. Я буду считаться «одной из матерей принца», а вовсе не единственной.
    – Такова императорская традиция, – холодно заключил Сым.
    Всю ответственность за ежедневную заботу и воспитание моего сына возьмет на себя Нюгуру, и она же будет иметь право отнять у меня ребенка, если я откажусь ей подчиняться. И маньчжурский двор, и сам император Сянь Фэн свято верили, что благородная кровь позволяет Нюгуру стать главной матерью будущего принца. В открытую никто не попрекал меня низким происхождением, однако в то же время никто об этом при дворе ни на минуту и не забывал. И тут наступил подходящий момент напомнить мне, что я всего лишь деревенская девушка и дочь чиновника низкого ранга.

    14

    Через месяц после того, как меня удалили из спальни Его Величества, он взял себе четырех новых наложниц. Все они были китаянками по происхождению. Императорские законы не позволяли входить в спальню Его Величества неманьчжуркам, однако Нюгуру нашла способ, как эти законы обойти.
    Меня захлестнула такая горечь, что я до сих пор не могу передать ее словами. Мне казалось, что я медленно тону: воздуха в моих легких с каждой минутой становится все меньше, и смерть все ближе.
    – Его Величество просто в восторге от их крошечных ножек, – доложил Ань Дэхай. – Эти дамы – дар Его Величеству от губернатора Сучжоу.
    Я предположила, что для Нюгуру не составляло труда намекнуть губернатору, что наступил подходящий момент ублажить своего господина. Ань Дэхай также выяснил, что Нюгуру поселила новых наложниц в миниатюрной императорской резиденции Сучжоу, расположенной в нескольких милях от Большого круглого сада. Сама резиденция входила в большой комплекс императорского Летнего дворца, построенный на берегу озера и состоящий из почти трех тысяч зданий, которые занимали площадь около семисот акров.
    Но разве я поступила бы иначе, окажись я на месте Нюгуру? О чем же я теперь плачу? Разве я сама бесстыдно и тайно не отправилась когда то в дом терпимости, чтобы изучить там разные приемы ублажения мужчин?
    С тех пор как я переехала, император ни разу меня не навестил. Я так по нему тосковала, что на ум приходили мысли о шелковой веревке. Только легкие толчки в животе постоянно возвращали меня к реальности и укрепляли желание жить. Я оглядывалась на свою жизнь, пытаясь найти в ней точки опоры и сохранить самообладание. Начать с того, что император Сянь Фэн никогда мне не принадлежал. Таков порядок вещей в Запретном городе. Ирония была в том, что по традиции после смерти матери император должен был бы в течение трех месяцев соблюдать целомудрие и воздерживаться от близости с женщинами. Но он уважал только те традиции, которые его устраивали. Я просто представить себе не могла, что мой сын будет воспитан в том же духе, что и его отец. Мне необходимо было убедить Нюгуру, что мой ребенок должен оставаться при мне и для нее это не будет представлять никакой угрозы.
    Слухи о страстном увлечении Его Величества китаянками облетели Запретный город с молниеносной быстротой и достигли самых отдаленных его закоулков. Мне начали сниться ужасные сны. Мне снилось, что я сплю и кто то пытается сбросить меня с постели. Я сопротивляюсь, но моих усилий явно недостаточно, так что в конце концов меня выдворяют из комнаты. В то же время иногда я ясно видела свое собственное тело, неподвижно лежащее на кровати.
    Еще я видела во сне красные ягоды, которые дождем падали с деревьев. Я даже слышала звук их падения: поп, поп, поп. Что то подсказывало мне, что это предсказание выкидыша. В панике я посылала на улицу Ань Дэхая, чтобы тот удостоверился, что деревья на заднем дворе действительно начали сбрасывать ягоды. Он доложил, что не нашел на земле ни одной ягоды.
    Но ночь за ночью падающие звуки преследовали меня без передышки. Вдруг мне показалось, что ягоды падают на крышу и наверняка должны закатиться в щели черепицы. Чтобы меня успокоить, Ань Дэхай вместе с другими евнухами слазил на крышу, но ягод не нашел.
    От императора по прежнему не было никаких вестей до тех пор, а потом, однажды утром, он появился у меня во дворце вместе с Нюгуру. Сперва мой любимый чувствовал себя несколько стесненно, но очень быстро расслабился. По его виду трудно было сказать, скучает он по мне или нет. Я догадывалась, что скорей нет. В нем с детства воспитывали способность не испытывать сочувствия к чужим страданиям. А проводить время с одной единственной женщиной для таких, как он, вообще считалось делом неестественным Глядя на него, я пыталась представить себе, как ему с новыми женщинами. Гуляют ли они вместе, плечо к плечу, наполненные светом заходящего солнца? И возникало ли у Его Величества желание целовать цветы в их руках?
    Я знать не хотела, какие они, эти женщины. Я их ненавидела. Стоило мне вообразить, как Его Величество к ним притрагивается, как у меня начинали из глаз течь слезы.
    – Я чувствую себя хорошо, благодарю вас, – сказала я императору Сянь Фэну, пытаясь улыбнуться. Он ни за что не должен знать, что я чувствую на самом деле.
    Я даже не сказала ему, что отказалась от десятидневной поездки домой, дарованной мне в качестве награды за беременность. Я очень скучала по родным, но боялась, что при виде их не смогу скрыть своих чувств. Здоровье матери таких переживаний тоже может не выдержать. Кроме того, я томилась виной перед Ронг. Она так рассчитывала на меня в поиске поклонников для себя, а тут я разочарую ее сообщением, что перестала быть императорской фавориткой и мои возможности сильно сузились.
    Некоторое время Его Величество молчал, а когда открыл рот, то произнес что то о комарах, которые сильно его беспокоят. Он обвинял евнухов в небрежности и пожаловался на доктора Сан Баотяня, который не смог вылечить болячку у него под подбородком. Обо мне он не спросил более ничего и вел себя так, словно моего округлившегося живота просто не существовало.
    – Я тут играл со своим астрологом в игру, которая называется «Потерянные дворцы», – продолжал он непринужденно болтать. – Там очень много ловушек, которые могут ввести играющего в заблуждение. Наставник дал мне совет, чтобы я оставался там где стою, и не стремился идти дальше до тех пор, пока не наступит подходящий момент и разгадка ситуации не станет абсолютно очевидной.
    Интересно, поверит ли мне Сянь Фэн, если я ему объясню всю логику поведения Нюгуру? Скорей всего нет – пришла я к заключению. Всем в Запретном городе известно, что она ходит по саду, как пьяница, из за того, что боится наступить на муравья. Когда она случайно на него наступает, то тут же извиняется. Евнухи это видели собственными глазами. Наша покойная свекровь называла ее «самым чувствительным созданием на свете».
    Пока мы пили чай, Его Величество разговаривал с Нюгуру. Чтобы продемонстрировать свою заботу обо мне, она предложила прислать мне четырех своих служанок.
    – Исключительно чтобы выразить мое восхищение госпожой Ехонала, моей мей мей, которая собирается внести свой вклад в продление династии, – так цветисто выразилась Нюгуру, называя меня мей мей – «младшей сестрой». – И среди этих четырех самая достойная – Маленькое Облачко, – продолжала она. – Я отпущу ее с большим сожалением. Но моя главная забота сейчас – это ты. Ты надежда династии на возрождение и процветание. Ты и тот, кто в твоем чреве.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:46 am автор Lara!

    Император Сянь Фэн казался удовлетворенным. Он поблагодарил Нюгуру за ее доброту, а потом поднялся, чтобы уйти. На меня он старался не смотреть, даже во время прощания.
    – Доброго здоровья, – сухо пробормотал он едва ли не на ходу.
    Я не смогла скрыть своего разочарования. Мне все время хотелось вернуть ту теплоту, которая когда то существовала между нами. Но теплоты больше не было. Мы вели себя так, словно никогда не были близки. Мне даже захотелось, чтобы живот, так нагло приподнимающий мое платье, исчез и не напоминал больше о наших прежних отношениях.
    Я смотрела, как Его Величество удаляется вместе с Нюгуру. Мне хотелось броситься к его ногам, целовать их и умолять о возвращении любви. Но тут ко мне подошел Ань Дэхай и заговорщическим тоном сообщил, что ягоды на деревьях почти уже созрели, и совсем скоро начнут падать.
    Ночью началась буря. Ветви кипарисов раскачивались, как гигантские веера, и загораживали свет луны. Я слышала, как они ломались от порывов ветра и валились на землю. На следующее утро Ань Дэхай сообщил, что вся земля усыпана ягодами.
    – Они как кровавые пятна, – сказал он. – В саду от них шагу ступить некуда, и между черепицами на крыше их тоже полно.
    Ко мне явилась Маленькое Облачко, розовощекая пятнадцатилетняя девушка с маленькими глазками. В стремлении повиноваться желаниям главной императорской жены я выделила новой служанке хорошее жалованье, на что девушка с милой улыбкой ответила: «Спасибо!» Ань Дэхаю я приказала не спускать с нее глаз, и действительно через несколько дней она была поймана за тем, что шпионит.
    – Я ее выследил! – торжествующе объявил Ань Дэхай, притаскивая ее ко мне за шиворот. – Эта мелкая бестия заглядывала в письма Вашего Величества!
    Маленькое Облачко все обвинения отвергала. Но когда я пригрозила ее побить в случае, если она не сознается, она тут же продемонстрировала весь свой неуемный темперамент. Ее маленькие глазки засверкали, она начала вопить и обзывать Ань Дэхая бесхвостым животным. Она даже не остановилась перед тем, чтобы оскорбить меня:
    – Моя госпожа вошла в Запретный город через Ворота небесной чистоты, а ты – через черный ход!
    Я приказала Ань Дэхаю запереть служанку в какой нибудь комнате и три дня не давать ей еды.
    Но, словно наслаждаясь моим гневом, она продолжала:
    – Ты лучше подумай о том, чью собаку ты пинаешь? Что из того, что я за тобой шпионила? Ты и сама когда то читала государственные бумаги вместо того, чтобы смирно сидеть и вышивать! Ага! Ты признаешь себя виновной! Ты боишься! Я тебе даже больше скажу: теперь уже поздно думать о том, чтобы дать мне взятку, госпожа Ехонала! Я доложу своей госпоже обо всем, что здесь видела! И меня хорошо вознаградят за преданность, а ты закончишь свою жизнь в кувшине с отрубленными конечностями!
    – Плетку! – закричала я. – Бейте эту негодяйку до тех пор, пока она не закроет рот!
    Я не имела в виду, что мои слова будут поняты буквально. К сожалению, случилось то, что случилось. Ань Дэхай и другие евнухи поволокли Маленькое Облачко во Дворец наказаний и применили к ней разные средства, чтобы она замолчала, но девушка оказалась слишком упрямой.
    Через час Ань Дэхай пришел мне доложить, что Маленькое Облачко умерла.
    – Ты... – Это известие повергло меня в шок. – Послушай, я, кажется, не приказывала тебе избивать ее до смерти.
    – Да, моя госпожа, но она никак не хотела замолчать.
    В качестве главы императорского дома Нюгуру вызвала меня к себе на расправу. Я надеялась, что мне хватит сил выдержать все, и единственное, что меня беспокоило, это ребенок в моем чреве.
    Не успела я переодеться, как ко мне ворвалась группа евнухов из Дворца наказаний. Кто их прислал, они не сказали. Они арестовали всех моих служанок и евнухов и долго рыскали по всем комнатам и шкафам, переворачивая все на своем пути. Остался только Ань Дэхай, который помогал мне облачаться в парадное платье.
    – Вам надо немедленно послать меня к Его Величеству и обо всем ему доложить! – тихо убеждал он меня. – Они будут мучить вас до тех пор, пока «драконово семя» из вас не вывалится.
    Я действительно почувствовала внутри живота какие то спазмы. В страхе схватившись за живот, я велела Ань Дэхаю не медлить ни минуты. Он подхватил умывальник и выскользнул через заднюю дверь, делая вид, что идет за водой.
    Я услышала снаружи чей то голос, который торопил меня с одеванием:
    – Ее Величество императрица ждет!
    Трудно было сказать, кто это кричит: мои евнухи или те, которые теперь хозяйничали в моем дворце.
    Чтобы дать Ань Дэхаю возможность выполнить свою миссию, я тянула время, как могла. Вошли две из моих придворных дам. Одна застегнула на платье пуговицы и поправила на лице косметику, другая занялась прической. Я подошла к зеркалу и бросила на себя последний взгляд. Вид у меня был совершенно больной. Трудно сказать, из за чего больше: из за переживаний или из за утрированного макияжа. Для аудиенции я выбрала платье в черных и золотых орхидеях. Мне хотелось – если уж так случится – именно в нем покинуть землю.
    Вот я направилась к двери, и мои дамы откинули передо мной занавеску. При свете дня я увидела, что во дворе стоит главный евнух Сым в официальном розовом платье и подходящей по цвету шляпе. На мое приветствие он не ответил.
    – Что происходит, господин Сым? – спросила я.
    – Закон запрещает мне разговаривать с вами, госпожа Ехонала. – Он пытался говорить совершенно бесстрастно, однако в голосе его чувствовалось волнение. – Позвольте мне помочь вам взойти в паланкин.
    Мое горло словно сдавила невидимая рука.
    Сидя на троне, Нюгуру казалась сказочно прекрасной. Я упала перед ней на колени и согласно протоколу несколько раз ударилась головой об пол. С тех пор как мы с ней виделись последний раз, прошло всего несколько недель, а ее красота за это время, казалось, сильно расцвела На ней было золотое платье с вышитыми фениксами. На лице лежал толстый слой косметики, на нижней губе нарисована красная точка Ее огромные глаза с двойным веком казались даже ярче, чем обычно. Я затруднялась сказать, что было тому причиной: стоящие в них слезы или слишком широкий черный контур.
    – Мне самой не слишком приятно делать то, на что вы меня вынудили, – сказала она, не разрешая мне встать. – Всем известно, что я не создана для подобных дел. Но такова уж ирония судьбы. Как у женщины, несущей ответственность за императорский дом, у меня нет выбора. Я просто должна восстановить справедливость. Законы в Запретном городе существуют для всех: никто не имеет права дурно обращаться со своими слугами, а тем более лишать их жизни.
    Внезапно она опустила голову, прикусила губу и начала плакать. Очень скоро ее плач перешел в рыдания.
    – Ваше Величество, – пришел ей на помощь главный евнух Сым. – Кнуты намочены, и рабы готовы выполнить свое дело.
    Нюгуру кивнула
    – Госпожа Ехонала, прошу вас, на выход!
    Сым поклонился императрице, затем взял из рук своего помощника толстый и длинный хлыст и вышел из комнаты.
    От всех четырех стен зала отделились стражники и заключили меня в кольцо. Они подняли меня с пола и поволокли из зала. Я сопротивлялась.
    – Я ношу ребенка императора Сянь Фэна! – кричала я что есть мочи.
    В зал вернулся главный евнух Сым. Он подошел ко мне и заломил за спину руки. У меня подкосились ноги, и я упала на пол, ударившись при этом животом. Как была, на коленях, я подползла к Нюгуру и начала ее молить:
    – Ваше Величество, я очень сожалею о том, что случилось с Маленьким Облачком, здесь не было моего умысла. Если вы желаете меня наказать, то сделайте это после родов. А до этого я готова выдержать любой срок тюрьмы.
    Лицо Нюгуру скривилось в улыбке, которая меня испугала. Я поняла, что именно от нее исходил приказ лишить меня ребенка и что только такой ценой между нами может быть восстановлен мир. Я поняла, что она знает, что я не сдамся и ей придется меня принуждать, и знает, что другие наложницы ее в этом поддержат. Она хотела мне показать, что ее воля сильна и что рассчитывать на снисхождение мне не стоит.
    Мы молча смотрели друг на друга и без слов прекрасно все понимали.
    – Все по справедливости, леди Ехонала, – наконец сказала Нюгуру едва ли не мягко. – Уверяю вас, что в моем решении нет ничего личного.
    – На дыбу! – скомандовал главный евнух Сым, и стражники подхватили меня, словно курицу.
    – Ваше Величество, императрица Нюгуру! – плакала я, пытаясь освободиться. – Я ваша раба и знаю свою вину. Но я умоляю вас помиловать меня, ничтожную. Я уже начала рассказывать этому ребенку во чреве, что его настоящей матерью являетесь вы. Вы его судьба. Он пройдет через меня, но только для того, чтобы стать вашим сыном. Проявите жалость к этому ребенку, императрица Нюгуру, потому что это ваш ребенок!
    Я ударилась головой об пол. Мысль о потере ребенка казалась мне страшнее смерти.
    – Нюгуру, прошу вас, дайте ему шанс полюбить вас, моя старшая сестра! В следующей жизни я вернусь и стану всем, чем вы пожелаете! Я буду кожей на вашем барабане, вашей туалетной бумагой, червяком на вашем крючке...
    Главный евнух Сым прошептал что то в самое ухо Нюгуру. Она изменилась в лице. Должно быть, Сым сказал, что, если она прогневает предков, то будет лишена всех своих титулов и ее убьет молнией. Как и Ань Дэхай при мне, Сым боялся не просто за будущее своей госпожи, но и за свое собственное будущее.
    – Продолжать? – спросил он.
    Нюгуру кивнула.
    – Зах! – Евнух поклонился и сделал шаг назад. Он схватил меня за платье и приказал своим людям: – Веревку!
    Меня выволокли из зала. Вдруг я почувствовала, как у меня между ног заструился теплый ручеек. Я закричала и схватилась руками за живот. И тут из дальнего конца зала я услышала жуткий вопль:
    – Немедленно прекратить!
    Между мной и Сымом одним прыжком оказался император Сянь Фэн. Он был в светло желтом шелковом одеянии. Лицо его пылало от гнева, ноздри расширялись. За ним маячил запыхавшийся Ань Дэхай.
    Главный евнух Сым поприветствовал Его Величество, но не получил ответа.
    Нюгуру поднялась со своего трона:
    – Ваше Величество, благодарю вас за то, что вы освободили меня от этой пытки. – Она бросилась к ногам императора. – Я больше не могла этого выносить! Я едва могла принудить себя наказать госпожу Ехоналу, зная, что она носит вашего ребенка!
    Император Сянь Фэн минуту постоял неподвижно. Потом наклонился и протянул ей обе руки.
    – Моя императрица, – сказал он, – встаньте.
    Нюгуру не пошевелилась.
    – Я недостойная императрица, – причитала она и слезы текли у нее по щекам. – И я заслуживаю наказания. Прошу вас простить меня за то, что я недостойно выполняла свои обязанности.
    – Вы самая милостивая женщина из всех, кого я когда либо знал, – сказал император. – Орхидее очень повезло, что у нее такая сестра, как вы.
    А я между тем продолжала лежать на полу. Ань Дэхай помог мне подняться и сесть на пятки. Мне показалось, что теплый ручеек между ног струиться перестал. Сянь Фэн обернулся ко мне, и по его лицу было видно, что он считает панику Ань Дэхая преувеличением.
    Его Величество сказал Нюгуру, что ничего недостойного она не сделала. Потом он вытащил из кармана и передал ей платок.
    – Я вовсе не собираюсь загружать вас какими то обязанностями. Тем не менее вы должны понимать, что императорский дворец требует хозяйского присмотра, и такой хозяйкой здесь являетесь вы. Прошу вас, Нюгуру, вы пользуетесь моим полным доверием и милостью.
    Нюгуру встала и поклонилась императору. Потом она вернула ему платок и взяла из рук главного евнуха Сыма полотенце, которым промокнула свои щеки.
    – Надо полагать, что из за всего этого ребенок подвергался опасности, – сказала она. – Как бы я смогла взглянуть в лицо предков, если бы с ним что нибудь случилось! – Тут она снова ударилась в слезы.
    Император предложил ей прогуляться по парку, чтобы она немного успокоилась. Я едва могла смотреть на то, как он оказывает ей знаки внимания. Но еще хуже стало ночью, когда я представила себе, как он лежит с ней в постели. Я мысленно рисовала себе картины своего будущего, и это будущее казалось мне страшнее любых кошмаров.
    Я жила в мире, где преступления являлись делом ординарным и каждодневным. И, кажется, начала понимать, почему большинство наложниц просто одержимы религией. Потому что у них был только один выбор: либо религия, либо полное сумасшествие.
    Я переживала худшую зиму в своей жизни. К середине февраля 1856 года мой живот стал размером с арбуз. Однажды, не слушаясь совета Ань Дэхая, я решила выйти в промерзший сад. Я по нему очень соскучилась и к тому же хотела подышать свежим воздухом. Вид заснеженных беседок и пагод принес мне приятное чувство надежды. До рождения ребенка осталось меньше половины срока.
    Ань Дэхай вынес большой мешок с прошлогодними цветочными луковицами и сказал:
    – Посадите свои пожелания ребенку, моя госпожа.
    Я попыталась копнуть землю, но она оказалась слишком твердой. На то, чтобы посадить все луковицы, у нас ушел целый день. Я работала и думала о крестьянах в деревнях, которые должны были ковырять промерзшую землю, чтобы прокормить семью.
    – Если ты родишься мальчиком, – сказала я, кладя руку на живот, – и если ты станешь когда нибудь китайским императором, то я желаю тебе быть милосердным к своему народу.

    – Агу! – Сюсюканья Ань Дэхая прервали мои грезы, в которых мой сад снова был по весеннему весь в цвету. Несмотря на усталость, я чувствовала настоящий восторг, у меня родился ребенок! Раньше императора ко мне прибыли Нюгуру и все остальные императорские наложницы.
    – Где же наш новорожденный сын? – спрашивали они.
    Все поздравляли Нюгуру. Она взяла из моих рук ребенка и гордо показывала его другим. И тут все страхи вернулись ко мне снова. Я подумала: «Они не смогли убить моего сына во чреве, но, может быть, они постараются убить его в колыбели? Или начнут его баловать и развращать и непоправимо испортят его характер?»
    Я была уверена только в одном: они ни на минуту не оставили мыслей расправиться когда нибудь со мной.
    Император Сянь Фэн между тем наградил меня новым титулом – Благоприятная мать. В адрес моей семьи поступали все новые и новые подарки и денежные премии. Тем не менее ни матери, ни сестре не разрешалось меня навестить. Его Величество также не появлялся в моем дворце. Считалось, что я «нечиста» и из за этого могу накликать на Его Величество какую нибудь болезнь.
    Меня кормили по десять раз в день, но я не чувствовала аппетита, и почти вся еда оставалась нетронутой. Почти все дни и ночи напролет я дремала, и в этих дремотных состояниях, как правило, разоблачала людей, которые приходили и под маской доброжелательности старались причинить моему ребенку вред.
    Несколько дней спустя император все же нанес мне визит. Выглядел он неважно. В своей роскошной одежде он казался похудевшим и еще более хрупким, чем прежде. Его беспокоили размеры ребенка. Почему он такой маленький и почему все время спит?
    – Кто знает? – огрызнулась я. Ну почему Сын Неба столь наивен?
    – Вчера я ходил в парк, – сказал Его Величество, передавая ребенка служанке. Он сел рядом со мной, но в глаза старался не смотреть. – И увидел мертвое дерево. На его верхушке, – шепотом продолжал он, – росли человеческие волосы, очень длинные. Они спускались сверху, как черный водопад.
    Я глядела прямо на него.
    – Как ты думаешь, Орхидея, это хороший знак или плохой?
    Но не успела я ответить, как он снова заговорил.
    – Именно поэтому я к тебе и пришел, Орхидея. Если на территории твоего дворца есть засохшее дерево, то его надо немедленно уничтожить. Ты мне обещаешь?
    Мы с Его Величеством некоторое время бродили по парку в поисках засохших деревьев. Но таковых не нашлось. Потом мы вместе наблюдали закат. Я была так счастлива, что начала плакать. Его Величество сказал, что обратился за разъяснением к садовнику, и тот уверил его, что волосы на мертвых деревьях – это редкий вид лишайника.
    Мне не хотелось слушать разговоры про мертвые деревья, и поэтому я спросила, как проходят императорские аудиенции. Его Величество не был склонен об этом говорить, и некоторое время мы молча побродили по парку. На прощание он покачал ребенка. Это был счастливейший момент в моей жизни. На ночь император Сянь Фэн не остался, а я не посмела его об этом попросить.
    Я говорила себе, что должна быть счастлива хотя бы потому, что благополучно родила. Я ведь могла умереть под кнутом главного евнуха Сыма или по тысяче других причин. Кроме того, я вновь завоевала внимание Его Величества, а остальные наложницы вновь проиграли.
    На следующий день Сянь Фэн снова ко мне пришел. Понянчив ребенка, он ненадолго задержался. Я решила взять за правило не задавать ему никаких вопросов. С тех пор он начал приходить ко мне регулярно, обычно днем. Постепенно мы снова начали вести беседы. Мы говорили о ребенке, он описывал происшествия при дворе. Жаловался на то, как долго принимаются решения и как беспомощны его министры.
    В основном я просто слушала его. По всей видимости, такие беседы нравились Его Величеству, потому что он начал приходить ко мне пораньше. В интимные отношения мы не вступали, однако это была взаимная близость.
    Я старалась довольствоваться тем, что имею. Но все равно какая то часть меня хотела большего. Когда Его Величество вечером уходил, я чувствовала себя несчастной, и мне казалось, что китаянки имеют в своем арсенале гораздо более сильные средства, чем мой «танец с веером». Я старалась понять, почему утратила для него привлекательность. Может быть, все дело в том, что после родов формы моего тела изменились? Или причина в покрасневших глазах? Или в наполненной молоком груди? Почему он избегал моей постели?
    Ань Дэхай пытался убедить меня в том, что отсутствие интереса Его Величества не имеет ко мне никакого отношения.
    – У него нет привычки возвращаться к женщинам, с которыми он когда то спал, – говорил мой евнух. – И тут совершенно неважно, насколько красивы эти женщины или насколько они удовлетворяли Его Величество в постели.
    Обнадеживающей новостью я считала для себя только одну: что никаких слухов о чьей либо новой беременности по Запретному городу не циркулировало.
    Из писем принца Гуна я узнала, что император Сянь Фэн избегает аудиенций с тех пор, как подписал новый договор с иноземцами, в котором признавал поражение Китая. Опозоренный и раздавленный, Его Величество проводил дни в императорских садах, а по ночам пытался отвлечься с помощью телесных наслаждений.
    При его слабом здоровье он безостановочно предавался утехам. Ань Дэхай разведал все подробности от своего нового знакомого, гардеробного слуги Его Величества по имени Чжоу Ти, который оказался земляком Ань Дэхая.
    – Его Величество почти все время пьет и не может доказать свою мужскую состоятельность, – рассказывал он мне. – Ему нравится смотреть, как его женщины ласкают друг друга во время танцев. Эти танцы длятся всю ночь, даже когда Его Величество спит.
    Я вспомнила последнее посещение Сянь Фэна. Он все время говорил о своей несчастной судьбе и никак не мог остановиться.
    – Нет никакого сомнения в том, что предки, когда я с ними встречусь, растерзают меня на десять тысяч кусков. – Он нервно засмеялся и закашлялся. В груди его при этом что то зашумело и захрипело, как в пустом ящике. – Доктор Сан Баотянь прописал мне опиум. Впрочем, я не боюсь смерти и не имею ничего против того, чтобы умереть, потому что считаю, что смерть освободит меня от страданий.
    Постепенно для всех в правительстве стало ясно, что здоровье Его Величества снова ухудшается. Об этом красноречиво говорило его бледное лицо и пустые глаза. С тех пор, как он вернулся в Запретный город, министрам было предписано докладывать ему о состоянии государственных дел в спальне.
    У меня сердце разрывалось, глядя на то, как его покидает последняя надежда. Перед уходом он сказал:
    – Я очень сожалею. – Он грустно посмотрел сперва на колыбель сына, а потом на меня. – Меня ничего больше не интересует.
    Я смотрела, как мой муж облачается в свое драконье платье: у него не было даже сил натянуть рукава! Чтобы обуться, ему потребовалось сделать три глубоких вдоха.
    «Мне необходимо, пока еще не поздно, обратиться к нему с просьбой, чтобы он даровал мне право самой воспитывать нашего сына!» Эта мысль пришла мне на ум, когда я смотрела, как Ею Величество усаживается в паланкин. Я уже и раньше намекала ему об этом своем желании, но никакого ответа не получила. Если слушать Ань Дэхая, то император никогда не оскорбит Нюгуру тем, что отнимет у нее право называться первой матерью.
    Мой ребенок, который родился в мае 1856 года, получил официальное имя Тун Чжи. Первое слово означало «совместность», второе – «правление». Значит, его имя означало «совместное правление». Будь я суеверной, то сразу бы увидела в этом имени предзнаменование судьбы.
    Празднования начались на следующий день после его рождения и продолжались почти месяц. На это время весь Запретный город был превращен в праздничную площадку. Со всех деревьев свешивались красные фонарики, все были одеты в красное и зеленое. Во дворец пригласили пять оперных трупп, и представления длились день и ночь. Пьянство среди мужчин и женщин всех возрастов было повальным. Самый распространенный вопрос, который звучал в это время в Запретном городе: «Где здесь туалет?».
    К сожалению, несмотря на всеобщее веселье, плохие новости продолжали поступать. Сколько бы мы ни увешивали себя символами удачи и победы, варвары неуклонно продолжали наносить нам поражение за поражением за столом переговоров. Для ведения этих переговоров были откомандированы министр Чжи Цзинь и государственный секретарь Кью Лянь, тесть принца Гуна. Они вернулись с новым унизительным договором: тринадцать стран, включая Англию, Францию, Японию и Россию, составили против Китая альянс и настаивали на том, чтобы мы открыли им новые порты для свободной торговли опиумом и другими товарами.
    Я послала нарочного к принцу Гуну, приглашая его посмотреть на своего новорожденного племянника, однако втайне я надеялась на то, что он сможет убедить Сянь Фэна вновь вернуться к государственным делам.
    Принц Гун явился немедленно, но казался очень взволнованным и рассеянным. Я предложила ему свежие фрукты и изысканный чай из Ханчжоу. Он выхлебал чай в несколько глотков, словно это была простая вода. Мне показалось, что я выбрала для визита не самое благоприятное время. Но стоило принцу Гуну увидеть Тун Чжи, как он вытащил из кармана маленькую вещицу: ребенок заулыбался, и дядюшка моментально растаял. Возможно, тут бы и началась наша беседа, но пришел посыльный с какими то документами на подпись принцу, и он на некоторое время забыл о ребенке.
    Я потягивала чай и качала колыбель. Мне показалось, что после ухода посыльного принц Гун как то сразу сник. Я спросила, что его так печалит, уж не новый ли договор. Он улыбнулся и ответил утвердительно.
    – Мне кажется, что мне не двадцать три года, как на самом деле, а гораздо больше, – признался он.
    Я попросила его рассказать подробнее об этом договоре.
    – Неужели он так ужасен, как об этом говорят?
    – Даже еще хуже, – был ответ.
    –У меня есть по этому поводу кое какие мысли, – рискнула признаться я. – Я ведь уже помогала Его Величеству в разборе государственных бумаг.
    Принц Гун внимательно на меня посмотрел.
    – Кажется, это вас удивляет? – спросила я.
    – Не очень, – ответил он. – Мне бы только хотелось, чтобы Его Величество тоже проявлял интерес
    – А почему бы вам снова с ним не поговорить?
    – У него уши заткнуты ватой, – вздохнул принц. – Я не могу его расшевелить.
    – Я могла бы оказать влияние на Его величество, если бы вы немного глубже меня проинформировали, – сказала я. – В конце концов, ради будущего Тун Чжи мне надо об этом знать.
    Мои слова показались принцу Гуну не лишенными смысла, и он начал говорить. Я с ужасом узнала, что по договору иностранцам разрешается иметь в Пекине открытые консульства.
    – Каждая страна выберет себе место, какое ей понравится, и скорей всего недалеко от Запретного города, – рассказывал принц. – Иностранным торговым кораблям разрешается свободно плавать вдоль китайских берегов, а миссионерам мы должны оказывать государственное покровительство.
    Тун Чжи заплакал на моих руках. Скорей всего пришла пора сменить ему пеленку. Я слегка покачала его, и он успокоился.
    – Кроме того, мы должны согласиться нанимать иностранных специалистов, они будут оценивать наши обычаи и внедрять в нашу жизнь новые. Но самое худшее... – тут принц Гун сделал паузу, – нам не оставляют другого выбора, кроме как легализовать опиум.
    – Его Величество никогда на это не согласится! – воскликнула я, воображая, как принц Гун приходит к брату за подписью.
    – Хорошо бы, если бы от него хоть что нибудь зависело. Реальность такова, что за спиной иностранных торговцев стоят вооруженные силы могущественных стран.
    Мы сидели и молча смотрели в окно. Тун Чжи снова заплакал. Какой у него слабенький и тихий голосок! Словно у котенка. Пришла служанка и взяла его у меня из рук. Позже я снова укачала сына.
    Я думала о здоровье Сянь Фэна и о том, что, возможно, моему ребенку придется расти без отца.
    – И вот теперь мы должны молча наблюдать, как пятитысячелетняя китайская цивилизация приходит к концу, – задумчиво произнес принц Гун, поднимаясь с места
    – Некоторое время мы не виделись с Его Величеством. Вы встречались с ним в последнее время?
    – Он не хочет меня принимать. А когда такое происходит, он называет меня и моих министров компанией идиотов. И угрожает обезглавить Чжи Цзиня и моего тестя. Он подозревает их в предательстве. Перед тем, как отправиться на переговоры, оба достойных мужа совершили в своей семье все прощальные церемонии. Они сами считают свою казнь абсолютно реальной, потому что не надеются на успех переговоров. В наших семьях все пьют рисовое вино и молятся за них. Моя жена просто в отчаянии. Она обвиняет меня в том, что я втянул ее отца в безнадежное дело. И обещает повеситься, если что нибудь с ним случится.
    – А что будет, если Сянь Фэн откажется подписывать договор?
    – У Его Величества нет выбора. Иностранные войска уже стоят в Тяньцзине. И Пекин скоро станет их главной мишенью. Они приставили нож к нашей груди. – Глядя на Тун Чжи, принц Гун сказал: – Боюсь, что мне пора возвращаться к делам.
    Я смотрела на его удаляющуюся спину и радовалась тому, что у маленького Тун Чжи такой замечательный дядя.

    15

    Всего через несколько недель после дня своего рождения Тун Чжи должен был участвовать в своей первой церемонии. Она называлась «Три ванны». Согласно наставлениям предков, эта церемония должна была упрочить место моего сына во вселенной. Вечером накануне ритуала весь мой дворец был заново вычищен и разукрашен, все его балки и карнизы задрапированы красным и зеленым шелком. К девяти часам утра все было готово. Перед дверями и в коридорах висели красные светильники в форме тыкв.
    Особую приподнятость у меня вызывало то обстоятельство, что на церемонию получили приглашение моя мать, сестра и брат. В этот день они должны были впервые в жизни переступить границу Запретного города. Я воображала, как обрадуется мать, когда возьмет на руки своего внука Мне очень хотелось, чтобы она при этом улыбалась. Кроме того, я пыталась представить, как поведет себя Ронг, когда я скажу ей, что присмотрела ей в качестве мужа одного молодого человека.
    Гуй Сяну недавно даровали титул нашего отца. Теперь перед ним открывались в жизни две перспективы: либо оставаться в Пекине и спокойно проживать свое ежегодное содержание, либо идти по стопам отца и прокладывать свой путь при императорском дворе, в смысле делать чиновничью карьеру. Гуй Сян выбрал первое, что меня ничуть не удивило, потому что ему никогда не хватало отцовской энергии. Тем не менее в его решении была и хорошая сторона: он все время будет находиться при матери, что для нее совсем неплохо.
    Когда солнце уже достаточно прогрело воздух, а запахи цветов стали сильнее, начали прибывать гости. Среди них, между прочим, были и старшие наложницы дедушки виновника торжества, императора Дао Гуана. Я прекрасно помнила этих старых кровожадных ворон из Дворца доброжелательного спокойствия.
    – Не стоит себя настраивать против них, моя госпожа, – сказал Ань Дэхай. – Надо воспринимать их присутствие как большую честь. Они очень редко осмеливаются появиться на публике, потому что буддистам предписано наслаждаться уединением.
    Эти дамы приезжали группами. Они были в неопрятных, поношенных одеждах из хлопка. Свои подарки они упаковали не в красные коробочки, а в желтые, причем упаковка была сделана из засохших листьев. Вскоре я поняла, что содержимое всех этих коробочек одинаковое: маленькие фигурки сидящего Будды из дерева или нефрита.
    Я стояла у дверей и приветствовала гостей, одетая в чудесное персиковое платье. Рядом мои придворные дамы держали на руках Тун Чжи, туго запеленутого в золотые пеленки. Он только что проснулся и был в хорошем настроении. На всех подходящих к нему гостей он смотрел глазами мудреца. Когда солнце поднялось над крышами, стали приезжать родственники, живущие за пределами Запретного города, и среди них принц Гун и принцы Чунь и Цзэ со своими женами и детьми.
    Император Сянь Фэн и Нюгуру появились в полдень. Красочно одетые евнухи на полмили выстроились в два ряда на пути Их Величеств. Вслед за императорской четой появились их троны: драконий трон Сянь Фэна и фениксовый трон Нюгуру.
    Император приходил ко мне во дворец накануне вечером и принес для Тун Чжи подарок: свой собственный ремень, сплетенный из конского волоса и белых шелковых лент. Он благодарил меня за то, что я подарила ему сына.
    Я собрала все свое мужество и сказала, что чувствую себя очень одинокой. Пусть у меня есть Тун Чжи, все равно я не могу избавиться от чувства беспокойства и потерянности. Я умоляла императора провести со мной ночь.
    – Сянь Фэн, мы не спали вместе так давно! – сказала я.
    Он понимающе покивал головой, однако на ночь не остался. Последние несколько месяцев он занимался тем, что заселял покои Летнего дворца красавицами со всей страны. Мне же он ответил:
    – Видишь ли, я не совсем здоров. Доктор посоветовал мне спать в одиночестве, чтобы не допустить истечения жизненной энергии.
    С некоторых пор я начала понимать Нюгуру, и Юн, и Ли, и Мэй, и Юй, а также всех тех, кого Сын Неба вообще не помнил и никогда не награждал своим присутствием
    – Я подписал эдикт, дарующий тебе новый титул, – сказал император на прощание. – О нем ты узнаешь завтра, и надеюсь, что тебе он понравится. С завтрашнего дня ты будешь иметь тот же самый ранг и титул, что и Нюгуру.
    Церемония «Три ванны» началась. Нюгуру дала присутствующим наложницам разрешение сесть. Все они были разряжены так, словно собрались в оперу, постоянно оглядывались по сторонам и все критиковали. Нюгуру обратилась также и ко мне:
    – Прошу вас, сядьте, моя младшая сестра – Взгляд ее уже не был столь враждебным, хотя жесткие линии макияжа все же показались мне пугающими.
    Я заняла кресло рядом с ней. Все вокруг будто нюхом почувствовали, что Нюгуру собирается говорить, придвинулись поближе к трону и вытянули шеи, демонстрируя тем самым свою готовность слушать.
    – Горе мне как женщине, – заговорила Нюгуру, обращаясь к присутствующим – Я виновата перед Его Величеством и чувствую себя несчастной оттого, что не смогла зачать ему ребенка. Тун Чжи – это возможность доказать Его Величеству мою преданность. Я почувствовала себя матерью этого ребенка еще в то время, когда живот госпожи Ехонала начал полнеть. – Она улыбнулась своим собственным словам. – И нынче своего сыночка я просто обожаю.
    В ее голосе не слышалось ни малейших признаков издевки. Мне так хотелось поверить в ее искренность! Если она чувствует к Тун Чжи только любовь, то я с радостью соглашусь разделить с ней радости материнства. Но инстинкт подсказывал мне другое, я чувствовала, что доверять этой женщине ни в коем случае нельзя.
    – Разделите со мной мое счастье! – провозгласила между тем Нюгуру. – Встречайте моего небесного мальчика, Тун Чжи!
    Наложницы с густо набеленными лицами, в тяжелых и замысловатых головных уборах, изо всех сил старались показать свой энтузиазм. Они упали на колени и пожелали Нюгуру и мне «десять тысяч лет жизни». Но когда они столпились возле колыбели, мне стало не по себе. Они целовали Тун Чжи в щеки, и их накрашенные рты казались мне пастями волчиц, которые собрались, чтобы разодрать в клочья маленького зайчонка.
    Когда к колыбели подошла госпожа Юн, я почувствовала странный травяной запах. Она была в бледно желтом шелковом платье, расшитом белыми хризантемами. В ушах ее висели большие, как каштаны, серьги. Когда она улыбалась, на ее щеках появлялись ямочки.
    – Хорошо ли ребенок спит по ночам? – спросила она.
    Мы с Нюгуру обменялись взглядами.
    – Пожалуй, я бы предпочла несколько слов с пожеланиями счастья, – обратилась к ней Нюгуру.
    – Вы заметили, что сливовые деревья уже в полном цвету? – продолжала госпожа Юн, словно не расслышав слов императрицы. – А вот в моем дворце сегодня утром случилась престранная вещь.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:47 am автор Lara!

    – Какая же? Какая? – начали спрашивать другие дамы, словно гусыни, вытягивая к ней шеи.
    – В углу моей спальни... – Тут госпожа Юн понизила голос почти до шепота. – Я обнаружила огромный гриб. С человеческую голову!
    Видя замешательство публики, госпожа Юн удовлетворенно усмехнулась.
    – Но в скором времени случатся еще более странные вещи! Мой астролог прочитал в висящей на дереве паутине знак смерти! Разумеется, я и сама многое могу прочитать. Император Сянь Фэн говорил мне множество раз, что когда он спит, то превращается в лоскут, который южный ветер уносит прямо на небо. Его Величество считает, что прощальные церемонии ему не нужны. Он уже принял решение о том, что все мы должны в скором времени овдоветь.
    Нюгуру на своем троне напряженно выпрямила спину. Некоторое время похлопав ресницами, она решила не обращать внимания на слова госпожи Юн. Она взяла в руки чайную чашку и сделала из нее глоток.
    Все остальные дамы дружно последовали ее примеру и как то преувеличенно вдруг заинтересовались своим чаем.
    Мне показалось, что госпожа Юн сошла с ума, и дальнейшие наблюдения это подтвердили. Она начала петь песню «Пыль на ветру», в словах которой звучала глубокая тоска.

    Ты спросишь, когда я приду.
    Увы, не сейчас, не сейчас..
    Мы встретились ночью, когда шел дождь.
    Но задуем ли мы снова когда нибудь свечи?
    И вспомним ли когда нибудь
    счастливые часы этой дождливой ночи?

    К счастью, тут к Воротам небесной чистоты прибыл паланкин моей матери. Увидев ее, я ударилась в слезы. Как она постарела! Как беспомощно опирается на руки Ронг и Гуй Сяна! Не успела я договорить слова церемониального приветствия, как она перебила:
    – Поздравляю тебя, Орхидея. Я уж и не думала дожить до такого дня, когда увижу своего внука!
    – Наступил радостный момент! – громко провозгласил главный евнух Сым. – Музыка и фейерверки!
    В сопровождении евнухов, специально обученных ритуалу, я двинулась сквозь толпу, предварительно испросив разрешения у Его Величества, чтобы моя мать находилась рядом со мной. Император такое разрешение дал. Мои родные были так счастливы, что плакали навзрыд. Мать склонилась над колыбелью своего внука и впервые заглянула в его лицо.
    – Теперь я готова отойти к предкам и спокойно встретиться с твоим отцом, – сказала она.
    Когда мы расселись, Ронг и Гуй Сян рассказали мне, что показывали мать лучшим докторам в Пекине, ее здоровье оставляло желать лучшего. Я взяла мать за руку. По обычаю, моя семья не имела права оставаться в Запретном городе на ночь, и после окончания церемонии все они должны были покинуть священную территорию. Нюгуру пригласила меня участвовать в торжественной встрече членов государственного совета, но я отказалась от этой чести, потому что меня не покидала мысль, что, возможно, свою мать я больше не увижу никогда.
    – Не думай об этом как о трагедии, Орхидея, – говорила мать, пытаясь меня успокоить. – Смерть для меня – это настоящее облегчение, если учесть те боли, которые я постоянно испытываю.
    Я положила голову ей на плечо, не находя слов, чтобы ответить.
    – Постарайся не портить торжественный момент, Орхидея, – улыбалась мать.
    Я постаралась принять веселый вид. Мне казалось нереальным, что столько народу собралось здесь ради моего сына. Гуй Сян смешался с толпой, и его смех слышался то тут, то там. Я поняла, что рисовое вино начинает действовать. Что касается Ронг, то за то время, пока мы с ней не виделись, она очень похорошела, хотя и несколько похудела.
    – Будущее Ронг еще не устроено, вот что меня беспокоит, – со вздохом сказала мать. – Ей не так посчастливилось, как тебе. Ни одного достойного предложения. А ведь ей уже двадцать один год.
    – Я кое кого имею на примете для Ронг, – сказала я.
    – Да что ты говоришь? Поскорее скажи мне его имя, а то мне не терпится.
    – Это принц Чунь, седьмой брат императора Сянь Фэна, который недавно овдовел.
    Мать была потрясена
    – Тем не менее, – предупредила я, – «вдоветь» по здешним понятиям не значит не иметь других жен или наложниц. Это всего лишь значит, что должность главной жены оказалась вакантной.
    – Понимаю, – согласно покивала головой мать. – Но все равно принц Чунь будет для Ронг блестящей партией. В доме принца она будет занимать то же самое место, что Нюгуру в императорском доме, так ведь?
    – Все правильно, мама, – ответила я. – Но это случится, только если она сможет ему приглянуться.
    – О чем еще может просить такая семья, как наша? Для своих детей я всегда хотела только одного – чтобы они не знали голода. Мой брак с твоим отцом был устроен по семейной договоренности. Перед свадьбой мы с ним даже ни разу не виделись. Но тем не менее все у нас обернулось совсем неплохо, не правда ли?
    – Более чем неплохо, мама
    Мы крепко взялись за руки и некоторое время помолчали. Потом мать сказала:
    – Я думаю, что если этот брак с принцем Чунем сладится, то вы с Ронг станете еще ближе друг другу. Мое последнее желание на земле – чтобы вы заботились друг о друге. Кроме того, для безопасности Тун Чжи еще один глаз при дворе может стать совсем не лишним
    Мудрость матери меня очень растрогала.
    –А теперь иди к сестре, Орхидея, – продолжала мать, – и дай мне хоть немного побыть со своим внучком.
    Я отыскала Ронг и увела ее в сад. Мы сели в одной из каменных беседок, и я раскрыла перед ней свои намерения, а также упомянула о согласии матери. Ронг обрадовалась, услышав, что я своих обещаний не забыла.
    – А я понравлюсь принцу Чуню? – спрашивала она – А что нужно делать, чтобы подготовить себя к свадьбе?
    – Сперва надо удостовериться, что он тебя заметил. Но главный мой вопрос к тебе, причем решающий, другой: сможешь ли ты перенести все те испытания и трудности, которые перенесла я?
    – Испытания? Какие испытания? Ты, наверное, шутишь?
    Реакция сестры меня сильно обеспокоила. Ронг даже не понимала, о чем идет речь.
    – Ронг, моя жизнь вовсе не такая, как кажется на посторонний взгляд. И ты должна это знать заранее. Я не хочу, чтобы потом ты обвиняла меня в своих разочарованиях. Я не хочу быть причиной трагедии.
    Ронг вспыхнула
    – Но, Орхидея, я хочу всего лишь получить в жизни такой же шанс, как и ты! Я хочу, чтобы мне завидовали все женщины в Китае! – Она улыбалась ясной улыбкой.
    – Прошу тебя, Ронг, ответь на мой вопрос. Сможешь ли ты уступить своего мужа другим женщинам?
    Ронг подумала, прежде чем ответить:
    – Если так устроено в жизни и продолжается в течение многих веков, то я не понимаю, почему для меня тут могут быть исключения?
    Я тяжело вздохнула, но решила сделать еще одно предупреждение.
    – Когда ты полюбишь мужчину, то сама внутренне изменишься. Я говорю тебе это, опираясь на собственный опыт. Так вот, боль от разлуки бывает непереносимой. Тебе покажется, что твое сердце жарят на медленном огне.
    – В таком случае лучше вообще не влюбляться.
    – Но бывают случаи, когда ситуация тебе не подвластна.
    – С чего бы это?
    – Да с того самого, что любить – это то же, что жить. По крайней мере, так у меня.
    – Что же мне тогда делать, Орхидея? – с ужасом спросила Ронг.
    Мне стало так грустно, что я даже не знала, что ей ответить. Ронг приложилась щекой к моему лицу.
    – Ты, наверное, влюбилась в императора Сянь Фэна? – спросила она.
    – Да... с моей стороны это было очень... глупо.
    – Я запомню твой урок, Орхидея. Это, наверное, очень трудно. Но я только и делаю, что завидую своей старшей сестре, порядочного мужчины в моей жизни пока так и не появилось. Я даже начинаю считать себя дурнушкой.
    – Но это же полная чушь, Ронг! Как ты можешь быть дурнушкой, когда твоя сестра – супруга Его Величества китайского императора, можно сказать – лицо государства?
    Ронг заулыбалась.
    – И к тому же с каждым годом ты становишься все красивее. – Я обняла ее за плечи. – Я хочу, чтобы ты ни минуты не сомневалась в своей красоте.
    – А что значит «минута»?
    – Это маленький кусочек времени, отмеряемый часами.
    – А что такое «часы»?
    – Ну, я тебе покажу, Ронг. Часы – это императорские игрушки. Они показывают время. Все часы спрятаны в металлические коробки, как улитки в свой домик. А внутри каждой коробки есть тикающее сердечко.
    – Так они живые существа?
    – Ну, не совсем живые. Их делают люди, живущие в дальних странах. Когда ты выйдешь замуж за принца Чуня, то у тебя их будет множество.
    Я взялась за свою пудреницу.
    – Послушай, Ронг, – сказала я. – В качестве сестры любимой наложницы императора Сянь Фэна ты должна знать, что мужчины просто умирают от желания тобой овладеть. Просто им не хватает мужества, чтобы подойти к тебе и это сказать. Я поговорю с Его Величеством о твоем браке. Если он даст согласие, то все остальное уже будет решаться просто.
    К тому времени, когда мы с Ронг вернулись к гостям, музыка и фейерверки уже стихли. Главный евнух Сым провозгласил, что первая часть церемонии закончена и начинается вторая часть – купание в золотой ванне. После его объявления четыре евнуха вынесли во двор сделанную из золота ванну. Они поместили ее на самом видном месте под цветущей магнолией и наполнили водой. Вокруг ванны они расставили угольные жаровни.
    Рядом с ванной несколько служанок встали на колени, а две няни принесли моего сына. Они раздели его и положили в ванну. Ребенок начал кричать, но на его крики никто не обращал внимания. Служанки держали его за ручки и ножки, словно приготовленного к жарке кролика, причем все находили это зрелище очень забавным. Что касается меня, то от криков моего сына мне становилось не по себе. Я понимала, что должна выдержать это испытание, но сдерживала себя с трудом. Такова цена, которую надо было заплатить за упрочение положения Тун Чжи при дворе. Каждая подобная церемония приблизит его к статусу законного наследника престола.
    Тун Чжи принимал свою первую ванну под присмотром тысяч пар глаз. При этом он капризничал все сильнее и сильнее.
    – Смотри, у него под мышкой темное пятно! – воскликнула Нюгуру, в волнении вскакивая с трона и подбегая ко мне. Во время моего отсутствия она успела переодеться в другое парадное платье. – А вдруг это несчастливый знак?
    – Это всего лишь родинка, – ответила я. – Я уже консультировалась с доктором Сан Баотянем, и он заверил меня, что беспокоиться не о чем.
    – Я не верю Сан Баотяню! – твердо сказала Нюгуру. – Я никогда не видела таких больших и темных родинок. Лучше я проконсультируюсь со своим астрологом. – Тут она повернулась к служанкам возле ванны: – Не надо успокаивать Тун Чжи, пусть он кричит как можно громче! Согласно заветам предков, он и должен чувствовать себя не очень хорошо, потому что такова церемония. Предполагается, что чем громче кричит ребенок, тем сильнее и здоровее он вырастет.
    Мне хотелось наброситься на Нюгуру с кулаками, но я себя сдержала и отошла в сторону.
    Поднялся ветер. С деревьев начали падать розовые лепестки, из которых несколько угодили прямо в ванну. В надежде отвлечь Тун Чжи, служанки показывали ему эти лепестки и пускали их, как кораблики. Вся картина купания под цветущей магнолией могла бы показаться очень милой, если бы не истерика главного действующего лица. Я понятия не имела, сколько времени ему еще предстоит просидеть в воде. Я смотрела на солнце и молилась о том, чтобы оно не заходило как можно дольше.
    – Одежду! – манерно провозгласил главный евнух Сым.
    Служанки быстро вытащили из воды, вытерли и одели моего сына, который был настолько измучен, что заснул прямо у них на руках. Вид у него был, как у тряпичной куклы. Тем не менее церемония на этом не закончилась. Из ванны вылили всю воду, и Тун Чжи снова поместили туда. Вокруг ванны расселись несколько лам в одеяниях солнечного цвета и начали распевать молитвы.
    – Подарки! – провозгласил главный евнух Сым.
    Вслед за императором гости выстроились в очередь, чтобы поднести ребенку свои дары. Каждая коробка с дарами открывалась, и Сым перечислял ее содержимое вслух.
    – От Его Величества четыре золотых слитка и два серебряных! – при этом евнух развернул упаковку и показал всем присутствующим резной ларец, покрытый красным лаком
    – От Ее Величества императрицы Нюгуру восемь золотых монет и два серебряных слитка, а также восемь жуи с добрыми пожеланиями, четыре теплых хлопчатобумажных одеяла, четыре комплекта хлопчатобумажного постельного белья, четыре пары теплых детских штанишек, четыре пары носков и две подушки!
    Остальные гости приносили подарки согласно своему рангу и титулу. При этом предполагалось, что никто не должен превзойти в щедрости главную пару империи. Все подарки отличались удивительным однообразием и различались только по количеству и качеству. Было ясно, что употребить такое количество вещей просто невозможно, и поэтому евнухи тут же упаковывали их обратно в свертки и отсылали в императорские кладовые, где они должны были храниться в качестве собственности Тун Чжи.
    На следующее утро я встала пораньше, чтобы хоть немного времени побыть со своим сыном. Ритуал «Три ванны» продолжался, и Тун Чжи снова должен был купаться в ванне. На этот раз он просидел в воде больше часа. Солнце светило ярко, однако майский воздух был еще свеж. Я все время боялась, что ребенок простудится, но, по всей видимости, я была единственной, кого это волновало. После того как Тун Чжи несколько раз чихнул, я велела Ань Дэхаю принести палатку, чтобы защитить ребенка от ветра. Нюгуру была против. Она сказала что палатка загородит удачу ребенка.
    – Цель ритуала – подставить Тун Чжи под магические потоки, льющиеся из вселенной.
    Я не собиралась сдаваться.
    – Палатка останется, – твердо сказала я.
    На этот раз Нюгуру не стала возражать, но стоило мне удалиться в туалетную комнату, палатку убрали. Я понимала, что с моей стороны это сущее сумасшествие считать, что Нюгуру нарочно хочет простудить ребенка, тем не менее эта мысль меня не оставляла ни на минуту.
    Нюгуру сказала, что мы не вправе нарушать традицию:
    – Все императоры без исключения купали своих наследников тем же самым способом.
    – Но наши предки были совсем другими людьми! – воскликнула я. – Они полжизни проводили в седле и ходили круглый год едва ли не голышом! – Еще я напомнила Нюгуру, что отец Тун Чжи – человек слабого здоровья и что мальчик сам родился слабеньким.
    Нюгуру ничего не ответила, но отступать не собиралась. Тун Чжи снова начал чихать.
    Я больше не могла себя сдерживать: бросившись к ванне, я подхватила ребенка на руки и скрылась с ним во дворце.
    Между тем церемонии и праздники продолжались без перерыва. Приблизительно в середине месяца торжеств садовник обнаружил в моем саду закопанную ритуальную куклу. На ее груди стояли два иероглифа: «Тун Чжи».
    Император Сянь Фэн срочно вызвал к себе всех своих жен и наложниц: он хотел лично расследовать данное преступление. Я тоже оделась и отправилась во дворец госпожи Юн, по непонятным мне причинам, явиться было назначено именно туда. По пути я встретила Нюгуру, которая тоже не понимала, что происходит.
    Приблизившись ко дворцу, мы услышали громкие рыдания. Внутри мы нашли разгневанного императора, одетого в одну ночную сорочку, а рядом с ним двух евнухов с хлыстами в руках. Весь пол в зале был покрыт телами распростертых евнухов и слуг, и среди них в первом ряду госпожа Юн. Оказалось, что рыдала именно она.
    – Прекрати плакать, – обратился к ней император. – Ты же благородная дама, как же ты можешь так низко себя ставить?
    – Я не виновата, Ваше Величество! – рыдала Юн, не поднимая лица от пола. – Рождение Тун Чжи наполнило меня радостью, и я праздновала вместе со всеми. Если вы меня повесите за эту провинность, то я не закрою глаза!
    – В Запретном городе все узнали твой почерк! – Тут император повысил голос – Неужели ты считаешь, что все могут ошибаться?
    – Мой почерк ни для кого не секрет, – сквозь рыдания возражала Юн. – Моя каллиграфия всем известна. Ее подделать не составляет труда.
    – Однако служанка поймала тебя за тем, что ты делала куклу!
    – Какая еще служанка? Наверное, Ди? Так она нарочно наговорила на меня, потому что меня ненавидит!
    – А почему Ди тебя ненавидит?
    Госпожа Юн подняла голову и обвела всех взглядом .При этом ее взгляд остановился на Нюгуру.
    – Ди была прислана ко мне в качестве подарка от Ее Величества императрицы Нюгуру. Мне она сразу же не понравилась. Я ее несколько раз наказала за то, что она все время что то вынюхивает...
    –Ди всего тринадцать лет, – перебила ее Нюгуру. – Как стыдно перекладывать свое преступление на плечи невинного ребенка! – Словно ища поддержки, она повернулась ко мне. – Не правда ли, Ди очень мила?
    Я не знала, что отвечать на такой вопрос, и поэтому молча опустила глаза.
    Тогда Нюгуру обратилась к императору Сянь Фэну:
    – Ваше Величество, разрешите мне выполнить свой долг?
    – Хорошо, моя императрица
    При этих словах госпожа Юн громко вскрикнула
    – Хорошо, я признаюсь! Мне известно очень хорошо, кто все это подстроил! Это злая лисица в человеческом облике! Ее прислали на землю демоны, чтобы уничтожить династию Цин. И в Запретном городе таких лисиц множество! Они явились сюда целой стаей! Ты, – тут Юн указала пальцем на Нюгуру, – одна из них! А ты, – тут она указала на меня, – вторая! Ваше Величество, настало время наградить меня шелковой веревкой, чтобы я имела честь повеситься!
    После этих слов по залу прокатилась волна потрясенных вздохов. Шум стих только после того, как Юн снова заговорила
    – Я хочу умереть. Моя жизнь превратилась в сплошной ад. Я подарила вам принцессу, – тут она указала на императора Сянь Фэна, – а вы обращаетесь с ней, как с куском дерьма! Когда ей исполнится тринадцать лет, вы отправите ее вон из дворца Вы выдадите ее замуж за какого нибудь грубого варвара с дальней границы, чтобы установить там мир. Вы продадите свою собственную дочь!
    Тут Юн снова упала лицом на землю. Ямочки на ее щеках уже не добавляли ее лицу прелести. Они казались частью какой то странной гримасы.
    – Не думайте, что я глухая! Я слышала, как вы и ваши министры обсуждали такую вероятность. В то же время о своем несчастье мне не разрешалось упоминать даже вскользь! И только сегодня, хотите вы того или нет, я скажу вам все, что желаю сказать! Разумеется, я завидую тому, как обращаются при дворе с Тун Чжи! Разумеется, я оплакиваю судьбу моей маленькой дочери и спрашиваю Небеса, за что они не даровали мне сына.. Позвольте мне задать вам вопрос, Сянь Фэн: знаете ли вы, когда день рождения вашей дочери? Знаете ли вы, сколько ей лет? И сколько времени прошло с тех пор, как вы последний раз ее видели? Клянусь, что у вас нет ответа ни на один из этих вопросов. Ваше сердце съедено лисицами!
    Нюгуру вынула носовой платок и начала похлопывать им Юн по лицу.
    – Боюсь, что госпоже Юн во что бы то ни стало придется покинуть Его Величество, – сказала она.
    – Закончите все за меня, Нюгуру. – Император Сянь Фэн встал и как был, в ночной сорочке и босиком вышел из зала.

    Ночью госпожа Юн повесилась. Эту новость на следующее утро во время завтрака принес мне Ань Дэхай. У меня в животе что то оборвалось. До конца дня лицо Юн мерещилось мне за каждой дверью и в каждом окне. Я просила Ань Дэхая все время находиться при мне, даже возле колыбели Тун Чжи. Я думала о дочери госпожи Юн, принцессе Цзюнь. Хорошо бы взять ее к себе хоть на время, чтобы она росла вместе со своим единокровным братцем. По словам Ань Дэхая, девочке сообщили, что ее мать уехала в далекое путешествие. Всем слугам во дворце приказали держать смерть госпожи Юн в строжайшем секрете. Однако девочка узнала об этом самым жестоким образом от соперниц госпожи Юн, желавших зла маленькому ребенку.
    В полночь без всякого предупреждения ко мне нагрянула Нюгуру. Ее евнухи колотили в мои ворота с такой силой, словно собирались их разбить. Вид у главной императрицы был совершенно больной. Она бросилась ко мне без всяких церемоний и заговорила дрожащим голосом:
    – Она пришла за Мной!
    – Кто? – спросила я.
    – Госпожа Юн!
    – Проснись, Нюгуру! Это всего лишь ночной кошмар!
    – Она стояла возле моей постели в светло зеленом прозрачном платье! – рыдала Нюгуру. – И по груди у нее текла кровь из перерубленной шеи. У нее была шея, перерубленная топором! А голова болталась сзади на тонкой полоске кожи! Я не видела ее лица, но слышала ее голос Она сказала: «Кажется, все считают, что я повесилась? Так знайте же, что меня обезглавили!» Еще она сказала, что послана на землю судьей подземного мира, чтобы найти себе заместителя. Чтобы в следующей жизни она могла вернуться на землю, ей надо найти заместителя, который бы умер такой ясе смертью, как она.
    Я постаралась, как могла, успокоить Нюгуру, однако сама была встревожена не меньше ее. Вскоре Нюгуру вернулась в свой дворец и проштудировала все книги по привидениям, которые были у нее под рукой. Через несколько дней она снова пришла ко мне и сказала, что разузнала нечто, что и мне неплохо бы узнать.
    – Самое ужасное наказание для женщины на том свете – это погружение в «бассейн с нечистой кровью». – Нюгуру показала мне книгу с кошмарными иллюстрациями, на которых изображалась работа «отделения наказаний» подземного мира. На поверхности бассейна, заполненного очень темной красной жидкостью, плавали головы с длинными волосами. Они были похожи на клецки в свекольном супе. – Ты видишь? – спросила меня Нюгуру. – Именно об этом я и хочу с тобой поговорить. Нечистая кровь в бассейне происходит от нечистоты всех женщин. Кроме того, в бассейне плавают ядовитые змеи и скорпионы, которые питаются свежими мертвецами. Все они – перерождения тех, кто совершил в своей жизни неправильные поступки.
    – А если я в своей жизни не совершу серьезных неправильных поступков? – поинтересовалась я.
    – Орхидея, наказание подземного мира относится ко всем женщинам без исключения. Именно поэтому нам так необходима религия. Буддизм помогает нам раскаяться в тех преступлениях, которые мы совершаем просто потому, что родились женщинами и живем материальной жизнью. Нам необходимо отказаться от всех земных удовольствий и молить Небеса о милосердии. Мы должны изо всех сил стремиться к тому, чтобы накапливать в себе добродетель. Только тогда у нас появится шанс избежать бассейна с нечистой кровью.

    16

    В день первого дня рождения моего сына по традиции в императорском семействе устраивалась церемония «Поймай удачу на подносе». Перед ребенком ставился поднос с разными предметами, а он выбирал из них то, что ему больше всего приглянулось. Предполагалось, что его выбор даст родственникам ключ к пониманию будущего характера принца. На церемонию были приглашены самые важные персоны императорского двора.
    К этому событию евнухи, приставленные к Тун Чжи, готовились целую неделю. Стены, колонны, двери и окна в моем дворце были заново покрашены. Желтую черепицу крыши отмыли, и она сверкала на фоне ясного голубого неба, как гигантская золотая корона. Отмытые мраморные террасы притягивали взор своей замысловатой резьбой.
    Церемония открывалась во Дворце телесного благополучия, в его восточном крыле, где был установлен алтарь. Над алтарем висел развернутый свиток с подробным описанием ритуала. В центре зала стоял большой квадратный стол из красного дерева, а на нем поднос размером с детскую ванну. На этом подносе лежали разные символические предметы: императорская печать, томик сочинения Конфуция «Весны и осени», кисточка для письма из козлиной шерсти, золотой слиток, серебряный слиток, решето, декоративный меч, миниатюрная бутылочка для вина, золотой ключик, игральные кости, серебряная табакерка, музыкальные часы, кожаный хлыст, синяя керамическая чаша, разрисованная пейзажами, старинный веер со стихами знаменитого поэта времен Мин, нефритовая заколка для волос в форме бабочки, серьга в форме пагоды, розовый пион.
    Согласно правилам, нас с сыном разлучили с самого утра. Это делалось ради того, чтобы не возникало сомнений в свободном волеизъявлении ребенка. В течение нескольких недель накануне церемонии я занималась со своим сыном, пытаясь направить его выбор в «правильную» сторону. Я показывала ему карту Китая, красочные картинки с изображением пейзажей и, разумеется, тот объект, который в символической иерархии предметов был главным, – императорскую печать, его роль играла специально изготовленная Ань Дэхаем деревянная болванка. Я ставила эту фальшивую печать в разные места и пыталась привлечь к ней внимание ребенка. Но его гораздо больше интересовали заколки в моих волосах.
    Гости сидели в зале и терпеливо ждали, когда перед ними предстанет Тун Чжи. Под взглядом сотен направленных на меня глаз я встала перед алтарем на колени и зажгла ароматические палочки.
    Император Сянь Фэн и Нюгуру сидели в центре зала на своих тронах. Пока мы все молча молились, фимиам наполнял окружающее пространство. Гостям подавали чай и орешки. Но вот солнце ударило в потолочные балки, и два евнуха внесли в зал Тун Чжи. Он был одет в золотое платьице, расшитое драконами, и с любопытством осматривался кругом своими большими маньчжурскими глазами. Евнухи посадили его на стол, он ерзал, раскачивался и никак не хотел принять церемониальную позу. Все же каким то образом евнухи заставили его поклониться отцу, матери и портретам предков.
    Я чувствовала себя ужасно одинокой и слабой, мне хотелось, чтобы рядом со мной была мать или Ронг. В прошлом на этот ритуал никто не смотрел столь серьезно: люди просто приходили потетешкаться и посюсюкать с ребенком. Но сегодня необыкновенную силу при дворе приобрели астрологи: маньчжурские правители уже не чувствовали себя уверенно. Все решения принимались «по велению Небес».
    Что будет, если Тун Чжи вместо императорской печати возьмет в руки женскую заколку или цветок? Неужели тогда люди скажут, что мой сын непременно станет пустым прожигателем жизни? А что, если он возьмет часы? Вдруг его привлечет их тиканье?
    Нагрудник Тун Чжи промок от слюней. Евнухи перестали его удерживать, и он пополз в сторону подноса. Скованный неудобным парадным нарядом, он двигался очень неуклюже. Все смотрели на него, затаив дыхание. Я почувствовала на себе взгляд Нюгуру и постаралась придать себе уверенный вид. Накануне вечером я простудилась, и у меня болела голова. Чтобы себя хоть немного привести в порядок, я стаканами пила воду.
    Вот Тун Чжи дополз до подноса и остановился. Мне показалось, что это не он, а я на столе перед глазами множества зрителей. Внезапно выпитая вода заставила меня бежать в туалет. Я рванулась из зала, растолкав служанок, которые бросились вслед за мной.
    В туалетной комнате я сделала несколько глубоких вдохов. Боль с правой стороны головы перешла на левую. Я освежила руки и лицо холодной водой Когда я снова вернулась в зал, Тун Чжи жевал свой нагрудник.
    Собравшиеся продолжали терпеливо ждать. Их напряженное внимание действовало на меня изнуряюще. «До чего же нелепо это гадание на ребенка!» – думала я, в то же время прекрасно понимая, что, стоит мне высказать эту мысль вслух, как моего сына отберут у меня насовсем.
    Вот Тун Чжи чуть не упал со стола. Евнухи подхватили его на лету и опять посадили на середину. У меня в голове возникла картина: охотники выпустили на волю оленя только для того, чтобы расстрелять его из своих луков. Логика их действий такова: если олень недостаточно силен, чтобы убежать, он заслуживает смерти.
    Император Сянь Фэн пообещал, что если Тун Чжи «хорошо себя покажет», то я буду вознаграждена. Но как я могла в реальности повлиять на его выбор? Чем больше я читала развернутый над столом свиток, тем страшнее мне становилось.

    «...Если принц возьмет в руки императорскую печать, то он станет императором, одаренным всеми небесными доблестями. Если он возьмет кисточку для письма, золото, серебро или меч, то его правление будет отмечено рассудительностью и твердостью. Но если он возьмет цветок, серьгу или заколку, то из нею вырастет искатель наслаждений. Если он выберет винную бутылку, то станет пьяницей; если игральные кости – то игроком который проиграет династию...»

    Тун Чжи между тем внимательно «изучал» все предметы на подносе, но пока не прикасался ни к одному из них. В зале стояла такая тишина, что было слышно журчание ручьев за окном. Я обливалась потом, воротник на платье казался мне слишком тугим
    Тун Чжи засунул палец в рот. «Он хочет есть!» – пришло мне в голову. Шансы за то, что он выберет каменную печать, таяли с каждой минутой.
    Ребенок снова начал ползать. На этот раз он решил удрать со стола более решительно. Евнухи схватились за края стола, чтобы не дать ему ускользнуть.
    Император Сянь Фэн уронил голову на руки, словно она показалась ему слишком тяжелой. Он тер руками то один висок, то другой.
    Тун Чжи снова подполз к подносу. Взгляд его остановился на розовом пионе. Он улыбнулся, вытащил палец изо рта и потянулся рукой к цветку.
    Я закрыла глаза и услышала вздох императора Сянь Фэна . Что он сейчас чувствует? Разочарование? Тоску?
    Когда я снова открыла глаза, Тун Чжи передумал брать цветок.
    Может быть, он вспомнил, как я наказывала его, когда он дома тянулся к цветку? Мысленно ненавидя саму себя, я его тогда хорошенько отшлепала по попке.
    Вот мой сын приподнял свой крошечный подбородок и оглянулся кругом. Кого он ищет? Может быть, меня? Забыв обо всем на свете, я прошла сквозь толпу и встала напротив стола. Я улыбнулась и глазами нарисовала дугу от носа Тун Чжи к императорской печати. Маленький трюк сработал. Решительным движением ребенок схватился за печать.
    Толпа разразилась аплодисментами.
    – Поздравляем вас, Ваше Величество! – слышала я со всех сторон.
    Плача от счастья, Ань Дэхай выбежал во двор. В небо взмыли фейерверки и ракеты. Взрываясь, они выбрасывали в небо тысячи бумажных цветов
    Император Сянь Фэн вскочил со своего трона и провозгласил:
    – Согласно историческим хроникам, со дня основания династии Цин в 1644 году императорскую печать выбрали только два принца. И оба стали самыми могущественными китайскими императорами. Их имена Кан Си и Чен Лун! Кажется, мой сын Тун Чжи станет в их ряду третьим!
    На следующий день после церемонии я долго молилась перед храмовым алтарем. Несмотря на болезнь и упадок духа, я чувствовала, что должна отблагодарить богов, которые так мне помогли. Чтобы выразить мою признательность, я сделала им щедрые пожертвования. Ань Дэхай внес в храм живую рыбу на золотом блюде, обвязанную красной лентой. Ее надо было потом отпустить на свободу живой, поэтому я спешила и пролила на каменный пол красное вино.
    Ань Дэхай с такой почтительностью внес в мой паланкин рыбу, словно она была человеком. Я выпустила ее в озеро, и она на прощание вильнула мне хвостом
    Чтобы обезопасить будущее моего сына еще сильнее и собрать побольше благословений от всех богов, Ань Дэхай раздобыл где то десять клеток с красивыми птицами, которых я тоже выпустила на волю, проявив тем самым милосердие от имени Тун Чжи.
    Когда я вернулась во дворец, меня ожидали хорошие новости. Состоялась помолвка Ронг и принца Чунь. Мать чувствовала себя на седьмом небе от счастья.
    По мнению императора Сянь Фэна, его брат не отличался ни талантами, ни амбициями. Во время знакомства сам принц представил себя своей невесте как «горячего последователя конфуцианского учения», что значило его желание вести жизнь свободного мыслителя и при этом наслаждаться всеми благами своего высокого положения. Он свято верил, что «если в чашку налить слишком много воды, то она расплещется» и что «если на голову нацепить слишком много украшений, то все они будут выглядеть пошлой дешевкой».
    В то время никто из нас еще не понимал, что вся риторика принца служила только ширмой для прикрытия дурных черт характера. Очень скоро обнаружилось, что его «простота» и «добровольное духовное отшельничество» являются не чем иным, как обычной ленью.
    Я снова и снова предупреждала Ронг, чтобы она не питала иллюзий относительно императорского брака.
    – Посмотри на меня, – говорила я. – Здоровье Его Величества непоправимо подорвано, и в перспективе мне следует готовить себя к роли императорской вдовы.
    avatar

    Сообщение в Пн Окт 13, 2014 7:47 am автор Lara!

    И в своем беспокойстве об императорском здоровье я не была одинока. Нюгуру волновалась по этому поводу не меньше моего. Во время последнего ее визита ко мне мы впервые почувствовали друг к другу настоящие дружеские чувства. Нас сблизил страх в скором времени потерять Сянь Фэна. Кроме того, Нюгуру уже начала свыкаться с мыслью, что я ей почти ровня. Она постепенно избавлялась от чувства превосходства и в разговоре очень часто обращалась ко мне запросто, как к своей ближайшей родственнице, без соблюдения всех громоздких церемоний. Из истории мы обе хорошо помнили, какая участь ожидает императорских жен и наложниц в случае смерти их господина. И понимали, что рассчитывать можем только друг на друга.
    Кроме того, у меня были свои причины искать в лице Нюгуру союзницу. Я знала, что, в случае чего, судьба моего сына окажется в руках таких амбициозных государственных чиновников, как главный советник Су Шунь, который пользовался полным доверием императора. Вся страна знала, что Су Шунь боится только одного человека на свете – принца Гуна.
    Во время болезни Его Величества Су Шунь вершил государственные дела и проводил аудиенции от имени императора. Причем чем дальше, тем его действия становились все более независимыми. Его власть меня очень беспокоила, потому что я считала его коварным интриганом. Приходя к императору, он старался обсуждать с ним государственные дела как можно реже. Отговариваясь заботой о его здоровье, он изолировал Сянь Фэна от принятия решений и укреплял свою собственную власть. По мнению принца Чуня, Су Шунь годами выстраивал базис своей собственной власти путем назначения друзей и знакомых на важные государственные посты.
    Я убеждала Нюгуру, что мы должны устроить так, чтобы все важные государственные документы пересылались императору Сянь Фэну. Возможно, Его Величество и не сможет их досконально изучить из за болезни, но все равно он должен быть в курсе. В конце концов, мы сами не будем пребывать в неведении и сможем удостовериться, что Су Шунь не злоупотребляет своей властью.
    Нюгуру не пожелала себя утруждать.
    – Мудрая благородная дама проводит свою жизнь, наслаждаясь красотой природы, сберегая свои инь элементы и заботясь о своем долголетии.
    Инстинкт подсказывал мне, что если мы не будем интересоваться делами государства, то, вполне возможно, потеряем даже ту власть, которую имеем.
    Нюгуру соглашалась, что в этом есть резон, но мой план не могла принять окончательно. Не взирая на это, я в тот же вечер поговорила с Его Величеством, и на следующий день он подписал указ о том, чтобы все документы поступали сперва к нему, а потом уже к другим высокопоставленным чиновникам.
    Меня не удивило, что Су Шунь этот декрет проигнорировал. Он отдал распоряжение курьерам, которые разносили документы, «следовать однажды заведенному порядку». И снова сослался на слабое здоровье императора. Мои подозрения укрепились, а недоверие возросло.
    – От твоих попыток обуздать амбиции Су Шуня я просто старею! – раздраженно говорила Нюгуру и просила меня избавить ее от этих забот. – Делай, что хочешь. Поступай с Су Шунем, как считаешь нужным, только не преступай границ и уважай тот факт, что «солнце восходит на востоке и заходит на западе».
    Меня поразило, что Нюгуру так волнует это обстоятельство, но все таки я дала слово. И она немедленно успокоилась.
    – Почему бы тебе самой не посещать аудиенции, а потом не просвещать меня вкратце по основным вопросам? – предложила она. – Я терпеть не могу сидеть в одной комнате с людьми, от которых дурно пахнет.
    Сперва я решила, что она таким образом проверяет мою лояльность, но потом убедилась в искренности ее слов. Она относилась к той категории людей, которые могут потерять сон из за малейшего пятна на платье, но не из за важной статьи в международном договоре.
    Нюгуру сидела, освещенная солнцем, и силуэт ее узких плеч поражал своей изысканностью. Целыми днями она занималась только тем, что готовила себя к возможному посещению Его Величества. Создавалось впечатление, что на макияж она тратит полдня. Для чернения ресниц она использовала специальную пасту из душистых цветочных лепестков. От этого ее глаза приобретали выразительность и таинственность двух бездонных колодцев. Губам она каждый день придавала новые оттенки. Сегодня это был розовый со слабым оттенком алого, вчера розовый с оттенком персикового, позавчера розовый с оттенком пурпурного. Ей хотелось, чтобы ей постоянно говорили комплименты, и я поняла, что для укрепления наших отношений не следует такой условностью пренебрегать.
    – Мне очень неприятно видеть, как ты стареешь, Ехонала, – говорила она, рассматривая свои двухдюймовые ногти, покрытые золотым лаком и разрисованные изысканными пейзажами. – Последуй моему совету, и пусть твой повар каждый день готовит тебе отвар, о котором я уже упоминала. Возьми сушеных шелковичных червей и черных фиников. Вкус получится не слишком приятный, но ты к этому привыкнешь.
    – Нюгуру, давай лучше поговорим о Су Шуне и его кабинете, – отвечала я. – Меня очень волнуют те вещи, о которых я не знаю.
    – О, ты никогда не будешь знать всех вещей до конца. – Она выставила на мое обозрение свои ногти кинжалы. – Я пришлю к тебе во дворец свою маникюршу, раз ты сама об этом не заботишься.
    – Мне не нужны длинные ногти, – возразила я. – Они ломаются.
    – Но разве не я стою во главе императорского дома? – гневно нахмурилась Нюгуру.
    Я прикусила язык и напомнила себе о том, как важно не нарушать между нами согласия.
    – Длинные ногти – это символ благородства, госпожа Ехонала, – продолжала наставлять меня Нюгуру.
    Я кивнула в знак согласия, хотя мыслями в это время пребывала совсем в другом месте. Нюгуру удовлетворенно улыбнулась.
    – Китайские женщины бинтуют свои ноги. Они не созданы для труда, но созданы для того, чтобы их носили в паланкинах. Чем длиннее наши ногти, тем больше мы отличаемся от простолюдинов. Прошу тебя, прекрати хвастаться тем, что ты сама работаешь в саду. Ты унижаешь не только себя, но и всю императорскую семью.
    Я продолжала кивать, притворяясь, что ее совет для меня очень ценен.
    – И ешь поменьше мандаринов. – Она наклонилась ко мне так близко, что я чувствовала жасминовый запах ее дыхания. – Излишек горячих элементов может вызвать прыщи. Я велю евнуху принести тебе черепахового супа, который погасит огонь в твоих внутренностях. Прошу тебя, сделай мне одолжение и соглашайся.
    Я понимала, что после того, как император Сянь Фэн перестал делить со мной постель, она считала свою цель достигнутой. Кроме того, у нее были и другие причины чувствовать себя со мной в безопасности: всем было ясно, что император угасает и у него вряд ли возникнет желание снова войти в мою спальню.
    – Я оставляю тебя с твоими головными болями, – сказала Нюгуру, улыбаясь и поднимаясь с места.
    Чтобы еще больше ее успокоить, я сказала, что не имею опыта в ведении государственных дел, а кроме того, у меня нет связей.
    – Вот как раз с этим я, кажется, смогу тебе помочь, – ответила Нюгуру. – Приближается мой день рождения, и в честь этого события будет устроен банкет. Ты можешь пригласить на него любого, кого считаешь полезным. Не беспокойся. Все спят и видят, как бы найти к нам подход.
    – А кому еще мы можем доверять, кроме принца Гуна? – спросила я.
    Она минуту подумала, а потом ответила:
    – Как насчет Жун Лу?
    – Жун Лу?
    – Начальник императорской стражи. Он находится в подчинении у Су Шуня. Очень способный человек. На праздник рисовых пирожков я ездила домой, и его имя было у всех на устах.
    – Ты с ним встречалась?
    – Нет.
    – Ты пошлешь ему приглашение?
    – Послала бы, если бы могла. Все дело в том, что его ранг слишком низок, чтобы на императорском банкете ему нашлось место.
    Приемный зал во Дворце оберегаемой энергии и весь двор перед дворцом наполнял запах лаврового масла. Одетая, как цветущее дерево, Нюгуру принимала гостей. Ее неприятно поразило, что в последнюю минуту Су Шунь прислал извинения и отказался присутствовать на банкете. В качестве объяснения он говорил, что «императорские женщины предназначены только для императорских глаз». Нюгуру едва не вспылила.
    Шея Нюгуру едва выдерживала тяжесть многочисленных украшений из золота и драгоценных камней. Она только что во второй раз за день сменила платье, и теперь появилась перед гостями в светло желтом тончайшем шелке, украшенном императорскими символами.
    Все глаза, не отрываясь, смотрели на Нюгуру, кроме глаз императора Сянь Фэна Он заставил себя прийти на праздник, несмотря на болезнь. Его наряд был под стать Нюгуру, только символы на его платье были другими: вместо фениксов – драконы, вместо рек – горы.
    – Поздравляем Ее Величество императрицу Нюгуру с ее двадцать вторым днем рождения! – пропел главный евнух Сым.
    Толпа ему вторила, все желали Нюгуру долголетия. Я потягивала рисовое вино и думала о словах Нюгуру, которая рассказывала мне о своем методе достижения внутренней гармонии: «Ложись в постель, которую для тебя постелили. Гуляй в туфлях, которые для тебя сшили».
    Такие рассуждения не имели для меня смысла. Моя жизнь больше напоминала вышивку, в которой каждый стежок был сделан моими собственными руками.
    За столом между тем подавались бесчисленные блюда. Когда гости устали от еды, они перешли в другое крыло дворца, где происходило вручение подарков. Нюгуру сидела на троне, как Будда перед толпами своих почитателей.
    Первым представил свой подарок император Сянь Фэн. Это была огромная коробка, завернутая в красный шелк и перевязанная желтыми лентами. Она лежала на столе из слоновой кости, и в зал ее вместе со столом внесли шесть евнухов.
    Глаза у Нюгуру заблестели, как у любопытного ребенка. Когда были сняты многочисленные обертки, под ними обнаружился огромный персик, вырезанный из дерева
    – Персик? – разочарованно протянула Нюгуру. – Это что, шутка?
    – Открой его, – подсказал Его Величество.
    Нюгуру спустилась с трона и обошла персик вокруг.
    – Вытащи косточку, – продолжал руководить ее действиями император.
    В комнате установилась напряженная тишина. После того как Нюгуру несколько раз потрогала персик, потрясла его и постучала по нему костяшками пальцев, он упал на пол и раскололся надвое. В сердцевине его лежала пара чудесных туфелек, которые вызвали у всех присутствующих возгласы восхищения.
    Возможно, у Нюгуру было тяжелое детство. Возможно, она много страдала в качестве отвергнутой жены своего царственного мужа. Но тут она получила вознаграждение за все свои страдания. Это были маньчжурские туфельки на высоких каблуках, самого изысканного вкуса, покрытые драгоценными камнями, словно каплями росы на цветущих лепестках пиона От счастья Нюгуру начала рыдать. За те месяцы, которые мы проводили в спальне с императором Сянь Фэном, потеряв счет дням, она превратилась в живое ночное привидение. Каждую ночь, чтобы заснуть, она подолгу бродила по дорожкам сада и распевала буддийские молитвы. И вот теперь, когда я тоже вышла из милости императора и превратилась в еще одну ординарную отвергнутую наложницу, ее ревность успокоилась. (Она снова уселась на трон и продолжала принимать поздравления.)
    Я подошла к Нюгуру, чтобы сделать ей комплимент и пожелать счастья, и спросила, впору ли ей туфли. Ее ответ меня удивил:
    – Знаешь ли ты, что Его Величество щедро одаривает своих китайских женщин дворцами, золотом и слугами.
    В ужасе я взглянула на Его Величество, боясь, что он может нас услышать. Но он в это время успел задремать.
    Нюгуру запаковала туфли обратно в персик и приказала евнуху его унести.
    – Несмотря на состояние своего здоровья, Его Величество не желает оставлять своих женщин с забинтованными ногами, и это меня очень печалит, – грустно сказала она
    – Я с вами согласна, что Его Величество должен больше внимания уделять своему здоровью, – вторила ей я. – Но, Нюгуру, в собственный день рождения забудьте об этом хоть на минуту!
    – Как? – По щекам у нее потекли слезы. – Он заселил этими потаскушками весь Летний дворец. Вокруг своего маленького «Сучжоу» он построил наполненный водой канал, который обошелся казне в целое состояние. По берегам канала он возвел множество павильонов и уставил их мебелью и красивой утварью. В чайных домиках он устраивает оперные спектакли, куда приглашает самых знаменитых пекинских артистов. Он не забыл даже возвести домики для ремесленников и предсказателей судьбы! Все, как в настоящем городе, кроме того, что в нем нет жителей! Подумай только, этим потаскушкам он даже дает имена! Одну называет Весной, другую Летом, потом появились Осень и Зима. «Красавицы на все сезоны», – говорит он. Леди Ехонала, Его Величество устал от нас, маньчжурских женщин. Однажды его сила истощится окончательно, и он умрет в разгаре неистовых наслаждений, а для нас это горе тоже окажется слишком тяжелым, и мы не сможем его пережить.
    Я вынула платок и передала его Нюгуру, чтобы она утерла слезы.
    – Нам не следует воспринимать это персонально, – утешала я ее. – У меня такое чувство, что Его Величество устал не от нас, а от своей ответственности перед страной. Вполне возможно, что наше присутствие слишком напоминает ему об этой ответственности. В конце концов, ведь это именно мы так часто говорим ему о том, что он разочаровал своих предков.
    – Но у тебя есть хоть малейшая надежда на то, что Его Величество когда нибудь одумается?
    – Хорошие новости с границы наверняка поднимут настроение Его Величества и прояснят его мысли, – заверила ее я. – В сегодняшних утренних сводках я прочитала, что генерал Цзэнь Гофань открыл кампанию против тайпинов, пытаясь загнать их обратно в Нанкин. Давай надеяться, что он добьется успеха. Уже сегодня его войска должны подойти к Учану.
    Она меня остановила.
    – Ах, Ехонала. Избавь меня, пожалуйста от этой пытки! Я не желаю ничего знать!
    Я села на стул рядом с ней и взяла из рук Ань Дэхая чашку с чаем.
    – Хорошо. – Нюгуру немного успокоилась и взяла себя в руки – Я понимаю, что я императрица, и должна все знать. Расскажи мне все, что считаешь нужным, но умоляю тебя – как нибудь попроще!
    Я терпеливо начала объяснять Нюгуру суть дела. Разумеется, кое что она уже слышала и сама: о том, что тайпины – это мятежники из числа крестьян, что они приняли христианство, а их лидер – Хон Сючань – провозгласил себя младшим сыном Бога и братом Иисуса Христа. Однако Нюгуру ничего не знала о том, каких успехов им удалось достичь на поле брани. Сянь Фэн никогда не стремился обрисовать нам ситуацию во всех подробностях, а между тем тайпины заняли весь юг страны, самый плодородный регион, и уже продвигаются на север.
    – И чего же хотят эти самые тайпины? – спросила Нюгуру, беспомощно моргая ресницами.
    – Свергнуть нашу династию.
    – Но это немыслимо!
    – Столь же немыслимо, как и те договоры, которые нам навязывают иностранцы.
    Выражение лица Нюгуру напоминало ребенка, который обнаружил в коробке с конфетами мышь.
    – Свободная торговля плюс христианство – вот так иностранцы собираются нас «цивилизовать».
    – Какое оскорбление! – воскликнула Нюгуру.
    – Не могу с тобой не согласиться. Иностранцы говорят, что пришли сюда для того, чтобы спасти наши души.
    – Но разве можно кого то спасать такими методами? Их поведение говорит само за себя!
    – Истинная правда. Англичане продали китайцам только за прошлый год товаров на девять миллионов фунтов стерлингов, причем из них шесть миллионов – это опиум.
    – Только не говори мне, госпожа Ехонала, что наше правительство бездействует!
    – Как говорит принц Гун, Китай поставлен на колени, и ему ничего не остается делать, кроме того, что ему говорят.
    Нюгуру заткнула уши.
    – Прекрати! Со всем этим я точно ничего не могу поделать! – Она порывисто схватила мою руку. – Пусть этими делами занимаются мужчины, прошу тебя!

    Жун Лу, начальник дворцовой стражи, был вызван во дворец Нюгуру. Она считала, что если есть кому охранять ворота Запретного города, то ее безопасности ничего не угрожает. Я не могла с ней спорить по этому поводу. За несколько дней до того Нюгуру провела свадебную церемонию принца Чуня и моей сестры Ронг. Это было очень длинное мероприятие, которое вышибло меня из колеи. А Нюгуру, напротив, чувствовала себя в своей тарелке и была полна энергии. За время свадьбы она ухитрилась тринадцать раз сменить туалет, занимаясь этим чаще, чем невеста.
    Вслед за Нюгуру я прошла в спокойный кабинет в западном крыле дворца, где Жун Лу нас уже ждал. И вот я увидела перед собой крепкого молодого мужчину, который при нашем появлении поднялся с кресла и бросился на колени.
    – Жун Лу прибыл по зову Вашего Величества и ждет ваших приказаний, – сказал он, ударяясь головой об пол. Голос его был твердый, манеры простые и решительные.
    – Поднимитесь, – пропела Нюгуру и жестом приказала евнухам внести чай.
    По внешнему виду Жун Лу можно было дать лет двадцать восемь двадцать девять, у него были умные, проницательные глаза и обветренная кожа. Брови его были похожи на два меча, а в форме носа было что то бычье. У него были крупные квадратные челюсти и решительный, резко очерченный рот. Когда он встал, то шириной своих плеч он мне напомнил древнего воина с барельефов.
    Нюгуру начала болтать о всякой ерунде. Сперва она довольно долго распространялась о погоде, в то время как он спрашивал ее о здоровье Его Величества. Когда Нюгуру спросила его наконец о тайпинах, он отвечал терпеливо и четко.
    Он произвел на меня сильное впечатление. Его манеры, как мне показалось, одновременно отличались сдержанностью и открытостью. Я с интересом рассматривала его одежду. Он был одет в военную форму командующего кавалерией, которая состояла из юбки и покрывающей ее парадной безрукавки. Последняя вся была усыпана медными заклепками, пуговицами и декоративными петлицами и посажена на подкладку. Ранг его обозначался особым узором на ткани.
    – Не могла бы я взглянуть на ваш арбалет? – вдруг спросила я.
    Жун Лу отвязал его от пояса и передал Нюгуру, которая в свою очередь передала его мне.
    Я рассматривала его колчан, сделанный из шелка, кожи и шерстяной ткани и украшенный серебром и сапфирами. Каждая стрела имела оперенье из перьев ястреба
    – А ваш меч? – спросила я.
    Он тем же способом передал мне меч.
    Меч оказался тяжелым. Я провела пальцами по лезвию и почувствовала, как его владелец на меня смотрит. От этого взгляда у меня порозовели щеки. Мне было стыдно за свой странный интерес к этому мужчине, но назвать природу этого интереса я бы в данный момент не смогла
    Ань Дэхай рассказывал мне, что Жун Лу взошел на китайскую политическую сцену благодаря своим личным достоинствам.
    Я едва сдерживалась, чтобы тут же не начать задавать ему вопросы. С одной стороны, мне хотелось произвести на него впечатление, но с другой – необходимо было соблюдать в словах крайнюю осторожность. Я размышляла о том, знает ли Жун Лу, как редко мне или Нюгуру выпадает возможность вот так запросто встречаться с мужчинами. И до чего же важно для нас общение с человеком, который живет настоящей, полнокровной жизнью за пределами Запретного города.
    – Наши дворцы столь уединенны, что очень часто нам кажется, будто для страны мы существуем только в виде имен, – услышала я свой собственный голос, который произнес эти слова как будто непроизвольно. Я посмотрела на Нюгуру, которая улыбнулась и поощрительно покивала головой. Успокоенная, я продолжала дальше: – Ход нашей жизни, разработанный до мельчайших подробностей, призван убедить нас самих, что мы являемся носителями власти, что мы – те самые, кем себя считаем, и нам нет нужды чего либо бояться. Однако правда в том, что мы боимся. И больше всего мы боимся, что император Сянь Фэн может умереть от печали. Потому что он человек, которого страх не покидает ни на минуту.
    Словно потрясенная моими откровениями, Нюгуру схватила меня за руку и вонзила ногти в мою ладонь. Но я уже не могла остановиться.
    – Дня не проходит, чтобы я не боялась за своего сына! – Сказав это, я вдруг остановилась, сама обескураженная своими словами. Я опустила глаза и увидела, что на коленях у меня все еще лежит меч. – Надеюсь, что наступит день, когда мой сын возьмет в руки такой же великолепный меч и влюбится в него без оглядки!
    – Да! – выдохнула Нюгуру, довольная тем, что я прекратила рассуждать на отвлеченные темы. Чтобы поддержать разговор, она похвалила меч за тонкость и надежность работы.
    Между тем, разглядывая меч, я вдруг увидела, что на его рукоятке выбиты символы, которые обычно предназначаются исключительно для императора. Удивленная, я спросила:
    – Разве это подарок императора?
    – Да, это подарок императора Сянь Фэна моему начальнику господину Су Шуню, – ответил Жун Лу. – А тот в свою очередь подарил его мне, – разумеется, с разрешения Его Величества.
    – По какому случаю? – едва ли не хором спросили мы с Нюгуру.
    – Однажды мне посчастливилось в сражении с бандитами спасти жизнь господину Су Шуню, – сказал Жун Лу. – Это произошло в горах Хубея. Кроме меча, я получил в награду еще и этот кинжал. – Тут он опустился на левое колено и вытащил из за голенища кинжал. Я взяла его в руки и начала рассматривать. Рукоять его была сделала из нефрита и инкрустирована драгоценными камнями. Но стоило мне дотронуться до клинка, как по всему моему телу пробежала непонятная мне самой дрожь.
    Ровно в полдень Нюгуру сказала, что ей надо удалиться в молитвенную комнату, чтобы пропеть мантры и прочитать по четкам молитвы Будде. Тема нашей с Жун Лу беседы казалась ей неинтересной. Некоторое время назад я сама просила Нюгуру немного просветить меня в области буддизма, но она ответила, что все здесь крутится вокруг понятий «бытия в небытии» и «возможностей, которые мы упускаем». Когда я начала настаивать на большей определенности, она отговорилась тем, что это невозможно.
    – Я не могу описать свои отношения с Буддой земным языком, – строго сказала она, а потом с сожалением добавила: – Все мы были предопределены к тому, чтобы здесь родиться.
    После ухода Нюгуру я продолжила беседу с Жун Лу. Мне казалось, что мы стоим в начале какого то необыкновенного, пленительного путешествия, которое, несмотря на чувство вины, с каждой минутой становилось для меня все более интересным. Он был родом с севера, по происхождению маньчжуром. Будучи внуком генерала, он в возрасте четырнадцати лет присоединился к клану Белого Знамени и прошел все ступени военной лестницы, одновременно не оставляя без внимания гражданских дисциплин.
    Я спросила его об отношениях с Су Шунем.
    – Главный советник выступал обвинителем в суде, на котором я был истцом, – ответил Жун Лу. – Это случилось в восьмой год правления Его Величества, и как раз тогда я сдавал государственные экзамены.
    – Я читала об этих экзаменах, – вставила я. – Но никогда не видала тех, кто в них участвовал лично.
    Жун Лу улыбнулся и облизал губы.
    – Извините, я не хотела вас перебивать.
    – Ничего, – застенчиво ответил он.
    – Итак, вы получили свою должность в результате государственных экзаменов?
    – Нет, – ответил он. – Тогда произошло нечто очень странное. Победителя экзаменов начали подозревать в подлоге. Он действительно был сыном богатых родителей и страшным бездельником. Многие тогда обвиняли высшие классы в коррупции. При поддержке других своих сверстников студентов я обратился в суд и потребовал устроить для всех нас переэкзаменовку. Мое требование отвергли, но я не сдавался. Я решил расследовать это дело до конца, причем самостоятельно. Через месяц, с помощью одного знакомого чиновника высокого ранга, я представил императору Сянь Фэну детальный доклад, а тот передал его на рассмотрение Су Шуню.
    – Да да, – поддакнула я, вспоминая, что уже слышала об этом случае.
    – Су Шуню не потребовалось много времени, чтобы раскопать всю правду, – продолжал Жун Лу. – Тем не менее случай оказался не из легких.
    – Почему?
    – Потому что он затрагивал одного из ближайших родственников Его Величества.
    – Но Су Шунь убедил Его Величество принять необходимые меры?
    – Да, в результате победитель государственных экзаменов был обезглавлен.
    – Власть Су Шуня напрямую связана с его слишком длинным языком, – перебила нас Нюгуру, которая незаметно вернулась в зал в разгар нашей беседы, все еще с четками в руках. Взгляд ее все еще казался отсутствующим. – Су Шунь может даже мертвого заговорить до того, что тот встанет и запоет.
    Жун Лу откашлялся, стараясь ни чем не выдать, согласен он со словами Нюгуру или нет.
    – Что же сказал Су Шунь императору Сянь Фэну? – спросила я.
    – Он привел Его Величеству пример бунтовщиков, которые в четырнадцатый год правления императора Чжу Чи в 1657 году едва не свалили империю, – ответил Жун Лу. – Зачинщиками бунта оказалась группа студентов, с которыми во время государственных экзаменов обошлись несправедливо.
    Я взяла свою чашку и сделала из нее глоток.
    – Как же так получилось, что вы стали работать с Су Шунем?
    – Меня бросили в тюрьму как зачинщика беспорядков.
    – А Су Шунь вас спас?
    – Да, именно он отдал приказ о моем освобождении.
    – То есть он вас спас, а потом продвинул по службе?
    – Да, после лейтенанта я сразу стал командующим стражей.
    – Как давно это случилось?
    – Пять лет тому назад, Ваше Величество.
    – Потрясающе.
    – Я несказанно благодарен главному советнику и навеки сохраню ему верность.
    – Разумеется, – сказала я. – Но в то же время вы должны держать в уме, что своей властью Су Шунь обязан императору Сянь Фэну.
    – Да, Ваше Величество.
    Я с минуту подумала, а потом решила слепо приоткрыть те факты, которые недавно обнаружил Ань Дэхай. Они заключались в том, что глава императорской экзаменационной службы был врагом Су Шуня.
    Жун Лу удивился или сделал вид, что удивился. Я ожидала от него хоть какой нибудь реакции, вопросов, опровержений, восклицаний, но ничего такого не последовало.
    – Су Шунь очень умно расправился с человеком, на которого держал зуб, – продолжала я. – Причем сделал это руками императора Сянь Фэна и во имя того, что восстанавливает справедливость по отношению к вам.
    Жун Лу снова промолчал. Видя, что я жду от него ответа, он наконец произнес:
    – Простите, Ваше Величество, но у меня нет слов.
    – Вам и не надо ничего говорить. – Я поставила свою чашку на место. – Я просто хотела узнать, знаете ли вы об этом или нет.
    – Да... в некотором смысле... немного... – Он опустил глаза.
    – Что можно сказать в таком случае о Су Шуне как о человеке?
    Боясь выдать себя хоть одним неправильным словом или жестом, Жун Лу решил удостовериться сперва в моей искренности и понять истинные причины моего поведения. Он поднял глаза и внимательно посмотрел мне в лицо. Встретив его взгляд, я поняла, что передо мной сидит истинный представитель знамени.
    Я повернулась к Нюгуру. Она все еще сидела с четками в руках, но больше их не перебирала. Я не могла сказать в точности, витает ли она в облаках вместе с духом Будды или попросту дремлет.
    Я вздохнула. Император слишком слаб, Су Шунь слишком коварен, а принц Гун находится слишком далеко, в то время как нам нужно иметь надежного человека по возможности совсем рядом с нами.
    – Время покажет, кто такой Су Шунь, – примирительно сказала я. – Нас заботит теперь только ваша преданность. Кому она принадлежит в первую очередь: Су Шуню или Его Вел